Заложник зоны

Новгородская компания «Олевс» не может модернизировать производство из-за смены региональной концепции развития

Малый бизнес Новгородской области – это около 3 тыс. малых предприятий и 18 тыс. индивидуальных предпринимателей, обеспечивающих занятость четверти экономически активного населения – порядка 81,5 тыс. человек. Взаимоотношения бизнеса и власти были разными – от активной помощи до бездействия, когда долгих 12 лет программа поддержки малого бизнеса просто декларировалась, не подкрепляясь финансами. Малое предприятие «Олевс» просило у власти только одного – дать ему возможность развиваться. На это ушло более 10 лет изматывающей борьбы, которой не суждено было увенчаться победой.

Раритет с прицепом долгов

Свой бизнес компания «Олевс», ядром которой была семья инженеров Евсеевых, начинала в 1992 году с самого простого – изготовления павильонов и ларьков для предпринимателей, ворот, кессонов, дверей. Потом освоили торговое, вентиляционное оборудование. Упорство начинающих предпринимателей дало результаты – бизнес развивался, ему стало тесно в арендованных стенах. Представился случай обрести собственный угол: администрация Великого Новгорода в 1995 году выставила на аукцион завод металлоизделий, специализировавшийся на художественных промыслах. «Олевс» купил завод, созданный на базе областной конторы по ремонту весов, арифмометров и счетчиков, за 260 млн рублей, подняв стартовую цену в три с половиной раза.

Через три года, когда компания рассчиталась с долгами и выкупила 1,5 га земли, Евсеевы решили реконструировать здания довоенной постройки. Но на этапе согласования получили отказ и неприятную весть: в 1996 году территория «Олевса» из промышленной зоны превратилась в жилую. Значит, тут нельзя ни строить, ни реконструировать – словом, развивать производство. Городская власть, игнорируя Генплан 1988 года с прописанными в нем зонами, отрезала собственнику пути к развитию. С 1998 года и началась борьба за будущее «Олевса».

Сегодня «Олевс» – это три малых предприятия с четкой специализацией. Мастера литья из бронзы, гравировки, чеканки, патинирования стали воссоздавать искусство старообрядческих мастерских XVII-XIX веков, делать церковную утварь – складни, иконы, оклады, подсвечники. А потом – колокольчики, настольные приборы, скульптуры малых форм. Изделия новгородских мастеров постоянно выставляются на международных ювелирных и художественных промышленных выставках, так как предприятие входит в Ассоциацию художественных промыслов России. Литейные изделия «Олевса», с уверенностью говорят руководители компании, знают все старообрядческие церкви.

Долгие годы художественные промыслы были основным видом продукции компании. Теперь в качестве доминанты бизнеса выступает созданный в 2004 году «Олевс-ТВ» – разработчик приборов систем безопасности. По данным «Олевса», компания занимает 30% российского рынка термокожухов для видеокамер и 20% – электромагнитных замков, широко применяемых в подъездах многоэтажных домов. Третье предприятие в структуре «Олевса» занимается строительным бизнесом.

Без учета фактов

В качестве арбитра в нескончаемом споре с городской властью в 2004 году выступила прокуратура Новгородской области. Она указала муниципалитету, что решение Городской думы, превратившее территорию «Олевса» в жилую зону, принято в то время, когда на федеральном уровне еще не было законодательных актов, регулирующих землепользование и зонирование. По мнению работников прокуратуры, карта правового зонирования выполнена без учета фактического использования земельных участков. В результате целый ряд предприятий, в том числе и оборонного комплекса, выпали из производственных зон, оказавшись в жилых, и лишились возможности реконструировать производство. Прокуратура потребовала привести решение Думы в полное соответствие с градостроительным и земельным законодательством. Однако и прокурорское представление ничего не изменило в планах развития бизнеса компании «Олевс».

Новый раунд борьбы из кабинетов муниципальной власти переместился в кабинеты власти региональной. Впрочем, и в тех и в других кабинетах сменились команды, а вместе с ними и приоритеты развития Великого Новгорода. Если прежнее руководство региона слышать не хотело о туризме, то теперь и мэр, и губернатор воспринимают туризм как полноценную отрасль экономики региона и настаивают на выводе предприятий за пределы туристической зоны. Это учитывает и новый Генплан, работа над которым уже завершается (документ выносится на публичные слушания).

Проблема, с которой столкнулся «Олевс», не нова для предприятий городов, в которых выделяют деньги на инфраструктурное обустройство. Великий Новгород не имеет таких финансовых возможностей. «На строительство сетей город не сможет выделить деньги ни в следующем году, ни даже через 20 лет: у нас просто не будет для этого достаточных средств. Поэтому мы не формируем ни список предприятий, ни программу их перевода в промышленную зону», – говорит мэр Великого Новгорода Юрий Бобрышев. Возможно, на бумаге списка предприятий и нет, но «на слух» он, конечно, существует. И, безусловно, руководители это знают, как и то, что всегда подчеркивает мэр: в пределах центра города не должно быть никакой промышленности, за его пределами – во втором кольце – промышленность развиваться не будет, но в существующих объемах может работать сколь угодно долго.

Те, кто имеет возможности для перевода производства, к примеру в Северную промышленную зону, уже начали переезд. Здесь же предложили 1,4 га земли и «Олевсу». Евсеевы убедились: строить тут невозможно не только из-за колоссальных материальных затрат. Площадка имеет звездообразную форму и вся «прошита» сетями, в том числе газопроводом высокого давления.

Неважно, что «Олевс» находится вдали от новгородских святынь, имеет заключение специалистов о соответствии производства санитарно-эпидемиологическим нормам. Будущего у компании (прежде – из-за чиновничьих игр, теперь – из-за смены концепции) все равно нет.

Великий Новгород