Люди года

От редактора
Москва, 26.09.2013
«Русский репортер» №38 (316)

Этот номер у нас один из самых главных в году. Здесь у нас «100 самых авторитетных людей России», на этот раз по-новому — не то чтобы совсем молодая, но «новая» элита страны. По-моему, интересно: лучше всего можно понять страну и время, познакомившись с замечательными людьми разных профессий. Тем более в этом году у нас речь идет о новой волне нашей профессиональной элиты — немногие знают всех из нашей сотни. Смотрите, там интересно.

Здесь я бы сразу хотел сказать, что эти наши рейтинги не очень похожи на «Людей года», которые, кажется, в 1927 году придумал журнал «Тайм». Мы придумали свое — рейтинг уважения, репутаций, а не рейтинг главных героев. Но интересно заметить, кто бы стал человеком года, если бы мы следовали таймовской традиции.

Если смотреть из России, то с точки зрения страны и мира человеком года должен был бы стать Сергей Лавров. Конечно же, благодаря тому, что России удалось (по крайней мере на время — продолжения этой драматической истории мы пока не знаем) остановить перерастание войны в Сирии в очередной мировой конфликт.

Иностранные журналы, скорее всего, выносили бы на обложку Владимира Путина, но с нашей точки зрения интересно увидеть не только главу государства на обложке, да еще и не в первый раз, а понять, что у нас в стране все еще работает настолько хорошо, чтобы делать мировые события такого масштаба.

МИД у нас, наверное, самое эффективное ведомство. Даже несмотря на то, что в доброй половине стран у нас на посольских должностях какие-то полуполитические отставники и слабые карьеристы, центральный аппарат министерства свое дело знает.

Впервые за все время существования новой России у страны появились не просто какая-то эффективность или «должные усилия» по защите своих интересов, а моральное превосходство. Речь ведь идет не о победе или поражении в локальном дипломатическом конфликте, а о человеческих жизнях. В то время как недавний мировой моральный лидер США, проповедующий демократию, свободу и человеческое достоинство, в очередной раз под сомнительным предлогом собирался просто применить силу, наши дипломаты сумели найти способ политического решения, который может и сработать. Тут гарантий нет, но уже есть реальные результаты: Сирия присоединилась к договору о запрещении химического оружия, а это обязывающий документ.

Причем даже нельзя сказать, что Россия на стороне типа как «своих» — например, сирийского режима и лично Башара Асада. Что бы там ни говорили на Западе или в сирийской радикальной оппозиции, которая швыряет мины во двор российского посольства в Дамаске, наши дипломаты требуют участия властей и оппозиции как в переговорах о будущем переходном правительстве, так и в контроле за химическим разоружением.

Но с внешней политикой у нас всегда было лучше, чем с внутренней: и справедливости, и здравого смысла больше. А что внутри страны? Тут я бы, выбирая между авторами уголовной амнистии для предпринимателей и вообще уменьшения тюремного насилия (тут есть вышедшие на свободу, хотя и не так много, как хотелось бы) и российскими учеными, выбрал бы ученых.

И в этой теме — борьбы за русскую науку — человеком года должен, наверное, стать академик Валерий Рубаков, первый, кто отказался вступать в переделанную чиновниками Академию. Здесь много героев, больше всего физиков: и Владимир Захаров, самый цитируемый русский ученый, и Алексей Старобинский, возможно, будущий нобелевский лауреат; математики, в том числе такие крупные, как академик Алексей Паршин, другие выдающиеся ученые.

Много, в общем, оказалось у нас по-настоящему великих, доказавших, что в стране по-прежнему есть умнейшие и свободные люди.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №38 (316) 26 сентября 2013
    100 самых авторитетных людей России 2013
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    100 самых авторитетных людей России 2013
    Репортаж
    Реклама