Отряд не заметит потери бойца

ВТО и перспективы Северо-Запада
Москва, 06.02.2012
«Эксперт Северо-Запад» №5 (551)
Андрей Белентьев: «Чем больше в России будет здоровых инновационных компаний, тем проще мы переживем не только вступление в ВТО, но и в целом повышение глобальной конкурентоспособности на рынке»

Фото: архив «Эксперта С-З»

Стратегия, предполагающая перевод российской экономики на инновационный путь развития, в результате вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) может претерпеть серьезные, во многом негативные для части промышленных предприятий изменения. Россия гарантирует соблюдение правил и норм организации, предусматривающих открытие отечественного рынка для зарубежных компаний и существенное ограничение господдержки отечественных товаропроизводителей. Сможем ли мы, соблюдая эти ограничения, обеспечить полноценное внедрение инноваций, зачастую требующее существенной активизации мер государственного стимулирования инновационной и инвестиционной активности? Генеральный директор ЗАО «Транзас» Андрей Белентьев настроен оптимистично. И объясняет свой оптимизм тем, что российские инновационные компании, по сути, уже интегрированы в мировую экономику настолько, что членство страны в ВТО им ничем не грозит.

– Прежде чем говорить о влиянии ВТО на инновационную стратегию развития России, продекларированную на самом высоком уровне, давайте определимся: смогло ли правительство в целом перейти от деклараций к реальным делам или разговоры о перспективах инновационных компаний при вступлении в ВТО излишне поспешны из-за наличия более серьезных проблем?

– Безусловно, качественное развитие инновационного бизнеса в России идет. Как благодаря поддержке государства, так и без его участия. Почему это требуется государству, очевидно: мы просто обязаны после стольких лет разговоров наконец перевести деньги, полученные от продажи сырьевых ресурсов, в высокие технологии. По критической массе интеллектуальных возможностей мы к этому прорыву давно готовы.

Для бизнеса преимущество инновационного пути столь же очевидно. Только этот путь позволит компаниям успешно конкурировать не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. Конечно, как и в любом развивающемся проекте, в том, как реализуется инновационная стратегия, есть и достоинства, и неизбежные недостатки. Уверен, что весь негатив в итоге уйдет. Тем более что взаимодействие с иностранными рынками идет давно, оно началось намного раньше вступления в ВТО, и первые шишки давно набиты.

Не отвертеться от интеграции

– Ожидаете ли вы, что ряд условий членства в ВТО, в частности отказ от государственного субсидирования ряда промышленных отраслей, сведет на нет усилия компаний по модернизации производства?

– Я считаю, что не нужно сравнивать вступление в ВТО с глобальным переделом рынка, хаосом, беспорядками и умиранием российского бизнеса. Как я уже сказал, интеграция в мировую торговлю началась давно. Отмена субсидирования каких-то сегментов экономики в масштабе страны также должна рассматриваться спокойно.

Хотел бы предложить аллегорию, актуальную для рынка инновационных технологий, которую, в принципе, можно перенести практически на все современные отрасли. В России есть отряд инновационных компаний-бойцов. Отряд не то чтобы очень многочисленный, он явно должен быть больше, но – боевой и работоспособный. Как в любом отряде, есть показания по здоровью солдат. Тем, кто в добром здравии, никакая помощь не нужна. Командирам необходимо просто подбодрить их и периодически показывать свою заинтересованность. Легкораненых – вылечить и поставить в строй.

А вот с тяжелоранеными, которые «прогнулись» в кризисный период и не смогли устоять, потерпели неудачу из-за собственных просчетов, нужно распрощаться без сожаления. Захоронить, но с почестями, потому что определенную миссию они все же выполнили. Так вот, чем больше в России будет здоровых инновационных компаний, тем более здоровым будет рынок, тем легче пройдет повышение уровня его глобальной конкурентоспособности. Повторюсь: коллапс от того, что мы станем членами ВТО, не произойдет. Возможно, это заставит бизнес развиваться более самостоятельно, без оглядки на дотации и преференции, внедрять инновации, повышать собственные конкурентные преимущества. Но опять же, современные компании и сейчас повышают конкурентоспособность своих продуктов. Можно предположить, что вступление в ВТО что-то изменит для тех, кто за общим развитием рынка не успевает.

– Будут ли стремиться инновационные компании к более полной международной кооперации?

– Это также давно запущенный естественный процесс. Вкратце: вступление в ВТО – это принятие общих для всех правил. Например, «Транзас» работает на морском рынке, в котором международные конвенции одинаково актуальны для компаний и государственных структур, находящихся в любой точке мира. Могу сравнить принятие страны в ВТО также с получением сертификата ISO для компании – вступлением в клуб, правила которого понятны всем его членам. Потенциальный партнер не будет проверять тебя дополнительно, зная, что ты сам несешь ответственность за ведение внутренних процессов, процессов внешней коммуникации, ориентируясь на высокую планку мировых правил. Это выгодно бизнесу и государству.

Поймите: нам не отвертеться от мировой интеграции, никакими запретительными мерами нельзя поставить заслон, интеграция уже идет. Запретительные меры могут приниматься, действовать определенный промежуток времени, а потом за них придется рассчитываться отечественной экономике. Кроме того, соблюдая правила, мы получим дополнительные шансы для укрепления своих позиций в тех странах, где присутствуем, и для вхождения туда, где нас еще нет.

Пережить достойно

– Сможет ли Россия после присоединения к ВТО использовать быстрорастущие мировые рынки инжиниринговых услуг – аэрокосмический, программного обеспечения и информационно-коммуникационных технологий?

– Она их уже использует. Это взаимное проникновение, особенно в сферах высоких технологий, не может не идти активно. Речь об использовании и технологических, и кадровых ресурсов. В настоящее время мы имеем к ним доступ. Но не нужно иллюзий: в ВТО сейчас входит практически весь мир, что не означает полной открытости всех внутренних рынков всех стран. Предположу, что часть процессов будет упорядочена и упрощена. Это на руку правильно построенным и быстро развивающимся российским компаниям.

– Анализировал ли «Транзас» собственные перспективы от вступления России в ВТО?

– Я расцениваю вступление в ВТО примерно по такому принципу: то, что нельзя изменить, нужно пережить достойно. Если говорить о «Транзасе», то мы давно интегрированы в мировую экономику, имеем представительства, которые оформлены как самостоятельные юридические лица, в разных странах, в том числе в государствах – членах ВТО. Более того, некоторые российские инновационные компании, работающие, например, в технологических секторах промышленности, принимают участие в разработке и внедрении поправок и дополнений к профессиональным регламентам и конвенциям. Для них зачастую большую роль играет именно членство в профессиональных мировых организациях, соблюдение внутреннего «законодательства», непосредственно влияющего на ход их работы.

Если какая-либо российская инновационная компания позволит себе хоть ненамного снизить требования к качеству продукции, не исполнить прописанные, а точнее, прописные условия международного регламента, поверьте: членство в ВТО не спасет ее от падения объемов производства или даже краха. Законом для всех должно быть соблюдение современных мировых правил ведения бизнеса. В этом случае ВТО наводит больший порядок. 

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама