Выпадающие киловатты

Провал референдума о продлении срока работы Игналинской АЭС еще больше запутал и без того непростую ситуацию с электроэнергетикой в Литве

В Литве 12 октября одновременно с выборами в Сейм прошел референдум о продлении срока работы Игналинской АЭС (ИАЭС), инициированный правительством. Одним из условий приема Литвы в ЕС являлось закрытие ИАЭС в конце 2009 года. Страна согласилась с требованиями Комиссии по расширению ЕС, но позже стало ясно: замещающих ИАЭС мощностей явно недостаточно.

В 2010 году Литва может столкнуться со значительным дефицитом электроэнергии, что приведет к ее резкому удорожанию. Кроме того, зависимость Литвы от поставок энергоносителей из России еще больше возрастет. В этом году решением Сейма создана специальная комиссия, которой надлежало вступить в переговоры с ЕС и добиться продления сроков работы станции. Референдум призван усилить позиции Литвы на переговорах, шансы на успех которых оценивались невысоко. За продление работы ИАЭС проголосовали 90% избирателей, однако из-за низкой явки (менее 50%) референдум признан несостоявшимся. Ситуация стала еще более непредсказуемой.

Особое мнение

Сегодня 70% электроэнергии в Литве вырабатывается на ИАЭС, кроме того, электричество экспортируется в Латвию и Россию. Весь энергетический рынок Балтии во многом зависит от работы станции (см. «Проблема 2010», «Эксперт С-З» №26 (328) от 9 июля 2007 года). Идея строительства новой АЭС родилась параллельно с выводом из эксплуатации первого блока закрывающейся станции в 2004 году. Сегодня, как говорили марксисты, идея овладела массами. Хотя существует и другое мнение, которого придерживается директор Института энергетики Литвы академик Юргис Вилемас. Ученый ссылается на опыт США и Канады, где за два последних десятилетия не построили ни одной АЭС, вместо этого вводятся в строй газово-паровые станции комбинированного цикла. За 2001-2005 годы введены мощности, в 60 раз превосходящие игналинские. Причем себестоимость производства энергии на них вдвое ниже, чем на АЭС, утверждает Вилемас. Ссылаясь на расчеты института, академик доказывает, что после закрытия ИАЭС цена электроэнергии должна увеличиться не в разы, а на несколько центов, причем в эти расчеты заложена стоимость постройки новых энергосетей.

По мнению Вилемаса, представление о дешевизне атомной энергии ошибочно. Стоимость одного реактора составляет около 3 млрд евро, к строительным издержкам следует добавить затраты на утилизацию ядерных отходов, отчисления в фонд будущего закрытия, а также затраты на резервные мощности. Академик считает, что европейский электроэнергетический рынок становится очень конкурентным: дешевую энергию могут предложить Украина и Россия, кроме того, большое строительство электростанций разворачивается и в Германии. Вилемас скептически оценивает коммерческие возможности новой АЭС из-за планов строительства АЭС в Белоруссии и Калининградской области. «Нашу мечту остаться ядерной страной следует отложить до тех времен, когда цена органического топлива возрастет вдвое, уменьшатся антиядерные настроения на Западе и появятся новые безопасные и недорогие технологии использования ядерной энергии», – резюмирует Вилемас. Мнение академика разделяет известный политик Альгирдас Бразаускас, но атомный проект стал своего рода политическим мэйнстримом в Литве.

Лукавые цифры

Интерес к литовскому проекту проявили соседи по Балтийскому морю – Латвия и Эстония, позже к ним присоединилась Польша. Мотивы стран Балтии понятны: относительно дешевая электроэнергия нужна и Латвии, и Эстонии, а строить АЭС лучше на чужой территории. С Польшей дело обстоит сложнее. Поляки давно обсуждают возможность строительства собственной АЭС в восточных воеводствах, где наблюдается острый дефицит электроэнергии. Но строительство займет 10-15 лет, поэтому Польша не только заявила о желании вступить в атомный альянс, но и решила разморозить проект энергомоста, соединяющего литовские и польские электросети. Этот проект находился под сукном последние 15 лет. Раньше Польша опасалась, что благодаря энергомосту Литва сможет поставлять электроэнергию от ИЭАС в Германию и другие западные страны. С участием Польши в проекте создания новой АЭС соединение сетей становится необходимым.

Реализация проекта, однако, затянулась, хотя заявления политиков о достигнутых договоренностях сделаны еще три года назад. Стороны пока не подписали никаких соглашений, объясняя это тем, что сначала необходимо было провести экологическую оценку проекта. Оценка влияния АЭС на окружающую среду показала, что предельно допустимая мощность станции составляет 3,4 МВт. Для строительства АЭС создана специальная литовская компания – Leo LT, позже ее акционерный капитал должен пополниться взносами от Эстонии, Латвии и Польши. Согласно политическим договоренностям, Литва получит 34% акций в будущей станции, а три остальные страны – по 22%. Однако в середине сентября Leo LT одобрило проект АЭС, в котором предусматривается строительство двух блоков мощностью по 1,1 тыс. МВт. Но теперь выясняется, что строящихся мощностей на всех может не хватить.

