Самый гуманный суд

7 июня 2007, 00:00

Присяжные Московского областного суда оправдали Романа Полусмяка, обвинявшегося в убийстве 19-летнего Артура Сардаряна. Заседателей не убедили ни показания свидетелей, ни тот факт, что уже в ходе процесса обвиняемый был осужден за избиение еще одного человека

Как утверждает следствие, в мае прошлого года в электричке Москва — Софрино Роман Полусмяк с приятелем на глазах у двух десятков пассажиров с криками «Слава России!» несколько раз ударили ножом Артура Сардаряна, по национальности армянина, ехавшего домой в Пушкино. После этого преступники сорвали стоп-кран и выскочили из поезда в районе станции Клязьма. Юноша умер по дороге в больницу. Для Москвы преступления на национальной почве не редкость, но раскрыть их удается, мягко говоря, не всегда. Это убийство стало исключением.

Транспортная прокуратура Московской области нашла двоих свидетелей преступления и отыскала Романа Полусмяка. На фоторобот он, впрочем, оказался не похож: свидетели описывали убийцу как высокого парня крепкого телосложения, а перед судом предстал щуплый юноша среднего роста. Но окончательно присяжных убедили в его невиновности показания друзей обвиняемого, которые заявляли, что в момент убийства Полусмяк «гулял» в их компании. Двум свидетелям обвинения они попросту не поверили. Теперь приговор может быть только оправдательным. Правда, из-под стражи Полусмяка не отпустят: незадолго до начала судебного процесса он был осужден на два года за то, что вместе с друзьями избил на платформе Маленковская мужчину. Представители прокуратуры и адвокаты уже заявили, что будут оспаривать приговор в Верховном суде.

«Правоохранительные органы проделали кропотливую работу были найдены свидетели, — возмущается в интервью “РР” адвокат Симон Цатурян. — Это было именно убийство на национальной почве. Но присяжные проигнорировали все свидетельские показания и материалы следствия». Представитель московского отделения Союза армян Светлана Багдасарян говорит, что это решение «создает опасный прецедент, который приведет к катастрофе в российском обществе», ведь подобных дел немало.

Теперь дело Полусмяка имеет все шансы пополнить длинный перечень скандальных решений судов присяжных. Суды эти появились в России в 1993 году, но лишь в девяти «экспериментальных» регионах. На территории всей России коллегии гражданских заседателей были введены всего три года назад, и пока их работа оставляет много вопросов.

 pic_text1 Фото: Павел Смертин/Коммерсант; РИА Новости
Фото: Павел Смертин/Коммерсант; РИА Новости

В июне прошлого года комиссия Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести даже предложила законодательно отстранить присяжных от разбирательства преступлений на национальной почве. Вместо них предлагается ввести институт «судей со специальной подготовкой». Из прокуратуры же и судебных органов все чаще раздаются голоса, что неплохо бы суды присяжных и вовсе отменить. В качестве полумеры предлагают отменить их хотя бы на Кавказе. Ведь здесь, как нигде, сильны родственные связи, которые затрудняют объективное разбирательство. На одном процессе суд присяжных оправдал пятерых человек, обвиняемых в незаконном хранении оружия. Кроме того, известен случай, когда присяжные оправдали некоего Майрбека Шебиханова, обвинявшегося в терроризме, а он через два месяца после этого принял участие в захвате школы в Беслане.

Помимо скандальности у многих процессов есть еще одна общая черта — они тянутся крайне долго. С одной стороны, прокуратура нередко отказывается «признавать» решения судов присяжных, находя все новые поводы для возвращения дел в суд. С другой — множество вопросов оставляют методы формирования коллегий. В ряде стран участие в судах присяжных является обязательным. В России же ситуация иная: большинство людей старается избежать этой миссии. Например, коллегию присяжных в Мособлсуде для процесса о покушении на главу РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса отбирали в течение пяти месяцев — срок почти рекордный. Был дачный сезон, и люди попросту не хотели покидать свои сады-огороды. Одна из присяжных, москвичка, преподавательница английского языка, так объяснила «РР» свое решение: «Уж больно длинная и сложная оказалась процедура — для меня работа важнее».

«Когда присяжные начинают разбегаться уже во время процесса, их заменяют специально отобранными на такой случай запасными. Но их всего четверо, поэтому, если сбегут пятеро, коллегию придется распустить, — сетует один из московских судей. — Так было на первом процессе по делу бывшего начальника одного из отделов безопасности компании «ЮКОС» Алексея Пичугина. Заседания все время откладывались, и присяжные, не выдержав этой волокиты, стали по одному разбегаться. Пришлось набирать коллегию «с нуля» и начинать процесс заново».

В результате состав российских коллегий присяжных оставляет желать лучшего: это или мало-имущие малограмотные люди (более образованным и успешным людям просто некогда), или домохозяйки, для которых суд — развлечение и одновременно способ почувствовать свою востребованность обществом.

Присяжные выносят оправдательные приговоры примерно в 20% случаев

Экс-судья Мосгорсуда, эксперт Независимого экспертно-правового совета Сергей Пашин считает, что стороны все равно должны стараться отбирать граждан, адекватных процессу. И, несмотря на все недостатки, отменять суды присяжных, по мнению Пашина, ни в коем случае нельзя. А прокуратуре, считает он, надо лучше работать над доказательной базой. Обвинения в том, что присяжные не способны отказаться от расовых предпочтений, эксперт тоже не признает: «В США богатый опыт рассмотрения дел о расовых столкновениях. Многолетние наблюдения показывают, что присяжные выносят решения не исходя из симпатий-антипатий, а на основании доказательств. Впрочем, и в России присяжные уже успели проявить себя как люди, способные подняться выше националистических предрассудков. Даже те из них, которые говорят о “засилье брюнетов” в их регионах, совсем не обязательно этих “брюнетов” осуждают».

Адвокат Генри Резник признает, что при введении судов присяжных увеличилась эмоциональная составляющая принятия решений. В то же время суд присяжных — это единственный суд, где человек, вина которого не доказана, может рассчитывать на оправдание.

Действительно, согласно статистике присяжные выносят оправдательные приговоры примерно в 20% случаев. Тогда как для обычного суда соответствующий показатель составляет не более 1%, и это катастрофа, получившая научное название «обвинительный уклон». То есть только суды присяжных являются по-настоящему состязательными, и поэтому они, несмотря на все их несовершенство, безусловно, необходимы.