Третий – лишний

Петербургские парламентарии лишили Сергея Миронова третьего по значимости поста в государстве. Экс-спикер Совета Федерации уходит в публичную политику, чтобы в декабре взять реванш на думских и региональных выборах

Фото: Интерпресс/Дмитрий Кириллов
Сергей Миронов пообещал вернуться в стены петербургского парламента

Заседание петербургского Законодательного собрания (ЗС) в минувшую среду напоминало тщательно подготовленную спецоперацию. Вопрос об отзыве председателя Совета Федерации Сергея Миронова из верхней палаты парламента не был включен в повестку дня, разосланную депутатам в понедельник. Но любой парламентарий может внести вопрос на обсуждение с голоса. Так и произошло – это сделал глава Комитета по законодательству единоросс Виталий Милонов. Правда, вопрос об отказе в доверии третьему лицу государства значился в повестке почему-то под номером два.

Сначала Милонов предложил внести изменения в постановление ЗС «Об объединениях депутатов (фракциях) Законодательного собрания Санкт-Петербурга». Проект поправок был разослан народным избранникам накануне, во вторник, и ряд из них просто не успели с ним ознакомиться. Пока справедливороссы жадно читали четыре странички убористого текста, поправки в постановление ЗС были утверждены. Они, помимо прочего, содержали норму о том, что фракции теперь обязаны утверждать любые свои решения большинством списочного состава (раньше эти процедурные вопросы отдавались на откуп самим фракциям).

После этого «Единая Россия» (ЕР) попросила десятиминутный перерыв, а по его завершении спикер ЗС Вадим Тюльпанов вернулся в свое кресло с настоящей информационной бомбой: фракция «Справедливая Россия» (СР) переизбрала лидера – вместо Олега Нилова им стал Владимир Гольман. Под этим подписались восемь из 13 эсеров. Правда, всего двое из них – Гольман и Анатолий Костерев – оставались на тот момент «настоящими» справедливороссами, остальные уже давно переметнулись в стан ЕР, хотя формально значились членами фракции СР (межфракционные переходы запрещены). Таким образом, стал понятен смысл вопроса, спешно внесенного в повестку под номером один. И, как следствие, стало очевидно, что Миронов не просто будет смещен – он будет смещен унизительно, с демонстрацией того, что его партия также отказывает своему лидеру в доверии.

Депутаты подождали президента

Предваряя обсуждение вопроса об отзыве Миронова, Тюльпанов отметил, что за то время, которое Миронов представляет Санкт-Петербург в верхней палате парламента, ЗС отправило в Госдуму 132 законопроекта, но лишь шесть из них стали законами. «Возможно, вам кажется, что все привлеченные в город средства достались ему не без вашей поддержки, но вице-губернатор Михаил Осеевский, отвечающий в правительстве Петербурга в том числе за финансово-экономический блок, оценивает результат вашей деятельности в этой сфере на посту представителя петербургского парламента в Совете Федерации как нулевой», – подчеркнул спикер ЗС.

Разумеется, Тюльпанов в который уже раз припомнил Миронову его выступление на первомайском митинге своих петербургских сторонников. Тогда лидер СР заявил, что Петербург стал самым коррумпированным городом России, и пригрозил в случае успеха на декабрьских выборах в ЗС сменить губернатора. «Вы, Сергей Михайлович, – единственный представитель региона во всем Федеральном Собрании, который считает возможным порочить представляемый в палате субъект федерации», – подвел черту Тюльпанов.

Спикера ЗС поддержали представители всех фракций, правда аргументация у каждого была своя. В защиту Миронова выступил лишь только что отставленный с поста лидера фракции СР Олег Нилов (ему вопреки традициям тоже предоставили слово). Ну а затем на трибуну поднялся сам Сергей Миронов. Отправляясь в Петербург к депутатам, он ожидал схватки и потому заготовил целую кипу бумаг. Но расклад сил к моменту его выступления был настолько очевиден, что спикер Совета Федерации отложил бумаги и произнес речь, которую по яркости и эмоциональности за последние годы в российской политике даже не с чем и сравнить.

Миронов назвал происходящее охотой на ведьм и выразил сожаление, что в петербургском парламенте поднимает голову агрессивно-послушное большинство. По мнению Миронова, ЗС стало «всего лишь одним из неглавных подразделений Смольного», а ЕР он охарактеризовал как профсоюз бюрократов. «Конечно, всякие исторические параллели условны, но иногда мне кажется, что дай вам, господа единороссы, волю, вы бы быстро восстановили печально известную шестую статью Конституции СССР о „руководящей и направляющей“», – подчеркнул Миронов. Он не стал дожидаться вопросов от депутатов и результатов голосования, пообещав вернуться на трибуну ЗС в декабре после выборов, чтобы «с большим удовольствием поздравить с избранием на пост председателя ЗС Санкт-Петербурга представителя партии „Справедливая Россия“».

