Кто в Инстаграме учит морали

Фигура
Москва, 24.02.2020
«Русский репортер» №3 (491)
Маргарита Морозова (@marpeta_rus) работает за столиком в кофейне. На ее столике этичная бутылка для воды. На вешалке ее этичное пальто. На стуле этичная сумочка. Марго — «первый этичный блогер». В шапке ее профиля Инстаграм написано: «Вдохновляю жить этично. Самый большой в мире поисковик брендов без тестов животных». У нее 124 тысячи подписчиков и — социальное знание о том, что завораживает и волнует молодых людей, а значит, и о правилах жизни самого ближайшего будущего

Оксана Юшко специально для «РР»

Муж говорит

— Давай лучше на «ты», — говорит она. — Когда ко мне на «вы», мне кажется, я уже всю жизнь прожила… Мне двадцать шесть, это о-очень много, но в моем сознании мне еще восемнадцать. Когда я создала свой блог, я думала, что буду выкладывать только списки тех брендов, которые тестируют продукцию на животных, и тех, которые не тестируют. Но потом поняла, что этичность на этом не заканчивается, и присоединила к этому списку еще список тех, чья продукция из натурального безопасного состава. А потом я поняла, что к этому всему еще присоединяется экологическая этичная мода и сохранение окружающей среды. И все закрутилось.

— А зачем ты вообще начала искать этих производителей, тестирующих свою продукцию на животных?

— Так как я очень спонтанный человек и в мою голову заходит абсолютно странная информация…

— Ну например?

— Не знаю, как это объяснить. У меня всегда очень много мыслей в голове. Они всегда как такой, знаешь, ком. И только через промежуток времени я немножко их расшифровываю. Мне часто помогает то, что я выписываю свою мысли — они залетают в мою голову, а я их записываю. Мысли залетают в голову потому, что я сама где-то летаю. А если буду немного приземленной и расслабленной, то лишние мысли не залетят, и жить будет намного проще.

— А вдруг тогда не залетят нелишние мысли? Как ты отличишь лишние от нелишних?

— Если честно, не знаю… Ну, например... у меня в блоге не так много хейта, но бывает. И я говорю мужу: «Ну почему они таких простых вещей не понимают?» Он отвечает: «Отпусти эту мысль». А я могу целый день ходить и что-то у себя в голове переваривать, сидеть в ванне, анализировать ситуацию, придумывать, как получше можно было ответить и почему я написала в ответ так, а не так… Вместо того чтобы взять и отпустить эту ситуацию, не тратить на нее время и энергию.

— Ты бы отпустила эту мысль, и чем была бы занята твоя голова?

— Какими-то бытовыми делами. Тем, что мне нужно сейчас. Сейчас мне нужно не тратить мысли на мечтания, но заниматься делом и достигать своих целей. А я — человек-мечтатель. Муж мне недавно сказал: «Когда у нас появляется мечта, мы начинаем ее простраивать в голове и получаем от этого долю дофамина. Но на этом мечта заканчивается». Предположим, я захотела открыть свой магазин. И я мечтаю: там будут стоять такие-то стулья, я буду сотрудничать с такими-то брендами… Ну вот я получила свой дофамин, и мне эта мечта больше не нужна.

— Может, она не настоящая?

— Нет, настоящая. Просто так работает мозг. Часто люди останавливаются только на мечтании, но дальше не идут — не ищут информацию о том, как открыть магазин. Они получили удовольствие — и все, конец: когда ты приступаешь к делу, уже нет той блаженности мечты. Все уже немножко не то, тебе лениво, потому что ты уже получил эмоцию. Если бы я перед тем, как составлять списки брендов, все простроила и промечтала, развернула бы до больших масштабов, я бы получила удовольствие и мне бы стало лень приступать к делу.

— Хм… хочешь сказать, что в мечтаниях надо знать точку, где остановиться — чтобы не вымечтать мечту впустую?

— Муж говорит: «Остановись в своих мечтаниях. Лучше возьми и прямо сейчас что-нибудь сделай».

— А чем мечта отличается от визуализации?

— Не знаю. Давай мужу позвоню?

— Не надо, у нас тоже есть голова. Может быть, когда человек визуализирует, он трудится. А когда мечтает, он блажен.

— Да, когда ты мечтаешь, ты расплываешься в облаках.

Сториз без мата

— Почему тебя так заботит тема экологии?

— С детства заботила. Мне всегда хотелось чем-то помочь. Мне всегда было интересно — кому я могу помочь. Мне хотелось стать ветеринаром и помогать животным, я любила их. Когда мы переехали из Серпухова в Москву, мне уже не разрешали держать дома животных. Папа — он мой отчим — считал, что животные должны жить на улице. А я хотела бездомным животным помочь.

