Крылья, ноги и хвосты

Глеб Жога
18 января 2010, 00:00
  Урал

Правительственная комиссия составила список из 27 самых нуждающихся моногородов страны, в их число попали семь уральских. Между тем, на наш взгляд, указанные города сравнительно благополучны. Зато проблемные остались за бортом

B конце декабря 2009 года антикризисная комиссия правительства РФ под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова составила выборку самых нуждающихся моногородов страны. Этим населенным пунктам решено оказывать первоочередную госпомощь в 2010 году. Разработать схему поддержки монопрофильных поселений председатель правительства РФ Владимир Путин поручил еще в июне 2009 года, после событий в городе Пикалево Ленинградской области.

Как пишет газета «Ведомости», в список попали 27 населенных пунктов (таблица 1). Один (поселок Ревда Мурманской области), скорее всего, будет расселен, остальным государство поможет диверсифицировать экономику. Кроме того, 20 городов претендуют на финансовую поддержку. По словам Игоря Шувалова, это 10 млрд рублей бюджетных субсидий напрямую и еще 10 млрд рублей в виде трехлетних кредитов. Первые 20 проектов поддержки моногородов стартуют в I квартале 2010 года.

В федеральном списке значатся семь уральских городов: Асбест, Нижний Тагил и Каменск-Уральский (Свердловская область); Карабаш и Сатка (Челябинская область); Чусовой (Пермский край); Сарапул (Удмуртская республика). Кстати, Свердловская область — единственный регион в федеральном списке, от которого выбраны сразу три моногорода.

«Эксперт-Урал» следит за положением моногородов Урало-Западносибирского региона с начала 2009 года. На наш взгляд, выбор правительством РФ данных населенных пунктов неочевиден. Проиллюстрируем это сопоставлением федерального списка с некоторыми результатами наших исследований.

Встречаются ящерицы

В качестве моногорода Минрегион РФ рассматривает населенный пункт, если не менее четверти его работающего населения занято на одном предприятии (что следует из статуса градообразующего предприятия, сформулированного в федеральном законе «О банкротстве») или если не менее 50% производящейся в городе продукции относится к одной отрасли (тем же критерием пользовались и мы). В результате был сформирован список из четырех сотен российских городов, удовлетворяющих указанным условиям. Однако по каким критериям федеральные чиновники ранжировали полученный список для выявления наиболее нуждающихся поселений, нам не известно.

На полуинтуитивном уровне понятно, как оказались в списке Сарапул и Нижний Тагил. Градообразующие ОАО «Сарапульский электрогенераторный завод» (СЭЗ; ГК «Ростехнологии») и ОАО НПК «Уралвагонзавод» (УВЗ) — государственные предприятия оборонного комплекса. На СЭЗ производят бортовые системы электрообеспечения для самолетов, на УВЗ — танки и вагоны. Ясно, что с такими предприятиями федеральная власть сможет сотрудничать в первую очередь: во-первых, государство выступает в качестве собственника; во-вторых, большую долю выручки этих компаний составляет госзаказ.

По этой логике, в списке, на наш взгляд, должен значиться, например, башкирский город Кумертау (ОАО «Кумертауское авиационное производственное предприятие» — производство вертолетов). Однако его нет.

Кстати, удивительным нам показалось, что Тагил рассматривается Минрегионом как машиностроительный моногород с якорным УВЗ. Несомненно, Вагонка — крупнейшее предприятие, однако до статуса градообразующего оно недотягивает. Всего в Тагиле проживает 375 тыс. человек, из них порядка 150 тыс. работающих.
А численность сотрудников УВЗ — около 32 тысяч, то есть менее 22% занятых в городе. Поэтому, на наш взгляд, нельзя не принимать во внимание второе крупнейшее предприятие — ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат» (входит в «Евраз Груп»), где насчитывается свыше 23 тыс. сотрудников (16% от занятых в городе). Выпускаемая в Тагиле продукция примерно поровну приходится на металлургию и машиностроение.

Мы можем согласиться только с одной кандидатурой из федерального списка — Чусовым в Пермском крае

Встречаются и страусы

В основном Урал в федеральном списке закономерно представлен металлургическими городами — это Каменск-Уральский, Сатка, Карабаш, Чусовой (мы бы отнесли сюда и Нижний Тагил). Все якорные предприятия этих населенных пунктов частные. Они функционируют в конкурентных условиях, а основная причина их проблем, вне зависимости от подотрасли, — неблагоприятная ценовая конъюнктура мировых сырьевых рынков. Но почему государство выделило именно эти города — для нас загадка. Мы считаем, что ситуация в них далеко не самая негативная в сравнении с другими металлургическими поселениями региона.

Во-первых, если остроту проблем оценивать «по определению», то города стоит рассматривать с точки зрения зависимости от якорного предприятия. Чем большая доля занятых приходится на градообразующее предприятие — тем выше зависимость и тем больше вероятность провалов из-за отраслевых проблем в экономике. Из первого графика следует, что в числе уральских лидеров по этому показателю из представленных в списке правительства значится только челябинская Сатка с предприятиями группы «Магнезит». К первой половине проблемных городов по указанному признаку еще можно отнести Чусовой, в остальных же, выбранных Минрегионом, ситуация сравнительно благополучна. (Тагил здесь рассматриваем условно, так как его градообразующие предприятия относятся к разным отраслям.)

Во-вторых, важнейшим, как нам кажется, фактором устойчивости монопрофильных поселений к экономическим невзгодам является развитие активности малых и средних компаний — они выступают альтернативным работодателем в малых городах. Если в городе развит этот сектор бизнеса, пусть только и в сфере услуг, он будет способен за счет остаточного платежеспособного спроса в течение какого-то времени сглаживать промышленное падение в экономике, вызванное проблемами на градообразующем предприятии.

Ранжируя уральские металлургические поселения по объему выручки малых предприятий на душу населения (график 2), видим: никто из правительственного списка поддержки в число самых неблагополучных не попадает, а Сатка и Каменск вполне могут стать примерами для подражания. Аутсайдерами же оказываются города, расположенные на севере Свердловской области (Серов, Краснотурьинск, Красноуральск). Малая численность жителей, относительно невысокий уровень доходов, пространственная изолированность от крупных населенных пунктов, низкая плотность населения на прилегающих территориях — вот что препятствует формированию в горнозаводских городах уральского севера зон обслуживания и сбыта.

Почти голая пустыня

В качестве вспомогательного критерия оценки тяжести сложившейся экономической ситуации в малых городах можно, например, рассматривать расстояние до областного центра. Однако четыре города из семи, указанных антикризисной комиссией правительства, расположены менее чем в 100 километрах от соответствующего территориального центра. Чусовой (140 км), Тагил (150 км) и Сатка (180 км) находятся на большем удалении от област­ных столиц, однако и это сравнительно немного. Сравните: от Серова до Екатеринбурга 320 километров, от Краснотурьинска — 425, от Североуральска — 510. Так что и по этому показателю наиболее уязвимы в плане экономико-социальной устойчивости именно северные города Свердловской области.

В целом, если следовать объективной экономической логике и указанным критериям, мы можем согласиться только с одной кандидатурой из федерального списка — Чусовым в Пермском крае. Город хотя и не является лидером по используемым нами признакам, однако по всем из них присутствует в первой половине «кризисных» поселений Урала.

На протяжении 2009 года мы не раз писали, какие моногорода Урало-Западносибирского региона считаем самыми проблемными и почему (например, см. «Скованные», «Э-У» № 14 от 13.04.09 и «Не стерео», «Эксперт» № 45 от 23.11.09). Как правило, это малые удаленные от центра металлургические города, у жителей которых практически нет альтернативы в трудоустройстве (таблица 2).

Однако наряду с экономическим подходом к выбору самых нуждающихся городов, существует и социально-политический. Почему заговорили о Пикалево и стали разрабатывать схему государственной поддержки моногородов? Потому что жители городка перекрыли федеральную трассу А-114 Новая Ладога — Вологда. А случись чего, скажем, в Североуральске, никто и не заметит: кругом на десятки километров только тайга да заповедник «Денежкин Камень».