За наших и ваших политзэков

От редактора
Москва, 19.05.2018
«Русский репортер» №10 (449)

15 мая в Киеве был задержан руководитель издания «РИА Новости-Украина» Кирилл Вышинский. Кирилл — мой давний товарищ и известный журналист. Артем Шевченко, в прошлом телевизионщик, а ныне пиарщик украинского МВД, в своем блоге признался, что знает Кирилла с 90-х, что ему не мешает радоваться его аресту и говорить «спасибо Службе безопасности Украины за работу». Официальный представитель полиции даже не скрывает политическую мотивировку ареста и в доказательство того, что Кирилл был «агентом информационного влияния страны-агрессора», приводит скрины статей, критикующих украинскую полицию.

В украинской журналистской среде многие выразили прямое одобрение ареста — некоторые даже не по должности, а искренне. Но ведь обычная правда и журналистская солидарность состоит в том, что сначала нужно бороться за освобождение человека, а потом уже обсуждать политические разногласия.

Кирилл не скрывал своих, условно говоря, «пророссийских» взглядов, но считал их проукраинскими. И он очень смелый — политических заключенных и регулярно задерживаемых по политическим статьям на Украине сотни, если не тысячи. Чуть ли не каждый на сайте СБУ отчет — о новых арестах и приговорах по политическим статьям. В тот же день, 15 мая, осудили двоих мужчин в Луганской области, одного — за участие в организации референдума в мае 2014 года, на целых семь лет. Не за участие в военных формированиях, а за референдум. Зная это все, Кирилл оставался работать в издании, ассоциирующемся с «Россией Сегодня».

В январе 2014 года после первых смертей на Майдане в редакции киевских «Вестей» мы с ним участвовали в круглом столе, посвященном вопросам взаимопонимания «промайдановских» и «пророссийских» журналистов. Я все твердил: давайте вне зависимости от того, какие у нас взгляды, осудим насилие со всех сторон, в том числе и со стороны «своих». Но многие украинские коллеги давали понять, что осуждать насилие со стороны промайдановских сил не будут, что время правды закончилось, началось время «патриотического долга». Киевский журналист Леонид Швец сказал яснее всего: «В какой-то момент силовые методы стали неизбежностью... Мы не можем быть объективными…Украина потеряла девственность, в нашей истории появились трупы… Требовать от нас, чтобы мы поднялись над схваткой, нельзя».

Но я думаю, что любое время — это время правды и милосердия. И полагаю, что, требуя освобождения политических заключенных на Украине, нужно требовать их освобождения и в России. И не только наших, своих, таких как чеченский правозащитник Оюб Титиев, или арестованных за митинги и блоги. В самом авторитетном списке политзаключенных в России, списке «Мемориала», пятеро так или иначе связаны с Украиной и Крымом, включая Олега Сенцова, который получил 20 лет за теракт, который не был осуществлен. Мне думается, это какая-то гадость. Менее известен Владимир Балух, который сел, кажется, за публичный отказ от российского гражданства, флаг Украины над домом в Крыму, а патроны, которые у него нашли на чердаке, возможно, мягко говоря, не его. Участник татарского митинга в феврале 2014 года Али Асанов, к счастью, уже под домашним арестом, не под стражей — хотя посидел немало…

Здравый смысл в том, что нельзя сажать за слова (если только это не прямой призыв к насилию) и следует выступать за максимально мягкие наказания, если речь идет о ненасильственных преступлениях, когда в результате никто физически не пострадал. Неважно, наши или не наши — правда и милосердие важнее. Люди все наши.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (449) 19 мая 2018
    10 российских стартапов, покоривших планету
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотополигон
    Реклама