Никак не прилагательное

Москва, 17.12.2008

Последние полгода все время приходится говорить о неразрывной связи общества и изобразительного искусства. Именно что приходится, поскольку тематика лезет все какая-то скучная. Сначала условная VIP-прослойка интенсивно сливалась с искусством, открывала личные галереи (вот только что очередной олигарх открыл очередную — на «Красном Октябре»), привозили себе даже Кабакова. Тот в ходе визита сообщал, что гламур — это розовый гной, но в процессе все равно участвовал. Славно и гармонично.

А потом началось что-то вроде кризиса. Общественное внимание к искусству совершенно не упало, однако переехало по соседству, в идеологическую зону. Собственно, вот так и выяснилось окончательно, что гламур и идеология живут неподалеку, ходят друг к другу в гости. История известная: «Премия Кандинского», идеологические позиции номинантов, предварительный скандал, скандал окончательный. Событие налицо. Чтобы произвести на свет мораль, надо восстановить ход событий.

Итак, в главной номинации премии, «Проект года», возник такой шорт-лист: Алексей Беляев-Гинтовт, Борис Орлов и Дмитрий Гутов. Ажитацию вызвал Беляев-Гинтовт, по поводу которого Openspace задумался так: «В шорт-листе премии Кандинского обнаружен художник Беляев-Гинтовт, известный своими державными политическими взглядами. Openspace.ru не знает, что и думать». Мало того, там же не только взгляды, автор еще и «эксплуатирует имперские идеалы, создавая монументальные композиции про величие патриотического духа».

Вообще, что-то не сходится. Вот, например, такая картина Гинтовта: дамочка типа Шехерезады в кокошнике держит в руках золотой (позолоченный) топор, дополнительно оснащенный оптическим прицелом. Внизу написано: «Слава русскому оружию!». И вот это — пропаганда имперской позиции? Вообще, мне художник Гинтовт не нравится, а нравится Гутов, из того же шорт-листа. Но получается, что не в том дело, что Гутов работает лучше, а в том, что его идеология правильнее. Но с чего бы мне вдруг должна нравиться левая идеология, которую он и представляет лично в другой части своей жизни?

Однако история повернула ровно в эту сторону. На улице перед входом на церемонию был развернут баннер с лозунгом: «Фашизм не пройдет!». Это художественное высказывание осуществляла группа «Что делать», левые. Получалось так, что именно левым-то тут проходить можно. И, надо полагать, левые заодно утверждали, что в прекрасном художнике Гутове главное — не его художественные качества, а идеология, которую он время от времени представляет?

Вот его работа: арт-объекты с участием предметов из 1960-х годов, вполне узнаваемые вещи. Трактовать можно по-разному, улавливание знаковых объектов, ход времени, просто ход жизни, что угодно. Но левые организуют Гутову такой идеологический фон, на котором следует уже ровно то, что он тут конкретно адресуется к памяти о надеждах советской «оттепели» на какой-нибудь милый социализм с человеческим лицом.

С другой стороны, наезжать только на левых было бы несправедливо. Уже в описании процедуры выбора лауреата премии сказано: «Главный критерий выбора победителей — то, насколько тот или иной художник своими новейшими работами повлиял на ситуацию в современном российском искусстве». Так что, судя по страстям в его адрес, Гинтовт тут в самом деле был первым: на ситуацию в современном московском искусстве две-три недели он влиял больше других.

А в номинации «Молодой художник» победила Д. Мачулина. Что изображено на ее премированном опусе? Вот он тут. Нюанс креатива: картинка написана по фотографии советского партсъезда из газеты «Труд». Она разоблачает ошибку ретушеров, забывших убрать «лишнего» генсека, так что на фото и, видимо, картине их двое. А когда Мачулину награждали, то свое выступление она посвятила надвигающемуся на Россию фашизму, имея в виду не только вышеупомянутого Гинтовта, но и продемонстрировав напечатанные на ее майке фото солдат Сычева и Рудакова. Белая майка, две фотографии, такие в ларьках на рынках печатают.

В третьем разделе, «Медиапроект», победила группа ПГ. Она позиционирует себя в качестве банды юных мстителей, производящих «подрывные» комиксы и «агитационные установки». На их полотне кто-то из критиков сумел опознать насилуемую Собчак, отчего и причислил их к анархистам. Короче, идеология очень хочет быть задействованной в искусстве, интенсивно утверждая, что без нее все как без соли. Ну, или без сахара.

Искусство, не искусство? Оно ж тут чисто как иллюстрация чего-то совершенно другого, но вот чего именно — не понять. Оно тут совершенно не существительное, а чисто прилагательное по Фонвизину. Незадавшееся такое прилагательное: все-то его хотят приложить к чему-нибудь, но никак не склеивается.

Сначала современное искусство было как бы способом личной борьбы с советским тоталитаризмом и его эстетическими догмами. Потом через него принялись транслировать себя проблески свободы, далее превратившиеся в путь к общеевропейским актуальным ценностям. Затем идеология чуть затухла, что способствовало вхождению современного искусства в быт по части собирания коллекций банками, а также в виде общего украшения продвинутых офисов. Тут возникла тема международного рынка в русле встающей с колен России, имея в виду рост стоимости отдельных художников на Западе и их появления на выставках. Тогда история закономерно вошла в зону гламура, породив даже некоторую ажитацию тех, кто при теме. Вполне логично дальнейшее движение по спирали, предполагающее его снова к чему-то приложить — вот, снова к идеологии, но уже — разумеется — на новом уровне развития всего подряд.

Просто загадка какая-то: никогда не бывает так, чтобы эту слабо важную для широких масс тему оставили бы в покое и не пытались приспособить к чему-то общественному в рамках всего государства сразу. Все это, кончено, касается не столько даже искусства. А культуры, скажем. Или даже интеллектуалов. Современное искусство тут просто наглядная иллюстрация. Картинки же — с ними понятнее.

Андрей Левкин, главред «Полит.ру»

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама