Повстречались — прослезились

Блоги
Москва, 12.02.2009
«Русский репортер» №5 (84)
По негласной традиции в первую субботу февраля принято встречаться с одноклассниками. Хороший повод выпить и подвести итог прожитым после школы годам

//blogs.mail.ru/mail/zavodnaya_ptica/157D0C5B9A476F10.html

Вчера был вечер встреч выпускников. Этот день не из тех, которые я считаю для себя хоть сколь-либо значимыми. Для себя я решил, еще оканчивая школу, что приду туда только на пятый год.

Но прошлое само меня нашло. Сидел я вечером за компьютером и никого не трогал, тут раздается звонок в домофон, подошла мама и сказала, что это меня какой-то парень… Я чуть со стула не свалился! Ко мне кто-то пришел?! Это что такое происходит!? Ладно, подошел я к двери, открываю… Мой бывший одноклассник… А по лестнице поднимается еще один… У меня чуть сердце не остановилось — они после посиделок пошли ко мне! Как ни странно, было вполне приятно…

Один теперь милиционер, другой учится… В классе уже три девчонки замужем, у двух дети, у кого-то горе…

Погуляв, мы все-таки пошли ко мне в подъезд. Там сидели около часа, после чего к нам пришли ребята из параллельных классов… Водка со шпротами, шампанское с селедкой и шоколадом… Как было сказано (и даже не мной), «это ж ХотьКово»… Но, хотя я и не знал хорошо нескольких из них, мне было весело и уходить не хотелось. Мои уже спать легли, и мы пошли за пивом (портвейном) и в другой подъезд. Потом гуляния и своеобразное развлечение хотьковчан… Кстати, было интересно наблюдать, как люди выпивают литра два пива, потом полбутылки водки, потом полбутылки шампанского, потом бутылку пива, потом портвейн и опять пиво, но все еще ходят и разговаривают, на то, как люди, которых тебе всегда в пример ставят, которые в лучшем классе на отлично учились, водку кушают…

//lyks.livejournal.com/1094899.html?thread=6702067#t6702067

Хоть убейте, но 35 — это время безвременья. Когда ты не принадлежишь ни к какому определенному месту. Лучше всего беду-лебеду происходящего иллюстрируют встречи одноклассников. Никто они, и звать их никак — но ты приходишь, потому что 10 лет (а это почти треть жизни!) были проведены с этими странными, необъяснимыми людьми. Ты попрощался со школой, думая, что это, слава богу, навсегда, но нет. Любопытство правит миром, иначе чем еще объяснить странное стремление снова встретиться? Удостовериться, что ты все одно круче, чем он? Что он ни х… по большому счету не добился? Как был раздолбаем, так и есть — инженер на заводе? 10 тыщ окладу, отпуск раз в год, Турция, жена-крокодил, газета «Жизнь» как тема для дискуссий?

Или одноклассницы. Это еще страшнее. Особенно если на встречу пришла твоя первая, та самая первая любовь, и ты смотришь на нее и думаешь: «Господи, спасибо, что уберег». А вокруг первой любови горланят еще с десяток клуш с дитями. Машка, Таня, вы ли это? Пацаны просты, как поролон. Пара охранников, пара вояк, пара бизнесменов, остальные ни то ни се. По сравнению с ними ты, конечно, герой. И невозможно не упомянуть о своих подвигах, ибо этого ждут. Иначе нах…? Не зря же жизнь прожита? Открываешь батл пива и говоришь то, что они хотят слышать. А потом самые смелые и при деньгах которые идут в местный ресторан, где раздухарившиеся вожаки класса толкают речи за собравшихся здесь женщин… Женщины тоже не против послушать. И летят речи про самых красивых. Самых любимых. НАШИХ! Горят глаза у совершенно уставших от жизни старых дам. Неважно, что завтра никто уже не вспомнит ярких тостов. Главное — сегодня праздник.

//www.liveinternet.ru/users/ulenbka/post95702175/

Примерно год назад мы закрылись в учительской, достали из сумок вино, торты и внимательно рассматривали друг друга. Ехидно, злорадно отмечали, что кто-то потолстел, кто-то неважно выглядит, обсуждали места учебы и работы. А потом Геннадий Михайлович, сбиваясь и смущаясь от сентиментальности своих слов, сказал, что всем нам рад и что все мы изрядно изменились. Он, как и обещал нам, больше не стал брать классное руководство. Наш класс был уникальным — 14 девочек и трое мальчишек (двое из которых близнецы!). За два года обучения в старших классах мы стали для него не просто учениками, а он для нас — не просто учителем. Мы были его «израильской армией». Он собирал нас вечерами на классный час, и мы подолгу заслушивались битлами. Рассказывал, как был «другим» — таскал магнитофон на плече, тайно покупал пластинки и носил широченные клеши. В школе все должны были носить форму — светлая рубашка и темные брюки/юбка. И наш Гена (так называли его ученики между собой) внимательно за этим следил. Пришедших не в форме он отправлял переодеваться. Но нас-то он любил: периодически мы подговаривали его и приходили в школу в джинсах во главе с классруком.

Он всегда стоял за нас горой, когда отчитывали другие преподаватели. За многое говорю ему спасибо. А в этом году его пригласили на вечер ребята, которых он взял под свою опеку 30 лет назад. Естественно, он пошел с ними в кафе. Из-за этого на вечер встреч я не пошла.

//sunnyvampire.livejournal.com/33215.html

Встреча выпускников продемонст­рировала всю рациональность нашего поколения: наученный горьким опытом предыдущих двух лет, народ попросту плюнул. Самых стойких оказалось человек пять.

Зато проснулись старшие выпуски. Если на последней встрече львиную долю бывших школьников представляли мы и параллель на год старше, то вчера по гимназии бродили усатые, широкие, плотные и не очень личности в районе тридцати и выше. Ну, и последний выпуск, куда же без них. Анекдот про девять лимузинов с их выпускного я слышала уже в трех вариантах, причем отнюдь не от выпускников, а от непосредственных свидетелей процессии, которым посчастливилось жить в городе. В школе многое изменилось. Я имею в виду не только разделение начальной школы и собственно гимназии, не только множество новых фамилий в расписании и отсутствие — о, ужас! — стола с булочками на третьем этаже. Пугает возникшая вдруг роскошь.

Ну, насчет «вдруг» я преувеличила, честно говоря:). Все к тому шло. Но я человек традиционных взглядов и не представляю себе, какие дети будут учиться в кабинете биологии с сенсорной доской и проектором. Или в кабинете информатики, где поставили темно-зеленые стеклянные столы — под цвет ковровых дорожек. Или кто будет на переменах толпиться в «столовой», где булочки с сосиской и сахарные «восьмерки» сменились сырными палочками и салатом «Цезарь».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (84) 12 февраля 2009
    Бедность
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама