Как Путину успокоить Запад и российские элиты

Ольга Вандышева
22 июля 2014, 20:20
ФОТО ИТАР-ТАСС

"Прямой военной угрозы суверенитету или целостности нашей страны, конечно, нет, гарантия тому, прежде всего, стратегический баланс сил в мире". Это заявление сегодня в Кремле сделал Владимир Путин на заседании Совета безопасности по вопросам обеспечения суверенитета и территориальной целостности страны. На заседании обсуждали также ситуацию вокруг Украины, которая усугубляется трагедией разбившегося под Донецком малазийского "Бонга". Западные страны во главе с США уже поспешили переложить ответственность за катастрофу на Россию, которая "поддерживает сепаратистов". В связи с этим накануне Совбеза некоторые наблюдатели оценивали ситуацию как крайне сложную для Путина. И не только в политическом смысле, но и с психологической точки зрения. Давление западных стран выглядит просто беспрецедентным за последнее время. И требуется очень выверенная, тщательно просчитанная реакция на этот прессинг - правильная и по тону, и по содержанию, и даже по форме. После интенсивных телефонных переговоров с западными лидерами, последовало обращение президента России по телевидению в ночном эфире в понедельник, чтобы максимально охватить американскую аудиторию и вот новое обращение, в котором посылаются важные сообщения и внутренней и внешней аудиториям.  И, не случайно, что заседание Совбеза совпало с обсуждением вопроса о третьем пакете санкций в отношении России на уровне министров иностранных дел ЕС, который, кстати, во вторник не принял никаких решений.  

Начав заседание Совбеза с принципиального заявления о том, что прямой военной угрозы суверенитету и территориальной целостности России сейчас нет, Владимир Путин отметил, что гарантией этому служит стратегический баланс сил в мире. Тем более, что Россия строго соблюдает нормы международного права, свои обязательства перед партнерами и рассчитывает, что "другие страны, объединения, военно-политические альянсы в отношении России будут действовать точно также". 

Однако в отношении России все чаще звучит язык ультиматумов, добавил Путин, подразумевая постоянные обвинения в наш адрес в связи с украинским кризисом и непрекращающиеся давление с помощью санкций. "Сегодня в мире все чаще звучит язык ультиматумов и санкций, а само понятие государственного суверенитета размывается, неугодные режимы, страны, которые проводят независимую политику, или просто стоят на пути чьих-то интересов, дестабилизируются. Для этого в ход идут так называемые цветные революции, а если называть вещи своими именами, государственные перевороты", - сказал Путин. - 

Перевороты используются для полной дестабилизации и развала стран. Ставка зачастую делается на фашистские силы. То же самое происходит и на Украине, где у власти сейчас оказались те, кто финансировал переворот. По мнению Путина, сценарии развития ситуации на Украине абсолютно неприемлемы и контрпродуктивны. Они разрушают современный мир и порядок. "Подобные методы в отношении России не пройдут", — сказал Путин. - Наши люди, граждане России этого не допустят. И никогда не примут.

Надеемся, что наши национальные законные интересы будут учитываться, а спорные вопросы будут решаться исключительно дипломатическим путем, путем переговоров, никто не будет вмешиваться в наши дела.

Однако, по словам президента, предпринимаются попытки раскачать общественно-политическую ситуацию и ослабить Россию, ударить по ее уязвимым и проблемным местам. Это делается для того, что "сделать нас податливыми при решении тех или иных вопросов в интересах других государств на международной арене".

Но на все попытки ослабить извне позиции России на международной арене ( в том числе с помощью спецслужб и "карманных НКО"), заверил Путин, мы будет реагировать адекватно. "Мы должны адекватно реагировать на эти вызовы, а главное, работать системно, решать проблемы, которые содержат потенциальные риски для единства нашей страны и общества", - сказал Путин.

Для этого будут использоваться механизмы в конкурентной борьбе на международной арене. Это касается и экономической сферы, и политической. Для этого, будут задействованы возможности специальных служб, современные информационные и коммуникационные технологии, каналы зависимых, карманных, неправительственных организаций. Механизмы так называемой мягкой силы, - заключил Путин. - В некоторых странах все это понимается как демократия. 