«Чтобы участвовали поляки, им нужно дать 1 тыс. МВт. Это элементарное условие, чтобы они согласились строить соединительную линию между Литвой и Польшей. Столько же примерно намеревается забрать и Литва. Так что же остается Латвии и Эстонии? Это вопрос, на который эстонское правительство пока не получило ответа. Тот же самый вопрос задают и желающие участвовать в проекте эстонские энергетические компании», – заявил литовскому агентству Alfa вице-канцлер эстонского Министерства экономики и транспорта Эйнар Кисель. Его недоумение понятно: чтобы разрешить противоречия, требуется построить как минимум три энергоблока, но пока об этом руководители Leo LT ничего не говорят. В том же интервью Кисель признался, что в Эстонии рассматриваются альтернативные варианты – либо участие в строительстве АЭС в Финляндии, либо строительство собственной АЭС мощностью в 600 МВт. Решение, как обещает правительство Эстонии, будет принято в конце этого года. Кроме того, Leo LT заявляет о корректировках сроков сдачи АЭС – если раньше первый блок предполагалось построить в 2015-м, то теперь называют 2016-2018 годы. Второй блок, согласно новым планам, будет построен не раньше 2020 года. Однако генеральный директор эстонской Eesti Energija Сандор Лииве считает реальным сроком сдачи АЭС 2022 год.

Требуется перекур

Столь далекие сроки ввода АЭС в эксплуатацию реанимировали дискуссии о продлении работы второго блока ИАЭС. В Литве считали, что решение Брюсселя носит чисто политический характер, а разговоры об опасности ИАЭС – всего лишь декларация. В качестве главного аргумента приводилось заключение Государственной комиссии по безопасности атомной энергетики, выдавшей в 2004 году бессрочную лицензию на эксплуатацию ИАЭС. Тем самым подведен итог многолетних работ по повышению надежности системы управления станции, включая ее работу в аварийных ситуациях. Достаточно отметить, что стоимость модернизации составила около 0,5 млрд евро, а самих доработок было более трехсот. Кроме того, по мнению литовских политиков, Брюссель должен был прислушаться к тезису о значительном росте цен на электричество для потребителей из-за закрытия ИАЭС. Страна снизит свою конкурентоспособность, а из-за необходимости перехода на газ и мазут значительно увеличится выброс в атмосферу парниковых газов.

Поначалу в Вильнюсе были уверены, что аргументы в пользу продления срока эксплуатации ИАЭС настолько сильны, что встретят полное понимание в Брюсселе. Но оказалось, что Еврокомиссия не желает пересматривать договоренности, а ее глава Жозе Баррозу на личной встрече с премьером Гедиминасом Киркиласом в сентябре потребовал прекратить бесполезные дискуссии. Баррозу пригрозил применить к Литве финансовые санкции, если ее обязательства будут нарушены. В конце октября Александрас Абишала, которому поручено от имени правительства вести переговоры в Брюсселе, признался, что его миссия оказалась безрезультатной. Неуступчивость Брюсселя разбила литовскую политическую элиту на два лагеря. Одни, например президент страны Валдас Адамкус и консерваторы, дрогнули и идут на попятную. Они призывают сменить тон и говорить не о продлении работы ИАЭС, а о помощи со стороны ЕС в доступе к западному энергетическому рынку. Именно так намерен ставить вопрос президент Литвы на предстоящем саммите ЕС в декабре.

Оппоненты консерваторов призывают действовать решительно, не боясь открытого конфликта с Брюсселем. Популярный политик Юлиюс Весялка неоднократно призывал Сейм добровольно отказаться от «донорской помощи ЕС», вернув уже выделенные деньги, и продлить работу станции до завершения ее паспортного срока. Сторонники этого решения считают, что продление работы второго блока на 10 лет позволит заработать 4,3 млрд евро, которых хватило бы и на закрытие ИАЭС, и на инвестиции в строительство новой станции. Эти настроения разделяют две партии, попавшие в пятерку лидеров на минувших парламентских выборах, – «Порядок и справедливость» и Партия труда.

Социал-демократы, которых представляет Гедиминас Киркилас, идти на столь решительные меры не готовы. Тем не менее министр хозяйства страны Витас Навицкас на встрече министров энергетики и транспорта в Люксембурге заявил, что Литва будет вынуждена продлить жизнь станции, если ЕС не предложит план выхода из сложившейся ситуации. Гедиминас, однако, уже ничего не решает: в ноябре появится новая политическая коалиция и новый кабинет министров. Решение о продлении работы ИАЭС теперь в руках правительства Андрюса Кубилюса, но пестрый состав правоцентристской коалиции по-прежнему не позволяет определить, закончит ли ИАЭС свое существование 31 декабря 2009 года.

Вильнюс