— И как ты им помогала?

— Кормила их. Разговаривала с ними.

— О чем?

— Обо всем. О том же, о чем я разговариваю со своими домашними животными. Я их люблю. Помню, в подъезде за мной увязался вот та-а-акой маленький котенок, прямо во-от такой. Я просила отчима забрать его домой. Котенок просто в ногах у меня лежал. «Папа, я тебя очень прошу! Давай возьмем его!» «Нет». Единственное, что я сделала, — отнесла ему котлетку и закрыла дверь.

— И что с ним было потом?

— Не знаю. В силу того что я росла в достаточно жестких… ну как тебе объяснить? Недавно я просматривала видео моего детства и видела: когда я маленькой хотела чего-то от папы… от отчима, да, но я его называла папой, — я говорила: «Папа! Папа! Я хочу…» Он говорил: «Нет». Обычно ребенок на такое обижается или расстраивается. А я — нет, у меня была такая реакция — ну нет так нет, и я шла дальше веселиться. Я очень быстро переключалась с эмоции на эмоцию. Если мне здесь нехорошо, то я пойду туда, где мне будет хорошо. И, возможно, когда папа не разрешил мне котенка, я просто быстро переключилась.

— А если сейчас тебе говорят «нет», ты расстраиваешься?

— Сейчас — да. Во взрослой жизни все кардинально наоборот. Если я чего-то не получаю, я начинаю прокручивать это в своей голове. Хотя по опыту детства должна была научиться переключаться. Но это потому, что ты уже взрослый и самостоятельный, и твоя жизнь только от тебя зависит. Если честно, то у меня такое впечатление, что во взрослой жизни мы все время пытаемся за чем-то угнаться. Просматриваем соцсети, фильмы. У нас стало больше виртуальной жизни. Но она не такая, какой нам ее показывают блогеры. Из-за этого мы начинаем замыкаться в себе. Например, смотрю я на блогера и думаю: «Бли-ин, какая же она красивая. Ну как можно так с утра выглядеть? Вот как?» И смотришь в этот момент на себя — ты лежишь на диване в растянутой футболке, у тебя на лбу прыщики и прочие несовершенства. Но на самом деле тебе это все совершенно не нужно!

— Так и зачем об этом думать?

— Но люди думают и начинают корить себя за это. Они начинают проживать чужую жизнь. Стремятся стать, как та блогер. Не такими, каковы они сами. А ее жизнь на самом деле надо делить на восемьдесят.

— Но у тебя тоже большой блог. И кто-то, может быть, стремится стать такой, как ты.

— Это плохо. Я считаю, что это плохо и неправильно. Когда я старалась выглядеть в Инстаграме идеальной, ну, я хотела подать себя с лучшей стороны: я не ругаюсь матом, я всегда показываю себя с хорошего ракурса, чтобы грудь, чтобы пресс… А потом я, наблюдая за другими, словила себя на мысли: «Откуда я знаю, какие они в реальной жизни? И почему я сейчас думаю о них, а не о себе? Почему я прямо сейчас не кайфую от того, какая я есть, а стремлюсь угнаться за кем-то, но не за собой?» И я поняла, что не хочу делать такого со своими подписчиками и буду показывать себя им такой, какая я есть. Обычно ты смотришь сториз и видишь, что там блогеры говорят без ошибок, не делают пауз — но они делают пятнадцать дублей прежде, чем выложить себя! Я тоже раньше так делала. Сейчас я тебе что-то покажу, подожди… вчера получила… Я что, удалила это? Ой, нет. Слушай: «Мне так нравится, — читает Марго с телефона, — что вы показываете себя настоящей в своем блоге. Я всегда представляла вас идеальной, и от этого моя самооценка падала. Глупо, знаю. А когда видишь, что люди, которые для тебя пример, — такие же простые смертные со вторым подбородком, сразу дышать становится легче». Мне хочется показывать себя в сториз такой, какая я есть в реальной жизни, и учиться у самой себя. Предположим, в сториз я не ругаюсь матом — это женственно. Значит, я не буду делать этого в реальной жизни. Сама с себя беру пример. Не сотвори себе кумира — вот что!

Как быть настоящей

— Вообще, что нужно людям в социальных сетях? Они хотят «Дома-2», то есть смотреть за чужой жизнью — как чужие люди едят, как у них все шикарно в жизни. Они будут смотреть и сравнивать себя с ними. Вот у нее «мерседес», отличные шубы, бриллианты. Они будут проживать жизнь этого блогера. Но есть часть людей, которые не хотят жить чужой жизнью. Они хотят в первую очередь чему-то научиться. На меня подписаны люди, которые хотят не равняться на меня, а научиться от меня новому.