Путин также сказал, что Россия будет готова на адекватный ответ на на приближение НАТО к нашим границам, чья группировка сил демонстративно усиливается. 

Говоря об ужасной трагедии с малазийским самолетом, президент отметил, что Россия будет делать все, что в ее силах для всестороннего глубокого и транспарентного расследования. Он пообещал, что Москва использует свое влияние и воздействует на ополченцев для того, чтобы обеспечить полноценное расследование."Нас призывают оказать воздействие на ополчение юго-востока. Все, что в наших силах, мы, конечно, будем делать", - заявил Путин. - Но этого недостаточно. 

По мнению Путина, Киев тоже должен соблюдать элементарные нормы порядочности и ввести хотя бы на короткое время перемирие. Вместо этого, отметил президент, в то время когда малазийским специалистам передавали "черные ящики" в Донецке, город подвергался танковой атаке со стороны украинских военных. Такое недопустимо.

Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней оборонной политике считает, что важный сигнал, который послал Путин заключается в том, что сегодня нет прямых военных угроз России. Это ответ всем, кто говорит, что Россия на пороге войны и нападения. Несмотря на множество потенциальных угроз, прямых нет. Это примирительный сигнал. При этом накат на Россию, уверен Лукьянов, будет продолжаться. 

"Позиция Запада не меняется. На Россию фактически возлагают ответственность за катастрофу. А на пресс-конференции в Минобороны не было предоставлено ничего такого, чтобы эту версию Запада опрокинуло. Конечно, все будет зависеть от расследования, от расшифровки "черных ящиков", от подробностей, которые выяснит международная комиссия. Ничего другого ожидать не приходится. Россию и так считают виноватой без всякого расследования. И расследование либо это подтвердит и тогда все усугубится, либо оно посеет какие-то сомнения и укрепит альтернативные версии. Тогда что-то изменится". 

В этой связи, отмечает Лукьянов, Путин сегодня находится в очень сложной ситуации. "Он оказался зажат, во-первых, перспективой очень серьезных ограничительных мер со стороны Запада. Американцы используют эту катастрофу в своих целях для того, чтобы убедить Европу в необходимости жесткого экономического давления на Москву. Во-вторых, психологическое давление очень серьезное. И Путину, думаю, очень тяжело чисто по-человечески. Он оказался объектом серьезных обвинений. С другой стороны есть некоторое давление изнутри. Все сторонники ополченцев сейчас напряглись, потому что подозревают Путина в том, что он хочет дистанцироваться от Новороссии и не поддерживать дальше этот проект. Это тоже серьезный фактор, потому что все заявления, которые делались в последние месяцы, начиная с марта, о приоритетности "русского мира" и защите соотечественников породили определенные ожидания. Обман этих ожиданий вызовет определенное расстройство внутри страны. Часть тех, кто возлагает надежды на Путина, могут эти надежды утратить. И президент сейчас пытается маневрировать, не рассчитывая на объективное расследование катастрофы,которое расставит точки над i. Дальше можно только гадать. А имеют ли Путин и Обама информацию о том, что там на самом деле случилось? Если вспоминать историю в 2001 года, когда Украина случайно сбила пассажирский самолет России, то тогда данные американских спутников были чуть ли не через полчаса. Они сразу увидели, что произошло. Если опираться на этот опыт, то они и сейчас должны иметь достаточно четкое представление. И они должны не просто делать голословные заявления, а предоставить какие-то документы.  Тоже самое касается и России. Все-таки это непосредственно прилежащая к нам территория и было бы странно, если бы России не обладала средствами электронного слежения и не знала, что произошло. Есть масса вопросов, кто что знает и что из этого в политическом смысле может получится. Думаю, что позиция, которую занял президент о максимальном содействии ходу непредвзятого расследования - единственно возможная. Потому что как не относиться к США, Украине, ополченцам, в такой ситуации ничего другого не скажешь".  

При этом самом по себе давление на Россию - ситуация вполне предсказуемая. "Тут надо честно сказать, что когда Россия решила присоединить Крым, это был крайне серьезный шаг. Заявка на то, что мы действуем так, как считаем нужным. Вне зависимости от реакции. И реакция наступает. Как шагнули мощно, так и получили в ответ. Это не удивительно. Если уже Россия приняла вызов украинский и вступила в игру с очень большими ставками, тогда чего удивляться, что ответ получается такой. Остается только набраться терпения, выдержки и быть готовыми к разным поворотам и ждать результатов расследования. На случай если выяснится самое неприятное, что это сделало ополчение, тогда надо быть готовыми к тому, что придется корректировать линию в отношении Новороссии. П режнюю линии проводить будет трудно. Мы тогда вообще никого не найдем в мире, кто бы нашу позицию разделял". 

Сейчас же линия поведения России, считает Лукьянов, должна быть осторожно-выжидательной, чтобы не дать оснований для еще более жесткого наката. "Хотя накат и так такой, что дальше некуда. Но сейчас подготовительный этап для реагирования на итоги расследования.  Если будет доказано, что виновата украинская сторона, ситуация для России, конечно, изменится в лучшую сторону. Но это еще надо доказать. Пока никаких оснований полагать, что это произойдет, к сожалению, нет".

Заявление Путина о суверените России, которые подчеркивается нашим неучастием в военных альянсах, Лукьянов расценивает как некое кредо. "Раньше Путин так четко не формулировал. Хотя было понятно, что Россия выступает за свободу рук и не хочет связывать себя никакими обязательствами. Справедливо сказано, что членство в альянсе накладывает добровольные ограничения. И Россия этого делать не собирается. Что это означает в данном контексте? Возможно, что мы понимаем, что достаточно сложно рассчитывать на чью-то поддержку. Даже со стороны стран, которые лояльно к нам относятся. Вот успешно прошел саммит БРИКС. Эти страны, если речь идет о борьбе за более справедливое мироустройство, солидаризируются. Но если Россия выдвигает в качестве приоритетного лозунг "русского мира", то им это не интересно и они к этом относятся с некоторым подозрением. А когда речь идет о перечерчивании границ, этого никто не любит".  

Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок обращает внимание на то, что выступление Путина на Совбезе было проведено синхронно с рассмотрением вопроса о введении третьего пакета санкций в отношении России со стороны ЕС. "Путин отчаянно борется и пытается доказать, что новые санкции против нас вводить не за что. И он пообещал, что сделает все возможное, чтобы повлиять на враждующие стороны на Украине и понудит их сесть за стол переговоров. Он также пообещал, что Россия будет способствовать полноценному независимому расследованию. Это послание было адресовано прежде всего ЕС и США. Потому что до инцидента с "Боингом" разговор о санкциях позволял подчеркнут различие в позициях Европы и США. Европа не хотела идти на резкие санкции. У нее свои экономические интересы. Сейчас Европу не надо уговаривать. Достаточно послушать, что говорит британский премьер. Я уж не говорю о центральных европейцах.. 

Коновалов также считает, что европейцы отложили введение санкций в отношении России в связи с тем, что они хотят получит хоть какие-то убедительные доказательства того, кто все-таки виноват в крушении "Боинга". 

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ полагает, что европейцы отложили вопрос о санкциях, так как ждут, чтобы Россия им дала возможность эти санкции не вводить. Либо доказав, что она не имеет никакого отношения к уничтожению "Боинга", либо осудив в жесткой форме тех, кто воспринимается ее союзниками. 

По оценке Караганова, несмотря на то, что ситуация очень сложная и несмотря на обвинения России, Обама и Керри говорят очень острожно. "Они говорят "давайте подождем, пока будут сделаны окончательные выводы. Они ведь могут оказаться такими, какие идут в разрез с превалирующим мнением, что виноваты повстанцы. Но возможно, что нам дают еще и возможность отмеживаться от людей, которые, возможно, могли случайно сбить самолет". 

При этом широкая анонсация заседания Совбеза, считает Караганов, была связана с желанием успокоить элиты, которые волнуются о том, существует ли какая-то угроза безопасности России. "Да, есть объективные обстоятельства, которые складываются не в пользу России. Но Путин всех успокоил".