"Дягилевские сезоны": пермский микст

На Урале утверждается новая структурная модель фестиваля искусств - многожанровая

Завершившийся в Перми первый фестиваль "Дягилевские сезоны: Пермь - Петербург - Париж" по замыслу, масштабам и букету vip-гостей вполне соответствовал амбициям великого импресарио XX века Сергея Дягилева. Устроители акции - Министерство культуры России, пермские власти и учреждения культуры, а также международные организации - решили, что новый фестиваль, подобно Дягилеву как первому российскому продюсеру, должен объединить разные творческие сферы. Девять дней "Дягилевских сезонов" вместили оперные и балетные спектакли, концерт новой музыки и вечера современного танца, выставки и международный научный симпозиум "Дягилевские чтения", семинары и практические конференции, видеопрограммы и конкурс продюсеров. В результате пермский фестиваль "Дягилевские сезоны" стал одним из первых в России полижанровых фестивалей.

Географический подтекст в названии фестиваля (Пермь - Петербург - Париж) отмечает главные этапы становления личности Дягилева. Пермь отдала дань памяти великому земляку как организатор. Петербург представили молодые солисты Мариинки, а также Валерий Гергиев, избранный Почетным президентом фестиваля. "Лицом" Франции стали звезда парижской Гранд Опера Клэрмари Оста и второй Почетный глава фестиваля - президент Международного совета танца при ЮНЕСКО Милорад Мискович. Среди многочисленных гостей из России, Европы и Америки присутствовали ученые-исследователи, театральные деятели, авторы арт-проектов, звезды балета, даже политики. Вот только некоторые имена: Екатерина Максимова и Владимир Васильев (в Перми они свои люди - уже 12 лет патронируют международный балетный конкурс "Арабеск"), историк моды и театральный художник Александр Васильев, а на закрытии короткий спич произнес Григорий Явлинский.

Особая любовь к балету

Дягилев начинал как устроитель выставок, галерист. И естественно, что одной из первых акций фестиваля стал вернисаж в Пермской художественной галерее. Две частные коллекции, "Наследие серебряного века" и "Русский авангард", плюс работы Бориса Анисфельда из запасников музея погрузили зрителей в неповторимую атмосферу искусства начала XX века, вызвали большой резонанс.

Дягилевская страсть к открытию имен подвигла устроителей фестиваля на организацию концерта "Музыка нового времени", где прозвучали новейшие сочинения композиторов России, Германии, Латвии.

Но главной любовью Сергея Павловича был балет. Фестиваль продемонстрировал несколько хореографических проектов. Репертуар дягилевских "Русских сезонов" представили "Шопениана", "Видение розы", "Аполлон Мусагет" и возобновленная на пермской сцене "Спящая красавица". Пермский балет показал и эксклюзив: идущие в России только на этой сцене балеты Баланчина "Сомнамбула" и "Ballet Imperial". Последний, ставший сенсацией сезона, можно охарактеризовать как концерт-балет. Из партера в зале убрали пять рядов кресел, на их месте установили концертный рояль. Для исполнения Второго фортепианного концерта Чайковского, на музыку которого и сочинен "Ballet Imperial", пригласили молодого, талантливого и уже известного Дениса Мацуева. Сцена, оркестр и рояль являли три главные точки действа, и зрительный зал заражался перекрестной энергетикой музыки и хореографии. В результате получился микст, достойный Дягилева: он обожал магическое соединение разнородных, казалось бы, художественных устремлений и творческих индивидуальностей, в немыслимом коктейле смешивал усилия представителей разных искусств, с удовольствием ожидая непредсказуемого результата.

Премьера после смерти

Перми в хореографическом отношении повезло уже как минимум дважды. Первый раз - в том, что здесь происходило становление Дягилева. Второй - когда во время Великой Отечественной войны сюда был эвакуирован Кировский (ныне Мариинский) театр и Ленинградское хореографическое училище. Они придали мощный импульс развитию пермской балетной школы, по общему признанию - третьей в стране после московской и питерской. Пройдет много лет, и в дополнение к этим двум обстоятельствам в сознании прочно утвердится третье: здесь жил и работал Евгений Панфилов, хореограф, ушедший из жизни в сорок семь, но успевший оказать огромное влияние на становление современного танца и на Урале, и во всей России.

На фестивале его имя звучало немногим реже, чем имя Дягилева. Один из дней насыщенной программы был целиком отдан современному танцу и посвящен памяти мастера. Показаны три спектакля. Его хореографию в отсутствие основной труппы, отбывшей на гастроли, представляли "Балет толстых" со знаменитым спектаклем "Бабы. Год 1945" и данс-компания "Бойцовский клуб" с "Тюрягой". А Пермское хореографическое училище устроило российскую премьеру балета "Весна в Аппалачах", одного из последних сочинений Панфилова, до этого показанного лишь в Оксфорде. Премьеру после смерти.