— Давай возьмем в качестве примера девушку, которая работает в Москве секретарем и получает небольшую зарплату. Она подписана на Тину Канделаки. Кстати, мы можем подобрать другой пример…

— Нет, продолжай, я как раз на Тину недавно подписалась.

— …И вот эта девушка понимает, что при своей зарплате не сможет иметь все, что есть у Тины.

— Но она сидит в мечтании и получает от этого удовольствие! Она начинает представлять, что это не у Тины Канделаки, а у нее самой такая жизнь.

— То есть она вынимает Тину из всех ее красивых вещичек и помещает во все это себя?

— Да, и это немножко зависть. Не знаю, как тебе это объяснить словами… Ты завидуешь чужой жизни, но при этом все равно начинаешь сравнивать себя с ней и представлять себя на ее месте.

 042_rusrep_03-1.jpg Оксана Юшко специально для «РР»
Оксана Юшко специально для «РР»

— И она всего этого, конечно, достойна больше, но повезло почему-то Тине Канделаки?

— Да. Людям это нравится. Какими негативными ни были бы их эмоции, им этот процесс мечтаний все равно нравится. Обрати внимание, что и время пролетает за мечтаниями быстро. Ты сидишь в чужом сториз, представляешь себя на месте другого человека, и время летит. Ты хотела посидеть в сториз пять минут, а получилось два часа.

— Но разве люди не говорят очень часто о дефиците времени?

— Люди, конечно, не хотят терять время. Они сами в шоке от того, что столько потратили на сториз. Ну ты посмотри вокруг — сколько людей сидит в Инстаграме! Кто они в основном? Студенты, которые на парах залипают в сториз. Люди, которые едут в метро, — раньше они читали книжки. Мамочки, которые сидят в декрете. Они завидуют мишуре, внешней оболочке, но не знаниям, которые получила Тина Канделаки для того, чтобы все это иметь. Между «завидовать» и «вдохновляться» есть разница.

— А в чем она?

— Вдохновился и пошел читать книги, которые читает она. Позавидовал — и потерял время. Завидовать — это думать: а я бы в ее вещах смотрелась лучше, она умная, а я красивее. Это начинать искать изъяны. Зависть сопровождается тем, что ты ищешь минусы в человеке… Муж мне всегда говорит: «Будь в блоге настоящей . А ты в сториз говоришь другим голосом. Он у тебя там такой же писклявый, как когда ты по телефону разговариваешь. А в жизни у тебя другой». И я не могла понять, где разница между сториз и реальной жизнью. И вот что я делаю: разговариваю, разговариваю с мужем — и включаю камеру, и так пытаюсь уловить этот переход. Тренируюсь.

— Муж для тебя авторитет?

— Для меня — да. Он знает, как избавляться от ненужных мыслей. «В смысле?! Ты бы этим не заморачивался?!» «Нет». Он считает, что мой перфекционизм только мешает жизни.

 

 00.jpg

Кто убивает биглей

— Мой дедушка связан с космосом. Он участвовал в запуске Гагарина. Он запускал собак в космос, об этом я только недавно узнала. Еще он разрабатывал какое-то удобрение, он увлекался садоводством. Мы с ним долго не общались по семейным обстоятельствам, а два года назад приезжали его хоронить.

— Ты вообще с ним никогда не общалась?

— Только до пяти лет. О собаках я ничего не знала.

— А если бы он не умер, о чем бы тебе захотелось с ним поговорить сейчас?

— О том, чем именно он занимался. Как запускали собак.

— А если бы ты перенеслась в прошлое и встретила дедушку за год до того, как он запускал собак, что бы ты ему сказала?

— Я не знаю… Я не понимаю, зачем они вообще собак запускали. Хотя прекрасно понимаю даже в случае с лабораторными исследованиями лекарств, что пока замены тестам на животных нет. Одна моя знакомая работает в лаборатории США, и она мне говорила: «Марго, пока все эти новейшие методики тестирования для медицины не работают никак. Есть 3D-печень, 3D-сердце, но для испытаний нужен живой организм». Другое дело, что у них за границей это все под контролем, и прежде чем провести какой-то опыт, компания проходит проверки, в том числе зоозащитную. К ней приходит зоозащита и спрашивает: «Сколько вам нужно животных?» «Шесть». «Нет, давайте три». И они находят компромисс.

— Но трех все-таки приносят в жертву.

— Зато сокращают количество тех, которые могли бы погибнуть. Люди, работающие в лабораториях, любят этих животных и создают им идеальные условия.

— До тех пор, пока их не убьют.

— Да. И я не верю, что они их убивают гуманно. Моя знакомая мне рассказывала, что даже мышка за час до того, как ее придут усыплять, уже все знает и начинает метаться, как будто понимает, что сегодня ей конец.

— И как ты относишься к испытаниям на животных ради медицинских целей?

— Если лаборатория какая-то гуманная… Чаще всего тестируют на биглях. Знаешь, почему? Они небольшие, но в них влезет достаточное количество испытуемого вещества. Бигли — доверчивые собаки, одна из самых добрых пород. И я до сих пор не могу смотреть на биглей. Просто не могу. Наверное, они действительно необходимы для нашего выживания, просто я никак не могу понять людей, которые работают на этой работе. Они же прекрасно знают, что приносят мучения. Тут у меня срабатывает какой-то разум — что действительно жертвы необходимы ради выживания человечества. Но я сразу переключаюсь с этих мыслей и думаю о хорошем — о том, что скоро появятся альтернативы.

— А как ты относишься к испытаниям на животных ради косметики?

— В ЕС тесты косметики на животных запрещены. Там запретили в двухтысячных годах, но в некоторых странах до сих пор продолжают. У нас в России косметику тестируют и in vitro («в пробирке», не в организмах. — «РР»), и на животных. И все чаще выбирают in vitro. Но те, кто завозит свою продукцию в Китай, тоже неэтичны — в Китае тестирование косметики на животных является обязательным по закону. Правда, они постепенно вводят альтернативы, хотя не для всей косметики.

Я вчера проверяла испытания одного бренда на животных. И мне просто интересно, чем человек руководствовался. Оказывается, он даже не знал… Чаще всего дистрибьютеры и производители просто отдают пакет документов в сертифицирующий орган, платят денежку и получают результат. А те тестируют на животных потому, что им так удобней… При Центре контроля качества онкологического научного центра есть виварий, там проводят тесты на животных. Мне об этом рассказала одна моя знакомая, она там работает. Она скинула мне фото биглей… Я никому об этом не говорила. Ты первая, кому я сказала. И я так плакала… Я нашла телефон главного врача этой клиники. Подожди, я сейчас заплачу… Я тебе сейчас покажу, у меня сохранилась переписка. Он на аватарке — со своей собакой. Я это увидела и такая — а-а-а…

22 апреля

Сергей Викторович, здравствуйте. Меня зовут Маргарита. Мне подруга сказала, что когда была у вас в ветклинике, видела у вас виварий с собаками биглями. Я проревела не один день, боялась вам писать, не знала что сказать. Я читала много разных источников и знаю, что биглей используют для опытов. Я очень люблю животных и всегда стараюсь им помогать. И я очень хочу сделать это сейчас. Поверьте, я неагрессивно настроена, вовсе нет! Но я изо всех сил хочу спасти собачек. Знаю, что в Европе лаборатории часто идут навстречу и отдают животных волонтерам. В России такое тоже случается. Я сама даже забирала крыс, которых отдал виварий. Сейчас я пишу и плачу. Пожалуйста, дайте шанс спасти животных. Я никакая не сумасшедшая! Не радикалка! Я все понимаю. Но сердце разрывается. Скажите, мы можем созвониться? Огромное спасибо. С надеждой на лучшее».

24 апреля

«Сергей Викторович, прошу вас ответить! Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!»

1 мая

«Сергей Викторович, добрый вечер. Умоляю вас ответить! Пожалуйста!»

— Он не ответил. Крыс, правда, на самом деле мне не отдали, к сожалению.

— А почему ты поступила с Сергеем Викторовичем как эмоциональная девушка, а не блогер с большой аудиторией? Не написала ему: «Ах, вы не отвечаете! Ну тогда держитесь — иду писать про вас пост!»

— Он бы подумал: девочка хочет хайпануть. А я не хочу поступать так: «у меня есть блог, и сейчас я вам голову с плеч…» Многие блогеры так действуют, а я не хочу. Я хочу по-хорошему.

— Ну вот ты действовала по-хорошему, и это не дало результата.

— Я думала, лучше мне туда приехать. Я хотела, но очень боялась. Прям вот о-о-чень. А вдруг он меня выгонит? Я прямо даже когда об этом думаю, начинаю потеть. У меня еще панические атаки. Мыслями о поездке в виварий я довожу себя до трясучки.

— А чего ты так боялась?

— Что на меня наорут.

— Ты тоже можешь наорать.

— Я не могу. Я боюсь.

— Ты спасешь этих биглей, а они купят новых.

— Да, но они не убьют тех, которые уже просто не нужны. Там есть такой момент — они убивают тех, кто больше не нужен для исследований. А есть вообще лишние, на которых ничего не испытывали. По регламенту они должны их убивать. Но есть те сотрудники вивариев, которые не хотят этого делать. Если об этом узнают, их на кол посадят. Ты не имеешь права выносить животное, как не имеешь права выносить оборудование.

