Чтобы малая родина не была уродиной

Омск не планирует усиливаться в качестве миллионника. Вместо этого областные власти намереваются развивать малые города региона

В то время как в Сибири активно обсуждаются планы по развитию крупных городских агломераций, Омская область решила двигаться в ином направлении. На VIII Красноярском экономическом форуме в феврале она представила экспозицию своих малых городов. Согласно концепции, сельский малый бизнес получит минимум пять географических точек притяжения, в результате чего Омск — второй по численности населения город за Уралом, наряду с Новосибирском имеющий статус «миллионника» — перестанет вытягивать кадровый и интеллектуальный потенциал из областных районов.

Омская область — регион аграрный, но при этом значительно централизованный. Более половины населения проживают в миллионной областной столице. Второй по величине город области — Тара — насчитывает почти 27 тыс. жителей, а число населенных пунктов, где проживают свыше 7 тыс., не превышает и десятка. Из 36 районных центров области только пять (Тара, Калачинск, Исилькуль, Тюкалинск, Называевск) имеют статус города. Их роль как инфраструктурных узлов всегда была ощутима. Именно здесь в советские годы была сконцентрирована вся необходимая селу инфраструктура — элеваторы, предприятия пищепрома, склады: словом, все то, что во многом было утрачено в перестроечный период. Тогда малые города перестали выполнять свои функции аккумуляторов экономических и социальных процессов: здесь просто негде стало работать.

Высвобождение рабочих вследствие технического перевооружения села и упадка небольших городов еще больше усилило в регионе тенденцию к централизации. Поток переселенцев устремился в Омск, которому пришлось вплотную столкнуться со всеми издержками перенаселения, включая рост безработицы и цен на жилье. Стало очевидно: мегаполис не может быть единственной точкой роста для всего региона.

И в Омской области решили сделать ставку на возрождение малых городов. Последние должны стать новыми узловыми центрами для развития экономики региона. По мнению губернатора Леонида Полежаева, от них во многом зависит судьба всей области. «Если мы не будем сейчас развивать малые города, усиливать их инфраструктуру, производственный потенциал, расширять агломерации этих городов, то можем просто потерять всю аграрную территорию», — подчеркивает он.

«Развитие малых городов в Омской области — это стратегия, которая обусловлена историческими факторами. Областной центр со времен Великой Отечественной войны был напичкан предприятиями военно-промышленного комплекса, судьба которых напрямую зависит от федерального центра. И региональное правительство имеет самые минимальные рычаги воздействия на ситуацию на предприятиях, в которых работает большая часть трудоспособного населения областного центра. А вот развитие инфраструктуры и бизнеса в малых городах — это прямая компетенция регионального правительства, где оно может реализовать свои административные возможности и показать реальный результат. С этим, думаю, и связан выбор стратегии развития малых городов. Тем более что возможности там немалые», — говорит политолог, декан факультета гуманитарного образования Омского государственного технологического университета Михаил Машкарин.

По замыслу властей, новый импульс экономике малых годов должна дать интеграция расположенных на их территории крупных предприятий в формируемую в регионе кластерную систему. Речь идет о реализации новой экономической модели, объявленной в прошлом году Полежаевым. Она предполагает создание четырех кластеров — нефтехимического, агропромышленного, кремниевого и лесопромышленного. В последний из них, например, войдет недавно созданное в Таре предприятие по глубокой переработке древесины «АВА-компани» (инвестор — ИК «Тройка Диалог»). А в Калачинске появится крупнейший в России крупяной завод по переработке «серых» культур мощностью 240 тонн в сутки, под который уже построили элеватор (оснащен емкостями из нержавеющей стали для хранения зерна до 30 тыс. тонн, имеет возможность перевалки). В агропромышленный кластер также войдет и недавно открытое в Таре первое в регионе производство по переработке льна (ЗАО «Знаменский лен»), а в Калачинске намечен пуск первого в России завода по производству ваты из льна на основе нанотехнологий — бесхлорное отбеливание волокна. В Тюкалинске планируется создать производство товарной рыбы на базе природных водоемов района объемом 10–15 тонн в сезон.

