Гитлер и Сталин

Надежда Каплан
17 декабря 2012, 00:00
  Урал

Мысль сравнить нацистскую Германию с Советским Союзом при Сталине не нова: у нас это делали, например, Михаил Ромм в «Обыкновенном фашизме» (1965) и Тенгиз Абуладзе в «Покаянии» (1984). Но в 90-е годы русских это интересовало уже не так, как в 60-е. И тогда за дело взялись американцы. Две группы экспертов — по советской и по немецкой истории — работали одновременно, анализируя конкретные аспекты нацизма и сталинизма. Проект получил поддержку Центра Дэвиса по русским исследованиям в Гарварде и Чикагском университете. В 2009 году проблема сравнения двух тоталитарных режимов из области академических споров и дискуссий перешла в плоскость актуальной политики: парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе полностью уравняла роли Советского Союза и нацистской Германии в развязывании Второй мировой войны; при этом нацистские преступления были приравнены к преступлениям сталинизма.

Авторы книги систематизируют общие черты сталинизма и нацизма. В книге много новой информации. Неожиданные факты содержит, к примеру, глава 10 «Взаимные образы»: «Сталинская Россия и нацистская Германия — какими они видели друг друга? Центром внимания посетителей международной выставки в Париже 1937 года, вне всякого сомнения, были германский и советский павильоны. Они были похожи на близнецов — благодаря своей монументальности и эстетике. Здание германского павильона с пугающе огромной башней можно рассматривать как выражение фашистской брутальности. Россия представлена другой конструкцией в том же духе. У входа в германский павильон стояли две монументальные скульптуры — «Дружба» и «Семья», советский павильон был увенчан не менее монументальной скульптурой «Рабочий и колхозница». Из воспоминаний личного архитектора Гитлера и рейхсминистра вооружений и военной промышленности Альберта Шпеера мы знаем, что между германским и советским павильонами «шел» молчаливый диалог: «Рассматривая парижскую площадку, я случайно наткнулся на комнату с секретным эскизом советского павильона. На высокой платформе была установлена тридцатитрехфунтовая скульптурная пара, как бы шествовавшая с триумфом в направлении германского павильона. Тогда я спроектировал массивный куб и тоже установил его на прочных колоннах, а на карнизе моей башни орел, держащий в когтях свастику, смотрел сверху вниз на русские скульптуры».

При этом авторы полагают, что как человек и правитель Сталин разительно отличался от Гитлера: они стоят на противоположных концах воображаемого спектра диктаторского руководства. Гитлер — оратор, величайший пропагандист. Сталин — умелый бюрократ и организатор. Но у обоих — огромные резервы политической энергии и невероятные амбиции.

За рамками тоталитаризма. Сравнительные исследования сталинизма и нацизма / М.: Российская политическая энциклопедия; Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина», 2011. 679 с. (История сталинизма).