Не корову делим

21 апреля 2008, 00:00
  Урал

Что считать итогом завершившейся «Золотой маски»

Вечером 15 апреля в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко оглашены итоги XIV фестиваля-конкурса «Золотая маска». Всероссийский театральный фестиваль весной каждого года представляет в Москве наиболее значительные спектакли со всей России. В этом году в нем участвовало 38 театров из 12 городов с 52 спектаклями, а количество частных номинаций оказалось рекордным — 139.

Урал был представлен солидно. Три спектакля из Екатеринбурга (мюзикл «Силиконовая дура» Музкомедии, данс-спектакль «После вовлеченности.Часть вторая» театра «Провинциальные танцы», «Бобок» Театра кукол) и рекордное число номинаций — 14. Пермь прозвучала усилиями Театра оперы и балета с программой «Хореография Джерома Роббинса», труппы «Балет Евгения Панфилова» со спектаклем «То, что я никому не сказал» и театра «У моста» с постановкой «Сиротливый Запад», в итоге — 6 номинаций. По одному спектаклю привезли из Уфы — «Пролетая над гнездом кукушки» Башкирской драмы (4 номинации) и из Магнитогорска — «Гроза» (3 номинации).«Маски» уехали в Екатеринбург. В столице Урала создан лучший спектакль современного танца — «После вовлеченности» Татьяны Багановой. «Силиконовая дура», не получив главной премии, признана лучшей работой дирижера — это Борис Нодельман и режиссера — Кирилл Стрежнев. Магнитогорская «Гроза» в режиссуре Льва Эренбурга стала лучшим драматическим спектаклем малой формы. Впервые на фестивале присуждали приз за лучшую работу композитора, и его получил екатеринбуржец Владимир Кобекин (к сожалению, его новую оперу «Маргарита» поставили отнюдь не на родине, а в Саратовском театре оперы и балета). Итак, из 28 возможных премий «выстрелило» пять. Много это или мало? Считать ли именно арифметику действительным итогом ежегодного всероссийского фестиваля?

Мы живем в эпоху рейтингов, списки самых богатых, самых сексуальных, самых продаваемых и самых съедаемых заполонили СМИ и дают обывателю иллюзию структурной гармонии окружающего: все на своих местах и бирки наклеены. Догадывается ли он, что в искусстве расчет на первых-вторых несостоятелен или по меньшей мере условен? Конкурсы — вещь привычная, но столь же привычно несовпадение мнений разных аудиторий: профессионалов и публики, коллег по цеху и критики и т.д. О вкусах спорят, да еще как!

За 14 лет существования «Золотая маска» стала не просто известным брендом, символом наивысшего театрального успеха. Все эти годы фестиваль занимался склеиванием по кусочкам разбитого в начале 90-х единого театрального пространства. И главным результатом следует все-таки признать не раздачу слонов, а само участие в фестивале. И если уж болеть приплывшей из-за океана «оскароманией», то нужно вспомнить, как там ценят именно номинирование на премию. Это означает, что прошедшие жесточайшее сито «масочной» экспертизы (а в этом году было рассмотрено 367 спектаклей!) и попавшие в финальную афишу — и есть самые лучшие. Например, практически ежегодно участвующие в фестивале Свердловская музкомедия и Пермский оперный — в элите театрального сообщества и конкурируют со столичными театрами на равных, несмотря на колоссальную разницу в финансовых возможностях. А уж как фишка ляжет и чего там жюри за одну ночь нарешает — бог весть.

Глупо протестовать против состязательности в искусстве. Для многих это своего рода игра, а все мы любим азарт борьбы, интригу, волнение при виде вскрываемых конвертов. Но давайте относиться к этому с изрядной долей здорового юмора и легкого скептицизма: ну не корову же делим.