Сколько стоит белый список

— Смотри, я хочу протестировать бренд, и я захожу на сайты мировых зоозащитных организаций. Например, PETA дает и черные, и белые списки. Я тоже. Но они — мировая организация. А я — неофициальная. Я ввожу бренд в их базу и смотрю, есть ли он там. Допустим, он находится у PETA в черном списке. Но я им не особо доверяю. Те бренды, которые у них в белом, у меня оказываются в черном, и наоборот. Я всегда объясняю, почему бренд попал у меня в тот или этот список, чтобы никто не сомневался в моей честности. Я смотрю, почему бренд у PETA в черном списке. Например, Erborian. Его нет в Китае. Возможно, потому, что он принадлежит компании L’Occitane, а она продает свою продукцию в Китае. Но причем тут Erborian? Я захожу в госреестр, там все официальные реальные данные. Смотрю, какие протоколы испытаний им были выданы. Смотрю в них токсикологические показатели. У Erborian абсолютно все было in vitro. А они проходили у нас тестирование в 2011 году, когда почти все тестировалось на животных. Значит, они нашли какую-то лабораторию с in vitro. Тут меня ничего не беспокоит. Но если в протоколах написано «кожнораздражающее действие» или «действие на слизистую», то я уже знаю, что испытание проводилось на животных. Я написала им письмо с просьбой предоставить информацию.

— А тебе компании часто отвечают?

— В последнее время да. Но четыре года назад, когда я только начинала, мне писали: «Какое ты право имеешь что-то запрашивать?», «Нет!». Бывало, что компания отвечала: «Не хочу и не буду!» Тогда я писала головной компании за границу, и мне как этичному блогеру предоставляли все документы.

— А если бренд тебе не отвечает и вообще не предоставляет информации, то он лишает тем самым тебя возможности о нем написать?

— Тогда я их вношу в список в соответствии с той информацией, которой владею. Я написала вам в директ, я написала вам на почту, я написала под вашим постом. Не хотите — не отвечайте, а я внесу вас в черный список, потому что информация из госреестра говорит о том, что вы тестировали на животных.

— И каково воздействие твоего черного списка? Подписчики действительно на него ориентируются?

— Например, компания Oriflame сама искала меня. Чтобы доказать — они не тестируют на животных, и чтобы я убрала их из черного списка. Но компания очень классно вуалирует информацию: они пишут у себя на сайте, что они — первая компания, которая перестала проводить тесты на животных, но тестируют свою продукцию в Китае.

— И ты убрала их из черного списка?

— Я не вышла с ними на связь. Сейчас компании, которые не тестируют на животных, мне сами пишут: «Марго, мы о себе всю информацию вам предоставим. Сколько стоит попадание в ваш белый список? Мы вам заплатим». И я такая: «В смысле?!» Хе-хе-хе. Нисколько! Мне только выгодно, если вы у меня будете в белом списке — больше людей сделают этичный выбор.

— Ты никогда не брала денег с брендов за попадание в белый список?

— Одна моя подписчица написала мне: «Сколько у вас стоит проверить такую-то компанию?» Реально, что ли? Бесплатно. Но бывают люди, которые присылают целый список компаний. Вначале мне это нравилось — бли-ин, меня спрашивают! Мной интересуются, я важна! Но потом я поняла, что на это уходит все мое свободное время. И теперь рассматриваю заявки потихоньку. А многие пишут мне просто благодарности за списки.

 044_rusrep_03-1.jpg Оксана Юшко специально для «РР»
Оксана Юшко специально для «РР»

— На чем ты зарабатываешь?

— На этичных боксах. Я их создала два года назад. Мне хотелось, чтобы человек, покупая мой бокс, в котором все этичное и натуральное, постепенно заменил всю продукцию в своей квартире на этичную. У меня в боксах может быть тушь, гель для душа. И все это в сумке из органического хлопка. Я долго искала такую — чтобы все было по Fair Trade («Справедливая торговля» — мировое зонтичное общественное движение, поддерживающее продажу товаров, которые произведены без использования детского и рабского труда, с соблюдением стандартов защиты прав человека, окружающей среды и животных и пр.— «РР»). Нашла.

— Так хлопковых сумок же куча!

