Китай пытается распространить свой энергокризис на весь мир

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
22 октября 2021, 08:57

Чем бы не не были вызван острейший дефицит электроэнергии в Китае, вызванная им сейчас ситуация с перебоями поставок жизненно важного для мирового автопрома сырья, а также электронных компонентов может быть попыткой Пекина продвинуть свои интересы на рынках критически важных для мировой промышленности товаров.

Коллаж: Тамара Ларина

Почти «по Чубайсу»

В Китае бушует техногенный «шторм»: энергетический кризис уже захлестнул всю Поднебесную. Провинции одна за другой поднимают цены на электроэнергию и меняют часы пикового спроса. Ограничения на потребление ввели уже в 12 регионах страны.

20 октября на этот шаг решились в восточной Чжэцзян, одном из центров цифровой экономики, в том числе электроники, а также, между прочим — возобновляемых источников энергии. Ранее региональное правительство южного производственного центра — провинции Гуандун сразу на 25% повысило цены для промышленных потребителей на периоды пикового спроса.

А старт всему этому процессу дало Государственное агентство экономического планирования Китая (NDRC), решившее ослабить госконтроль на рынке электроэнергии: коммерческие потребители и промпредприятия будут теперь покупать электричество почти по рыночным ценам: власти допустили их отклонение от базового уровня на 20%. Ранее лимит составлял максимум плюс 10% к «базе» в пиковые часы спроса и снижение до 15% в часы, когда потребление электроэнергии падает.

Кроме того, 19 октября NDRC заявило, что начнет ограничивать цены на энергетический уголь, чтобы обеспечить достаточные объемы поставок производителям электричества.

Смесь шока и страха

«Реакция граждан представляет собой смесь шока, страха и разочарования, поскольку отключения энергии происходят без предупреждения и длятся от нескольких часов до нескольких дней. У компаний, производящих автономные источники электроэнергии, таких как Shandong Huali Electromechanical, резко выросли продажи. Weifang Yuxing Power Company полностью распродала генераторы в еще прошлом месяце», — так описывает ситуацию в Поднебесной энергетический обозреватель Forbes Ариэль Коэн.

Между тем штормовая волна, несущая тот самый шок и страх, уже захлестнула не только китайских граждан и предприятия — она дотянулась до других стран и даже других континентов.

По словам первого вице-президента Опоры России Павла Сигала, Китай производит почти 90% магния, который востребован на мировом рынке в автомобильной промышленности, производстве различных приборов и в авиации. В последние годы та же Европа сократила производство магния в два раза и теперь автопроизводители во всем мире очень сильно зависят от объемов промышленности в КНР.

«Эта страна, в свою очередь, в начале осени закрыла 35 из действующих 50-ти заводов по производству магния, а на оставшихся производствах было приказано сократить объемы в два раза. Причина — в высоком энергопотреблении магниевого производства, а сырья для производства энергии в Китае не хватает», — поясняет Сигал.

Результат не заставил себя долго ждать, отмечает к.э.н., доцент Института мировой экономики и бизнеса РУДН Марина Решетникова: «Уже в начале октября Alcoa (США) и Matalco (Канада), мировые лидеры по производству алюминиевых заготовок, приостановили свое производство. Следствием стал рост на 75% поставочной стоимости за тонну. Так на европейском рынке она составила беспрецедентные 9000 долларов»

Одним днем проблему не решить

Как отмечает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев, ситуация может напрямую отразиться на темпах выпуска автомобилей и самолетов во всем мире уже в ближайшие месяцы, потому что и запасов магния в странах не так много, а нарастить производство быстро невозможно.

«В перспективе это означает, что в течение полугода у автопроизводителей в ЕС, США и Азии могут начаться остановки конвейеров. То есть ситуация с нехваткой чипов, из-за чего автозаводы по всему миру уже понижают планы производства, усугубится», — рассуждает эксперт.

Проблема, как добавляет Павел Сигал, еще и в том, что магний — не тот ресурс, запасы которого можно активно наращивать на случай подобных форс-мажоров. Металл очень быстро окисляется — за 2-3 месяца. Так что даже если сейчас производство возобновится в полном объеме и даже увеличится, создать резерв на черный день, как это делают с той же нефтью — не получится.

Впрочем, о возвращении к нормальным темпам речь пока и не идет. И когда эта ситуация разрешится — эксперты сказать затрудняются.

«Как быстро удастся решить проблему, зависит от Китая, в котором происходит полноценный энергетический кризис, растет число веерных отключений для промышленности и бытовых потребителей. Вероятно, только с окончанием зимы ситуация как-то разрешится, но в каком состоянии к этому времени будет мировой автопром, сказать сложно», — говорит Артем Деев.

Политический подтекст

При этом и руководитель аналитического департамента AMarkets, и первый вице-президент Опоры России исходят из того, что нынешний коллапс — проблема чисто экономическая. Однако Марина Решетникова полагает, что у нынешней ситуации есть вполне отчетливый политический контекст. Эксперт обращает внимание на то, что из Китая вот уже не первый месяц поступают тревожные новости по поводу состояния его экономики. И интересен тот факт, что основное внимание уделяется начавшемуся в августе этого года коллапсу девелоперского и фондового рынка КНР.

«При этом обострение ситуации в китайской микроэлектронике очевидно уходило на второй план. Причина, на мой взгляд, кроется в бравурных заверениях национальных вендоров в скорейшем преодолении кризиса производства современных чипов и чипсетов, возникшего в результате проблем с их поставками Тайваньским производителем (TSMC)», — рассуждает доцент РУДН.

По ее словам, большие надежды были у Пекина и на военный шантаж мятежного острова. Постоянная игра мускулами национальной армии Китая у берегов и в небе Тайваня, должна была, по мнению председателя Си, склонить его правительство оказать влияние на TSMC. Но позиция TSMC осталась непреклонной. Именно это привело к приостановке производства современной электроники в Китае. При этом признать провал инновационных стратегий в микроэлектронике Пекин не может. И тут на помощь пришел незначительный кризис в производстве электроэнергии.

«Раздувание его масштабов до общенационального коллапса, вызывающего остановку всего энергоемкого производства, очевидно позволит правительству замаскировать провал национальной стратегии по преодолению отставания национального полупроводникового сектора», — рассуждает Решетникова, добавляя, что очевидная политическая подоплека возни вокруг масштабных перебоев с электроэнергией становится очевидной. Хотя видные экономисты и политические деятели Пекина это отрицают.

«На сегодня указанные действия Пекина, очевидно, создают негативные тренды в мировом автопроме. Налицо — шантаж со стороны Китая мировых инновационных лидеров. Его цель — разрешить допуск китайских вендоров к современным технологиям в микроэлектронике в обмен на спасение мирового автопрома, посредством возврата производства магния в полном объеме. Долгосрочность этого негативного тренда напрямую зависит от вопроса крепости нервов противостоящих сторон», — резюмирует Марина Решетникова.

При этом, как отмечает Павел Сигал, в нынешней уязвимости американских и европейских производителей, отчасти, виноваты они сами. Сейчас вообще в мире наблюдается массовый дефицит очень многого — энергии и энергоресурсов, металлов, минеральных удобрений, строительных материалов, сырья агропромышленного комплекса, продуктов питания.

«Мировая экономика работала стабильно, никого не смущала концентрация производства остро нужных товаров в одной или нескольких странах. Получилось так, что сбой в одном государстве начал рушить всю цепочку торговых и производственных связей уже в глобальном масштабе. Пока точно предсказать, как долго это продлится, сложно. Но постепенно проблем в мировой экономике становится все больше, и наверняка решить их быстро не получится», — считает Сигал.

Любопытно то, что в нынешнем кризисе некоторые издания, например Forbes обвиняют не только энергетическую политику КНР и других стран, но и «российский оппортунизм». К счастью, пока тень Кремля журналистам только мерещится. Однако в перспективе сложившаяся ситуация может дать старт новой торговой войне. И не исключено, что Россию причислят к стороне противника по умолчанию.