Наличные обложили со всех сторон

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
11 января 2021, 13:48

Самыми масштабными изменениями антиотмывочного законодательства с момента его формирования назвал эксперт вступившие в силу нововведения в сфере финансового контроля, затрагивающие обычных граждан

Коллаж: Тамара Ларина

С 10 января 2021 года начали действовать поправки в № 115-ФЗ «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно им, под контроль ставятся вполне обычные финансовые операции россиян: почтовые переводы на сумму свыше 100 тысяч рублей, возврат средств со счетов операторов связи на ту же сумму, а также операции с наличными деньгами на суммы свыше 600 тысяч рублей.

Информация о последних будет теперь передаваться в Росфинмониторинг для анализа, сообщает ТАСС. Это касается и снятия наличных в банкоматах, кассах банка или зачислениях на счет.

Усиление контроля за оборотом наличных средств и крупными безналичными расчетами встраивается в тенденцию регулирования финансовой сферы и совершенствования системы денежного оборота страны, считает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. По его мнению, расширение области действия 115-ФЗ превращает избирательный анализ сомнительных сделок в тотальный контроль за транзакциями, несущими в себе угрозу незаконных операций. Вступающие в силу изменения позволят не только более эффективно выявлять факты финансирования терроризма, отмывания и обналичивания средств, но и пресекать коррупционные схемы, говорит он.

Следует отметить, указывает эксперт, что новые правила контроля за денежными операциями гармонично сочетаются с усилиями ЦБ по совершенствованию системы безналичных платежей и сужению возможностей наличного денежного оборота. Таковы внедрение быстрых платежей, предложения по использованию цифрового рубля, введение «универсального платежного адреса», а также ограничения на выдачу наличных средств через кассы торговых точек.

На данном этапе нововведения не несут каких-либо рисков по ограничению деятельности для предпринимателей или операций физических лиц, указывает Анатолий Гожий. Контроль — не значит запрет. Тот факт, что транзакция попадает под контроль, не должен внушать беспокойства участникам операции. Важно, чтобы оценка правомерности той или иной финансовой схемы устанавливалась в рамках структур государственного регулирования, без запросов дополнительной информации от участников транзакции.

Новые правила — это не только потенциально более эффективная методика контроля за «чистотой» финансовой системы страны, но и мера защиты участников экономического оборота (как юридических лиц, так и простых граждан) от мошеннических схем, которые сложнее всего предотвратить именно в системе наличного денежного обращения.

Эти изменения — одни из самых масштабных в антиотмывочном законодательстве с момента его формирования, говорит Иван Соловьев, заслуженный юрист России, председатель центра правовой защиты «Дело жизни». Дефицит бюджета и развитие цифровых технологий обусловили введение достаточно жёстких мер, направленных на установление контроля за наличными денежными средствами вообще и за неучтенными в частности.

Под контроль будут поставлены финансовые операции, проводимые с целью обналичивания денежных средств, формирования их неучтенного массива, занижения налогооблагаемой базы при операциях с недвижимостью и др. Новые нормы, считает Соловьев, «абсолютно рабочие». По его словам, сегодня в Росфинмониторинге создана мощная информационная система накопления информации, ее анализа и последующего контроля с последующей реализацией материалов через контролирующие и правоохранительные органы.