— Но мне нужна была органическая! Чтобы хлопок не обрабатывался пестицидами. Чтобы без рабского труда. Чтобы был сертификат Fair Trade — честной торговли. В первый раз у меня с боксами не получилось. Но потом мы объединились с одной девушкой, которая производит веганское молоко и сыр. У нас была, например, в боксах косметичка для ногтей — стеклянная пилочка экологичная, лак с безопасной формулой и крем, которого вообще не было в продаже — его могли получить в подарок только блогеры. А мы хотели, чтобы все его попробовали… Сначала я стеснялась продавать боксы, боялась, что люди скажут: «Вот, стала блогером, сделала свой продукт и сейчас будет на подписчиках бабки делать». Меня это смущало, я не хотела наживаться на своих подписчиках. А рекламу я беру нечасто — чтобы попасть ко мне на рекламу, надо пройти миллион проверок. Я проверяю рекламодателя на этичность, экологичность и веганство. Поэтому у меня немного денег в блоге. Другие блогеры умеют делать деньги из воздуха. Ну представь, у тебя два миллиона подписчиков. Ты сделала чек-лист: «Как заработать миллион». Ну, ты же опытная, ты зарабатываешь уже миллионы. Твой чек-лист стоит триста рублей. Тебе доверяют, ты пользуешься популярностью. А подписчик — он тоже хочет заработать миллион. И он покупает твой чек-лист. Предположим, его купило семь тысяч человек за день. Умножь. Два миллиона сто получается. Причем люди не заморачиваются и копируют эти чек-листы из интернета или из книг.

— Почему ты так не сделаешь?

— Почему я так не делаю?!

— Да.

— У меня совесть есть, и я верю в силу бумеранга. Это так некрасиво по отношению к людям, которые тебе доверяют. Я делала чек-листы, но выложила в них всю информацию по этичности, которую знаю. У меня получилась целая книга. Там была табличка с этичной и неэтичной косметикой. Список этичной одежды по брендам. Там было прямо все. Второй чек-лист я делала по экологичному дому, но для этого я прочитала кучу информации и перелопатила кучу источников.

— А ты думаешь, реально по этим чек-листам стать миллионером? В них что-то полезное есть?

— «Встать в семь утра, выпить стакан воды, помедитировать…» Но есть и добросовестные блогеры, конечно, на которых я подписана и которых уважаю.

Папа и панические атаки

— Как ты понимаешь слово «этичность»?

— Это всеобъемлющее понятие. Любовь, честность и этичность по отношению к себе, окружающим и планете. Например, часто вижу, как в интернете ненавидят людей, которые ушли с веганства или до сих пор едят мясо. На них так нападают, как будто… как будто смертный приговор им выносят. Я никогда не буду навязывать свою точку зрения человеку, если ему это не нужно. Я это делала раньше — в смысле, говорила: а-а-а, вы едите мясо, двойные стандарты. Сейчас нет.

— А с кем ты это делала?

— Со своей свекровью. Но это было начало моего пути — разбились мои розовые очки, старый мир разрушился, а в новом я захотела видеть людей, которые едят как я.

— А что, твой отчим не ел мяса?

— Нет.

— Нет?!

— Нет. Сама в шоке. Я росла в его армянской семье, но у нас даже супы были без мяса. Но его мама кормила меня долмой. Я спрашивала: «Папа, почему ты не ешь долму?» «Я не ем мясо». «Папа, почему ты не ешь сердечко?» «Я не ем мясо». Он в детстве видел, как убивают курицу.

— И не разрешил взять котенка?

— Он считает, что животные должны жить на воле… Он жестокий. Но при этом очень добрый.

— Он тебя наказывал?

— Ему не нравилась моя истеричность. Но я истерила, наверное, от бессилия. В девять часов вечера я должна была быть дома. Я должна была есть только на кухне, а не у себя в комнате, и сразу мыть посуду. Мне разрешался телевизор час в день. Стационарный телефон — час в день. Деньги мне платили: за мытье посуды — двадцать рублей, за приготовления супа — сто, за уборку квартиры — пятьсот… Когда его не было дома, я смотрела утром телевизор, а он не разрешал. Он приходил и проверял, не горячий ли. И я изощрялась — ставила телевизор продуваться у окна. Но при этом он очень добрый, я его считаю папой. Он научил меня в пять лет медитировать, готовить долму, он играл со мной в лото и «Монополию». Он мне улыбался. У меня к нему дочерняя любовь. Но и грустные моменты тоже были… Я сейчас заплачу.

— Не плачь. Тебе еще весной спасать биглей в виварии. А твой родной отец жив?

— Жив. Из-за того, что он сделал с моей мамой, я с ним не общаюсь. Но он находил меня. Мне абсолютно неприятен этот человек.

— Может, он твой подписчик?

— Если бы он был моим подписчиком, он бы мне писал в Инстаграм. А он меня находил только во ВКонтакте. Скорее всего, он смотрит, наблюдает, и ему страшно.

— Зачем ты ему нужна?

— Нужна зачем? Ну, в смысле… я состоялась. Притом что он не помогал никак. Пятьсот рублей в месяц платил. Я выросла без его помощи. И его деньги мне не нужны.