Оглашение итогов голосования было отложено до начала пресс-конференции президента Дмитрия Медведева в Москве. Вопрос об отношении главы государства к происходящему в стенах петербургского парламента прозвучал одним из первых. Медведев говорил о судьбе Миронова как о деле решенном. «В отставке любого лица нет ничего сверхъестественного... К этому нужно готовиться в тот момент, когда начинаешь такую жизнь. В этом случае не будет так мучительно больно за определенные действия, которые совершил или не совершил», – холодно сказал президент и добавил: «Если сегодня будет принято такое решение, то думаю, что Сергей Миронов должен воспринять его спокойно».

После этого Вадим Тюльпанов с чистой совестью возобновил заседание. Результат голосования оказался для Миронова убийственным – за его отзыв высказались 43 народных избранника, против – пятеро. Это четверка оставшихся преданными ему эсеров плюс еще один депутат. Источники в ЗС полагают, что это представитель КПРФ Сергей Малков, но поскольку голосование было тайным, а Малков от комментариев отказывается, фамилию пятого депутата мы, возможно, никогда не узнаем. Президент, перед которым лежал iPAD, вскоре озвучил на пресс-конференции информацию об отзыве Миронова. Точно так же ровно и спокойно – словно речь шла об исполнении его подчиненными рядового президентского поручения.

Стал неудобен всем

Главный вопрос, который мучает политологов, – кому именно в правящем тандеме стал неудобен Миронов. В то, что в нынешних политических реалиях петербургские депутаты решили судьбу третьего лица в государстве по собственной инициативе, не верит никто. Одни политологи говорят, что между Медведевым и Мироновым давно пробежала кошка, и вспоминают ноябрьские высказывания президента в Сеуле. Тогда, отвечая на вопрос о политическом будущем главы Совета Федерации, президент сказал: «Думаю, что политическое будущее любого человека и любого политика прежде всего зависит от него самого. Мне бы не хотелось расписывать политическое будущее председателя Совета Федерации. Пусть он сам думает о своем будущем». Многие восприняли это высказывание как предложение спикеру верхней палаты парламента оставить свой пост «по-хорошему», цивилизованно.

Другие политологи считают, что Миронов стал «болтаться под ногами» у премьера Владимира Путина: мол, проект под названием «СР» создавался для того, чтобы оттягивать голоса у КПРФ, но никак не у ЕР, и на думских выборах 2007 года это отчасти удалось. Теперь же Миронов с его партией оказался политтехнологам от власти не нужен и даже опасен, поскольку спикер Совета Федерации становится все менее управляемым. Он наращивает мощь оппозиционной риторики и даже позволяет себе критиковать не только губернатора Валентину Матвиенко, но и некоторые меры (в первую очередь антикризисные) правительства Путина – человека, который и привел его в кресло председателя верхней палаты парламента.

Кроме того, у Путина есть еще один серьезный мотив – падение рейтингов возглавляемой им ЕР. Согласно апрельским данным ВЦИОМ, на декабрьских думских выборах партия власти получит 58,7% голосов, что позволит ей контролировать не 315 мест, как сейчас, а 290. То есть она утратит главное, чем гордится все последние годы, – конституционное большинство (300 депутатских кресел). Зачем нужно сохранение конституционного большинства в условиях отсутствия острой необходимости менять Конституцию и при наличии такого надежного партнера, как ЛДПР, непонятно. Видимо, это вопрос престижа: итог каждых следующих выборов должен быть не хуже предыдущего.

Но самое любопытное – распределение 25 мандатов, которых ЕР пока не хватает для повторения результата четырехлетней давности. По данным ВЦИОМ, по десять мест в Госдуме у партии власти отберут КПРФ и СР, еще пять – ЛДПР. Бороться с последней в ЕР, по-видимому, не считают нужным, поскольку сторонники Владимира Жириновского по ключевым вопросам никогда партию власти не подводили. Бороться с КПРФ, наверное, полезно, но малопродуктивно: электорат этой партии довольно устойчив. Остается только СР, которой, по выкладкам ВЦИОМ, отходят десять мандатов, а ровно столько недостает партии власти для получения конституционного большинства. Следовательно, недостижение партией Миронова 7-процентного барьера (по информации ВЦИОМ, она претендует на 9,8% голосов) существенно облегчит партии власти сохранение статус-кво.

Впрочем, есть и другие социологические исследования. Скажем, респонденты Левада-центра в майском опросе готовы голосовать за ЕР не так активно (57% опрошенных), как следует из опроса ВЦИОМ. Зато и СР они в Думу не пропускают (4%). Но даже без эсеров партия власти получит 292 мандата, поскольку уровень поддержки коммунистов не снижается, а степень доверия к ЛДПР растет семимильными шагами (за полгода – с 9 до 14%).

Возможно, партия Миронова стала костью в горле для обоих членов правящего тандема: для президента по каким-то личным мотивам, а для премьера – по партийным. И лучшего способа борьбы, чем лишить СР административного ресурса, они не стали придумывать. Правда, для этого было достаточно собрать Совет Федерации для переизбрания спикера. Однако был выбран более жесткий и унизительный для Миронова вариант – не просто лишение статуса третьего лица в государстве, а изгнание из сената.

Обратной дороги нет

Еще один важный вопрос – дальнейшая судьба «Справедливой России». Позиции партии пошатнулись еще месяц назад, когда на очередном съезде Миронов, к удивлению даже самых близких соратников, взял самоотвод с поста председателя СР, передав эту должность главе фракции в Госдуме Николаю Левичеву. Тогда в политической тусовке улыбнулись: мол, Миронову в Кремле было предложено одно из двух – или заниматься публичной политикой, или оставаться спикером Совета Федерации. И он якобы выбрал второе.

Но градус оппозиционной риторики председатель верхней палаты не снизил. Более того, на сайте СР к разделу «председатель» добавили раздел «лидер партии», то есть руководство эсеров как бы раздвоилось. А Левичев, выступая 20 апреля после отчета Путина в парламенте о работе правительства в 2010 году, лишний раз акцентировал на этом внимание. «Что касается „Справедливой России“, то у нас теперь тоже есть и председатель, и лидер партии», – невольно поставил он в один ряд Миронова с Путиным. Не исключено, что это тоже вызвало недовольство в Кремле и Белом доме. И, возможно, стало Рубиконом.

Проект, рожденный Кремлем, стал малоуправляемым уже относительно давно. Справедливороссы со временем стали куда более серьезной оппозицией, чем КПРФ, и чем-то стали напоминать партию «Родина», также созданную в недрах президентской администрации, прошедшую в Думу и потом быстренько прикрытую. Эта аналогия имеет право на существование (кстати, «Родина» была похоронена путем присоединения к СР), но лишь отчасти.

Во-первых, лидеры «Родины» Дмитрий Рогозин и Сергей Глазьев довольно быстро переругались и во многом сами стали могильщиками совместного дела. В СР до ругани пока не дошло – Миронова поддерживают и Левичев, и Оксана Дмитриева, и другие руководители партии. Во-вторых, «Родина» начиналась как публичный проект, прошедший в Думу, и лишь потом пошла серьезная работа по созданию горизонтальных структур – ячеек на местах. У СР с этим все обстоит гораздо лучше: она имеет довольно крепкие отделения в большинстве регионов, 5 тыс. членов партии уже являются депутатами региональных и муниципальных представительных органов.

В-третьих (и это, возможно, самое главное), в партийном и выборном законодательстве гайки с тех пор закручены настолько, что у членов СР просто нет выбора. Партий, допущенных к выборам, осталось лишь семь, а допущенных к преодолению 7-процентной планки – и вовсе четыре. Куда могут пойти Левичев и Дмитриева, если покинут Миронова? В ЕР их не примут, в КПРФ и ЛДПР – и подавно. Петербургские депутаты Гольман и Костерев уже попытались в среду переметнуться в стан ЕР, но в тот же вечер за предательство были исключены из СР, а попадут ли они теперь в списки партии власти – большой вопрос.

У СР осталась одна дорога – в настоящую, а не мнимую оппозицию. Шлейф второй ноги партии власти за эсерами закрепился надолго: избиратель вряд ли забудет, что в 2004 году Миронов шел на президентские выборы как дублер Путина и призывал голосовать не за себя, а за действующего президента. Но забыть и простить – не одно и то же. Российский избиратель всегда склонен жалеть отвергнутых. Правда, не бесконечно. До декабря запас прочности у СР еще есть. Миронов буквально на днях станет депутатом Госдумы, поскольку является лидером списка своей партии образца 2007 года. Таким образом, он сменит трибуну верхней палаты парламента на трибуну нижней.

«Очищение» СР от власти может пойти партии даже во благо. Например, председатель подкомитета Госдумы по реформированию ЖКХ Галина Хованская, которая входила во фракцию эсеров, но была беспартийной, услышав выступление Миронова в петербургском ЗС, тут же написала заявление о вступлении в СР. «Я только что отнесла заявление Левичеву. Сегодняшнее выступление Миронова – одно из лучших, которые я слышала за последние десять лет. Отставка резко усилила партию», – уверена она. С ней согласен и другой депутат фракции СР в Госдуме – Антон Беляков. Он называет Миронова «настоящим трудоголиком, который работает 20 часов в день». «Но если раньше он уделял четыре часа партийной деятельности и 16 – работе в Совете Федерации, то теперь будет уделять 20 часов партийной работе. Административные оковы, которые были у Миронова и которые заставляли его нести огромную номенклатурную и аппаратную нагрузку, сегодня с него сняты», – констатирует Беляков.       

Санкт-Петербург