Особые надежды региональные власти возлагают на малый бизнес — основу сельской экономики, предлагая ему различные формы поддержки. Вновь открытым малым перерабатывающим предприятиям здесь обещают выделить по миллиону рублей на закупку оборудования и расширение производства. Только за прошлый год число субсидий для малого и среднего бизнеса по кредитам и количество грантов выросли более чем в шесть раз, причем 40% из них получили сельские предприниматели. В этом году получателей господдержки будет больше в 2,5 раза. Первые результаты уже появились: за прошлый год в районах области число индивидуальных предпринимателей выросло почти на 3%, в областном центре динамика при­роста ниже в два раза.

Однако, как признает министр экономики Омской области Игорь Мураев, далеко не везде в регионе работают действенные программы поддержки малого бизнеса. Правительство области требует от глав районов проявлять больший энтузиазм в этих вопросах. Их, в частности, обязали помогать начинающим предприятиям искать заказы и новые рынки сбыта. Недавно в райцентрах появилось несколько молокозаводов, открытых при участии администраций. Они закупают у фермеров молоко по цене в полтора раза выше той, которую предлагают предприятия-монополисты. С начала 2011 года на таком сырье в Называевске запущен молочный мини-завод «Ласточка» производительностью 3 тонны продукции в смену (молоко, кефир, творог, сметана). Столь тесное взаимодействие власти и бизнеса на уровне района сегодня особенно необходимо. Как отмечает председатель Ассоциации развития предпринимательства Омской области Вадим Морозов, от того, какие условия создает управленческое звено для развития предпринимательства, непосредственно зависят наполняемость бюджетов малых городов, а значит, и возможности для решения социальных задач.

Модернизации социальной и инженерной инфраструктуры — как раз те направления, которым отводится особое место в концепции развития малых городов. «Селу пора стать благоустроенным. Людям нужен комфорт», — отмечает Леонид Полежаев. Это важнейшие компоненты политики «удержания людей на земле». Сегодня во всех пяти малых городах области строят жилые кварталы для молодых специалистов, проводят природный газ, на котором работают мазутные котельные, что не только позволяет меньше платить за потребляемую тепловую энергию, но и создает совершенно новые условия жизни. Для обеспечения населения районов области качественной питьевой водой разработана специальная программа «Чистая вода», на ее реализацию до 2015 года запланировано потратить 2,8 млрд рублей из средств областного бюджета. В Тюкалинске развивается комплексная малоэтажная жилая застройка микрорайона «Сибирский»: выделен земельный участок площадью 80 га под строительство индивидуального жилья (500 одно-, двух-, трехэтажных домов) и зданий культурно-бытового назначения.

Впрочем, пока инфраструктурный прорыв малых городов, призванный стать основой для их экономического роста, тормозит как раз отсутствие у муниципалитетов средств, которые можно было бы направить на развитие. «Главная проблема — недостаточный рост налогооблагаемой базы, за счет которой районы могли бы чаще участвовать на принципах софинансирования с регионом и федерацией в строительстве тех же социальных объектов и жилья», — отмечет Игорь Мураев. Преодолеть существующие материальные проблемы районам должна помочь реализация новых проектов. Но сегодня именно бедность мешает политике развития. Разорвать этот круг может только инициативность и эффективная политика территориальных властей.

«А что мешало раньше развивать малые города и почему инициатива исходит сверху, а не снизу — от руководства самих этих городов и депутатов местных советов? Например, Исилькуль и Калачинск стоят на Транссибе. Что мешало им раньше привлекать тех инвесторов, которые сейчас строят новые производства в областном центре, где и земля, и другая инфраструктура стоят дороже, чем в районах области? Почему мы до сих пор везем мебель из Белоруссии, в то время как северные города области имеют почти бесплатный лес? Отсутствие инициативы снизу, недостаток элементарных экономических знаний, местячковое мышление — вот основные проблемы, которые будут затруднять программу развития малых городов», — добавляет также Михаил Машкарин.