— А ему нужны твои?

— А такое вообще по закону возможно?! Мне кажется, что если типа твой ребенок успешный и такой классный, то почему бы не наладить с ним отношения. А если у человека все хреново по жизни и ему могут понадобиться твои деньги, то зачем выходить с ним на связь?

— Нормально тебе удается на боксах заработать?

— Совсем немного. Пока что, на мой взгляд, ценности я несу гораздо больше, я ведь проделываю для подписчиков большую муторную работу. Над списком четыре года работала. Или, например, ищу экологичный пластырь, рассказываю, где его найти и из чего он должен быть сделан.

— А что, реально много людей заморачивается по поводу экологичного пластыря?

— Конечно! Знаешь, сколько человек сохраняет такие посты? До восьмисот сохранений доходит. Каждый мой пост — это полезность, полезность, полезность. Но большинству людей нужны рецепты, чужое богатство и поржать. Постоянно нужно вкладывать деньги в рекламу блога, чтобы не было отписок. Не будет рекламы, не будешь выходить в сториз — упадут охваты, лайки. Просто потому, что люди чаще всего приходят на что-то скандальное. Я вижу много ссор в блогах, но я не ссорюсь ни с кем, даже ради хайпа, — не хочу получать негатив. Когда у меня в комментариях ссорятся, я прямо так и пишу: «Прошу вас! Умоляю! Не ссорьтесь!» Потому что когда я начинаю нервничать, у меня случаются панические атаки, которые, видимо, из детства тянутся. Но сейчас уже лучше, работа с психотерапевтом помогает. Мой муж однажды был на лекции одного умного чувака, и тот рассказывал, как он ходил к психотерапевту. Ему не помогало, не помогало — и, наконец, что-то щелкнуло, и он прорыдался. Я тоже. После того как разучилась плакать. Я год могла не плакать вообще. И говорила себе: «Ну д-давай, д-давай». Было такое ощущение, что я проглотила боль, и она там глубоко, а я не могу ее вытащить. Тот парень на лекции приводил такой пример — как будто ты в саркофаге. Ты стучишь по нему, стучишь. Но никто не слышит. Но, наконец, саркофаг трескается как яичная скорлупа, и там такой поток энергии раскрывается… А у тебя не было никогда панических атак?

— Опиши атаку, и я пойму — было или нет.

 046_rusrep_03-1.jpg Оксана Юшко специально для «РР»
Оксана Юшко специально для «РР»

— Ну это как будто у тебя выскакивает сердце из груди и елозит снаружи, елозит, и у тебя реально чувство, что ты сейчас умрешь. Ты смотришь на людей и считаешь, что ты не здесь абсолютно. И ты постоянно в состоянии сна, и от этого быстро устаешь.

Двор и злая баба

— Твои подписчики тебя узнают на улице?

— Да-а-а. Пишут: «Ой, Марго, вы выходили из квартиры, а я вас видела!» А я не хотела переезжать в Красногорск, даже мужу говорила: «Ни под каким предлогом!». Но потом я увидела все эти домики, кафе, мост… В фитнес-баре девушка тоже мне как-то говорит: «Ой, я вас где-то видела!». На самом деле приятно, но как-то неловко, что ли. Ну, просто вдруг я в носу поковырялась, а на меня смотрели. Или я посмотрела на подписчика и сделала странную гримасу. Или шла с пакетом! Но это была спонтанная покупка, и я же не понесу охапку в руках! Но этот пакет прослужит еще пятьсот лет. Раньше я просто высыпала мусор из сумки, а сумку забирала обратно. А сейчас забираю пакет. Но люди могут не понять, почему я иду с пакетом. Или я куплю воду в пластиковой бутылке — мне хочется пить. Или я воспользуюсь неэтичным мылом в туалете. Я могу! Я же человек и не хочу себя долбить за то, что я «зож», но съела круассан.

— А дома у тебя все этично?

— Да. Кроме бытовой химии. Она не может быть этичной в России. Ее испытывают на животных. Чаще всего используется летальная доза. Мышкам или крыскам насильно вгоняют средство в желудок, чтобы узнать, какая доза безопасная, если средство случайно выпьет человек. А кроликам капают на роговичку глаза, чтобы узнать, что будет с глазом человека. Хотя! Многие формулы уже не требуют тестирований. У ЕС есть база безопасных ингредиентов. Не понимаю, почему нам ее у них не купить?!

 01.jpg

К кафе ведут разрисованные аккуратные домики. Марго живет в соседнем доме. В нем есть фитнес-клуб, и через широкие окна можно посмотреть, как люди занимаются спортом. Зажглись гигантские надписи на высотках. Люди гуляют с детьми и собаками по морозцу. Под боком большой всесезонный горнолыжный комплекс. Отсюда можно пешком прогуляться до моста над Москвой-рекой, посмотреть на раструб вертолетной площадки Дома правительства Московской области, на солнечные батареи, которыми оборудована прогулочная площадка с качелями перед мостом, ведущим к торговому центру и станции метро «Мякинино». И уже не вспомнить того, что осталось в старых публикациях о спорных землях, о фермерах, пытавшихся в суде защитить свои хозяйства от застройки, и о заместителе мэра Красногорска, застреленном в 2015 году местным предпринимателем — прямо в собственном кабинете.

Жизнь этичного блогера Марго и вправду немножко идеальна в этом городке с обликом инновационного будущего — и, как будто и сам Красногорск, выстроена поверх зажитых ран.

— В одном из этих домов живет бабка, которая травит собак, — говорит Марго, гуляя взглядом по вторым этажам многоэтажек. — Она их терпеть не может, ходит, разбрасывает яд. За две недели четырех собак уже убила. Мы не знаем, что это за бабка, но кому-то из своих соседей она призналась — это ее рук дело. Я пошла к управляющему и начала орать как ненормальная: «Я плачу за охрану! А у вас камеры нет!». Мне сказали: «Идите в полицию. Туда уже инициативная группа пошла и заявление написала». Она еще в лифтах разбрасывала яд. Я хожу и предупреждаю людей с собаками.

Этичный полупроводник

— Моя специальность, полученная в МГУПИ (Московского государственного университета приборостроения и информатики. — «РР») напрямую связана с веществами — я материаловед, окончила бакалавриат и магистратуру с красным дипломом. Специализировалась на сверхпроводниках. Я начала вести блог еще в университете. Пришла на практику на предприятие, там разрабатывались штуки к адронному коллайдеру. Я даже делала к нему сверхпроводник. Когда я туда приходила, у меня снимали отпечатки пальцев, меня досматривали военные, я сдавала все флешки и телефон. И я подумала: бли-ин, такая защита, круто будет тут работать. Но прихожу в аудиторию, где работает мой преподаватель, — а там старые компьютеры, от которых рябит в глазах, и все сидят вщуриваются в них. Стулья старенькие. Сквозняк. Все сидят в телогрейках. И я подумала: «Не-не-не. Где здесь выход?»

— Ты знаешь, что ты сейчас сделала? Ты опровергла главный тезис Инстаграма — что можно ничему не учиться, а просто жить и зарабатывать на жизнь тем, что рассказываешь в соцсети, какой ты классный. Ты, оказывается, работаешь по специальности!

— В какой-то степени да, но это вышло скорее случайно. А знаешь, что сказала моя преподавательница, когда узнала, что я веду этичный блог? «Марго, а ты в курсе, что тот сверхпроводник, которым ты занимаешься, заменит тесты на животных?» И я такая: «Опачки!» Но я просто смотрела на тех молодых людей, которые остались на предприятии работать. Там ребятам по тридцать лет, и они ночуют там, говорят: «Готовы работать день и ночь». А я так не могу. Там такая зарплата… И мне надо, чтобы было красиво.

Стоя на морозе в этичном плюшевом пальто, @marpeta_rus — любимица пользователей, желающих жить этично — прижимает к себе этичную бутылку и ноутбук. Она продолжает смотреть на многоэтажку.

— Даже не знаю, как эта бабка выглядит, — говорит она. — Но ее надо взять с поличным.

Сергей Викторович, добрый день. Вам писала этичный блогер Марго. А вы ей не ответили. Почему?

— Потому что я не занимаюсь биглями. Я ведущий ветврач.

— Значит, на биглях вы опыты не проводите?

— Нет. Это племенное ядро. Да, совершенно верно. Их разводят и раздают. Я занимаюсь кроликами и крысами. И мне своей экспериментальной работы вот так хватает.

— А опыты на кроликах и крысах, значит, к сожалению, проводите?

— Вы совершенно правы, говоря «к сожалению». К сожалению, провожу. А как без этого? Вы же сами должны понимать.

— И все же почему вас такое эмоциональное сообщение Марго не тронуло?

— Потому что они — зеленые люди, они читают разную ерунду, но многого не понимают. Пусть она подъедет ко мне. Я ей все объясню.

— А вы не будете на нее орать?

— А я на вас ору?.. Я очень занят, но полчаса я ей обязательно уделю. Передайте ей, что я ее жду.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№3 (491) 24 февраля 2020
Лесосибирск: театральное чудо на Ангаре
Содержание:
От редактора
Фотография
Краудфандинг
Фоторепортаж
Фотополигон
Реклама