Технологии ответственности

19 ноября 2012, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Фото: BREENE YUEN

Глобальное потепление (вне зависимости от признания или отрицания роли человека в этом явлении) в Арктике сказывается сильнее, чем в других частях Земли. Как утверждают американские метеорологи, в середине сентября этого года лед в Арктике покрывал всего 3,4 млн кв. км. Это минимальный показатель с тех пор, как в 1979 году начался постоянный мониторинг Заполярья со спутников. По сравнению с предыдущим рекордно низким количеством льда, которое наблюдалось в 2007 году, его поверхность сократилась на целых 760 тыс. кв. км. Из-за повышения среднегодовой температуры Северный Ледовитый океан уже в ближайшее десятилетие освободится от льда.

Именно поэтому в последнее время заметно вырос интерес к Крайнему Северу, причем не только со стороны арктических государств. Навигация через российский Северный морской путь и канадский Северо-Западный проход значительно сократит маршруты доставки грузов из Азии в Европу и Северную Америку. А согласно известной оценке Американского геологического общества, арктический шельф содержит до 30% неразведанных запасов нефти и газа. Анализ ресурсного потенциала отдельных стран подтверждает эту оценку, поэтому Норвегия намерена превратить Баренцево море в новую нефтяную провинцию. Но Баренцево море – это также крупнейшее в мире обиталище трески и других ценных пород рыбы, поэтому целый ряд политиков и экологов предлагают отложить арктические проекты по крайней мере до тех пор, пока не будет гарантирована безопасная добыча полезных ископаемых.

Недавно возглавивший МИД Норвегии Эспен Барт Эйде считает, что его страна самостоятельно справится с трудностями. «Разработка арктических ресурсов будет осуществляться. Конечно, с точки зрения экологии этот регион очень уязвим. Но есть возможность проводить там бурение на ответственной основе», – отметил он в интервью немецкому изданию Der Spiegel. Ответственная основа – это, по словам министра, современное подводное оборудование, которое в значительно меньшей степени зависит от погодных условий, чем традиционные буровые платформы. Во многом Эйде прав: газовое месторождение «Снёвит» освоено вообще без надводного оборудования, а на месторождении «Голиаф» платформа будет выполнять функцию коллектора (с подводных добычных установок) и перевалочного устройства для нефти. Норвежцы по праву гордятся своим 40-летним опытом добычи на шельфе и иногда даже утверждают, что работа современного ответственного оборудования вообще не сопровождается выбросами, а значит, не наносит ущерба природе.

Однако в действительности даже безаварийная производственная деятельность всегда наносит вред окружающей среде, о чем свидетельствует недавно вышедший отчет страховой компании Lloyd’s: «Разведка и добыча могут отразиться на миграции китов. А экосистема нарушается не только от бурения, но и от сейсмической разведки, строительства трубопроводов и морских перевозок углеводородного сырья». Самый большой страховщик судов в мире предлагает полностью пересмотреть современную концепцию добычи углеводородов: «Мы должны относиться к такой деятельности с новой стороны, которая учитывает окружающую среду и политику. При этом нельзя всецело полагаться на знания и опыт нефтяников».

Оценки Lloyd’s касаются не только Норвегии: арктические проекты ведутся в России, Канаде, США, у побережья Гренландии. Каждая полярная страна обладает суверенными правами на шельф, но проблемы сохранности окружающей среды, безопасности производства и устойчивого развития – общие. А значит, им всем придется подумать (например, в рамках Арктического совета) над тем, что на самом деле представляют собой ответственные технологии.