Чуть позже на другой площадке выступали труппы, которые можно смело причислить к элите российского современного танца. Екатеринбургские "Провинциальные танцы" представили лауреата "Золотой маски" спектакль "Свадебку" на музыку Стравинского в постановке Татьяны Багановой. Хореографы Ольга Пона (Челябинский театр современного танца) и Сергей Смирнов (екатеринбургский "Эксцентрик-балет") показали свои последние премьеры, причем обе посвящены памяти Панфилова. "Смотрящие в бесконечность" челябинцев - это суровая мужская тризна, реквием по ушедшему другу. Действие "Выхода" Смирнова развивается в сгущенно-тревожной атмосфере постиндустриальных антиутопий. Так по воле судьбы в этот фестивальный день интерпретировалась панфиловская мечта о фестивале современного танца "Панфилов и друзья".

К "Лолите", с любовью и нежностью

Главную интригу фестиваля создала мировая премьера на русском языке оперы Родиона Щедрина "Лолита" по роману Владимира Набокова. Написанная по заказу и поставленная в Шведской опере, в России "Лолита" несколько лет ждала своего часа, отвергнутая поочередно Большим и Мариинским театрами, пока идеей не загорелся режиссер Георгий Исаакян, художественный руководитель Пермского оперного и главный идеолог фестиваля. В Перми к сложнейшей музыке отнеслись любовно и нежно (дирижировал спектаклем Валерий Платонов). Между тем опера неимоверно трудна для сценического воплощения: она не содержит ярких контрастных образов, представляет собой скорее нескончаемую медитацию, сон приговоренного человека. В соответствии с Набоковым история излагается от лица Гумберта Гумберта. Но у Щедрина герой словно утратил способность к острой боли, страстной одержимости, эмоциональным перехлестам. Самое подлинное в спектакле - Лолита (в блистательном исполнении Татьяны Куинджи, солистки Пермского театра и московской Геликон-Оперы, лауреата "Золотой маски"). Маленькое, хрупкое существо с хрустально-звенящим голосом (колоратурное сопрано) становится притягательным центром действия и вызывает главные симпатии. Премьеру оперы почтил присутствием ее автор, Родион Щедрин, вместе с Майей Плисецкой, которая оказалась необыкновенно хороша в скромной роли жены великого композитора. Сам Щедрин неустанно восхищался постановкой, солистами и, похоже, был абсолютно счастлив.

Фестиваль завершился подведением итогов первого в России конкурса продюсерских проектов. Финал провели известные театральные менеджеры, прибывшие в Пермь во главе с Геннадием Дадамяном. Среди победителей - бесспорно успешные Давид Смелянский, возглавляющий Российское театральное агентство, и генеральный директор "Золотой маски" Эдуард Бояков. Еще одна премия конкурса "За воплощение новой художественной идеи" посмертно присуждена Евгению Панфилову. Так отмечен несомненный продюсерский талант хореографа, помимо множества балетов создавшего театр из трех самостоятельных трупп, удивившего мир уникальными художественными проектами.

Осваивать наследие Дягилева и активно культивировать его имя в художественной среде пермяки начали более десяти лет, с "Дягилевских чтений" и реконструированного фестиваля "Арабеск". Теперь Пермь получила фестиваль с мощной концепцией и хорошо раскрученным "брэндом" - именем первого российского продюсера. В иерархии многочисленных российских фестивалей пермским "Дягилевским сезонам" уготовано, возможно, особое место: мультикультурный охват, предполагающий вовлечение в орбиту фестиваля новых творческих проектов, делает его с точки зрения развития безграничным.

Пермь

Пермские "Дягилевские сезоны" стали одним из первых в России полижанровых фестивалей: они не замыкаются на одном виде искусства

Сергей Дягилев

Родился в 1872 году, сын кадрового военного. Детство и отрочество провел в Перми, в его семье царила музыкальная атмосфера. Учился в Петербурге одновременно на юридическом факультете университета и в консерватории. Примкнул к движению "Мир искусства", основал одноименный журнал - один из первых художественных журналов в стране. Работая в дирекции Императорских театров России, привлек к театральной деятельности передовых художников того времени: Бенуа, Бакста, Рериха. Именно благодаря Дягилеву возросла роль художника в балетном и оперном искусстве. Обладал гениальной художественной интуицией, предчувствовал новое и открывал его миру. В балете сделал ставку на Вацлава Нижинского, Михаила Фокина. Вывел на передний план танцовщика-мужчину, традиционно составлявшего скорее фон для партнерши.

Наибольшую славу как импресарио Дягилеву принесли "Русские сезоны" в Париже 1909 - 1911 годов, оказавшие мощное влияние на театральную режиссуру, исполнительское и оформительское искусство, европейскую культуру в целом. С "Русскими сезонами" связывают даже зарождение моды как искусства. От Дягилева идет понятие синтетичности, полифонии в современном искусстве.

Умер в 1929 году в Венеции.