Голландский философ с кистью в руке

Ирина Осипова
17 июня 2013, 00:00

Третьяковская галерея готовится к беспрецедентной выставке одного из основоположников европейского модернизма голландца Пита Мондриана — четыре десятка живописных работ из Муниципального музея в Гааге позволят проследить метаморфозы стиля от реалистических штудий на пленэре до абстрактной живописи

2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)
Пит Мондриан. «Вечер. Красное дерево». 1908–1910

Мондриан известен как один из трех «отцов» абстрактного искусства и модернизма в целом. Почти одновременно с Кандинским и Малевичем (абстрактные полотна появляются у них с разницей в несколько лет) они разрабатывают новые принципы взаимоотношения художника с произведением, создавая чистую гармонию, не обремененную изобразительными канонами; искусство, по определению Гийома Аполлинера, «не имеющее больше никакого внешнего сюжета, а только сюжет внутренний». Ни у одного из них абстракция не была внезапным озарением — метод, изменивший течение истории искусства, рождался постепенно, при этом у Мондриана этот путь был наиболее логичен, и открывающаяся в сентябре выставка позволит в этом убедиться.

Собрание гаагского музея обладает самой полной коллекцией Мондриана в мире. Из почти 300 работ художника в «передвижной фонд», который музей выпускает из своих стен на выставки, входит 40 картин, в Москву приедут 37 из них, и этого достаточно, чтобы полностью изменить представление о Мондриане. «Когда мы думали о том, что могла бы показать Третьяковская галерея в рамках Года Голландии в России, мы искали материал, который для Москвы был бы редким или и вовсе неизвестным. Мондриан очень нам подошел. Во-первых, его нет в российских музеях и лишь единичные работы привозились в рамках сборных выставок. А во-вторых, мы здесь соединяем искусство русского авангарда с европейским модернизмом. Мондриана часто сопоставляют и сравнивают с Малевичем и другими русскими художниками. И на нашей выставке у зрителя будет такая возможность, поскольку она пройдет на Крымском Валу, этажом ниже основной экспозиции. Мы показываем Мондриана в развитии, все периоды — от увлечения модерном на рубеже веков до абстрактных полотен 1930-х годов, и это движение совпадает с логикой показа нашей собственной коллекции», — рассказывает куратор выставки Андрей Воробьев.

Все-таки голландец

Работы, с которых начнется экспозиция, относятся к концу 1890-х, и, если не знать заранее имени автора, угадать его невозможно — настолько они далеки от абстракций, ставших визитной карточкой художника. Зато в этих пейзажах отлично читаются голландские корни Мондриана. Во второй половине XIX века в Голландии главенствовала гаагская школа — объединение художников-реалистов, работавших на пленэре, аналог французских барбизонцев. Гаагская школа вскормила Ван Гога, она же существенно повлияла на молодого Мондриана: в 1890-е годы он увлеченно пишет с натуры лодки на каналах Амстердама, поля и ветряные мельницы в его окрестностях. В сельских пейзажах, в посаженных ровными рядами ветлах и в землистых красках, как будто позаимствованных у земли Северного Брабанта, видно родство Мондриана и Ван Гога, художников, вернувших Голландии мировую художественную славу, изрядно померкнувшую после того, как сошли со сцены «большие» и «малые» голландцы XVII века.

Пит Мондриан. «Мельницы в солнечном свете». 1908 049_expert_99.jpg 2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)
Пит Мондриан. «Мельницы в солнечном свете». 1908
2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)

Уже в это время пейзажи Мондриана обладают характерным колоритом, из которого вырастут все последующие эксперименты с цветом. Среди спокойных серо-сине-зеленых тонов вдруг взрывается ослепительно-яркий оранжевый или фиолетовый. В его портретах заметно влияние символизма и интерес к плоскостным и декоративным композициям европейского модерна. Он также интересуется философией, в частности неоплатонизмом, теософией и антропософией, которые лягут в основу его теоретических размышлений. «Голландский философ с кистью в руке» — это его собственное шутливое определение. При этом Мондриан никогда не был аскетом, презревшим радости жизни и целиком посвятившим себя искусству. Много лет спустя американский художник Марк Ротко будет описывать его как самого жизнелюбивого художника, которого он когда-либо встречал, любителя танцев и большого поклонника джаза.

Осенью 1911 года в Амстердаме открывается выставка кубистов Пикассо и Брака, и Мондриан видит в их работах решение сверхзадачи, которую он ставил перед собой: понять и воплотить anima mundi, «мировую душу». Его путь неизбежно лежал в Париж. Там он знакомится с Леже, Браком и Риверой, участвует в дискуссиях в артистических кафе «Дом» и «Ля Куполь», выставляется в Салоне Независимых (в 1913 году там был организован «голландский» зал), но никогда окончательно не сливается с Парижской школой, постоянно возвращается на родину. В это время Мондриан отходит от сюжетной живописи и перестает давать картинам названия, используя нейтральное «композиция». Деревья, улицы и фасады парижских домов и соборов геометризируются, дробятся на фрагменты, разбиваются острыми гранями, создавая плотное красочное марево, в котором тают материальные образы.

Пит Мондриан. «Цветущая яблоня». 1912 050_expert_99_1.jpg 2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)
Пит Мондриан. «Цветущая яблоня». 1912
2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)

Абстрактная живопись как выражение космического порядка

К середине 1910-х в Европе складываются две линии беспредметного искусства. Одна опирается на эмоции и импровизационную пылкость Ван Гога, другая — на рациональную логику построений Сезанна. Из первой вырастают интуитивные прозрения Кандинского и Клее, из второй — строгие интеллектуальные построения Мондриана и супрематистов.

В 1917 году Мондриан вместе с художником и архитектором Тео ван Дусбургом основывает авангардистский журнал «Стиль», вокруг которого складывается целое художественное направление. Первые номера, изданные на нидерландском языке скромным тиражом в несколько сотен экземпляров, на две трети были написаны Мондрианом, и в своих статьях он детально описывает новую эстетическую теорию, названную неопластицизмом. В соответствии с ней высшая красота передается аскетическими средствами, а арсенал художника ограничивается основными тонами спектра и строгими прямыми линиями. Чувственный мир — это мир страданий, ложный и противоречивый, и только «денатурализация» искусства и жизни и абстрактная живопись с жесткими законами построения может решить противоречия современного общества и стать выражением универсального космического порядка. Во время очередного визита в Париж Мондриан понимает, что идеи «Стиля» практически неизвестны за пределами Нидерландов, и с помощью парижского галериста Леона Розенберга издает свои статьи отдельной брошюрой под названием «Неопластицизм».

Пит Мондриан. «Композиция с большим красным полем, желтым, черным, серым и синим». 1921 050_expert_99_2.jpg 2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)
Пит Мондриан. «Композиция с большим красным полем, желтым, черным, серым и синим». 1921
2007 Mondrian / Holtzman Trust C/O HCR International, Warrenton (VA, USA)

Его картины наилучшим образом иллюстрируют теорию — сетка вертикалей и горизонталей (аналог мужского и женского) делит холст на восемь или девять полей (иногда их число удваивается), он использует только первичные цвета — красный, синий и желтый, с антицветами белым и черным. И это уже тот Мондриан, который легко узнается в любых музейных залах. Все последующие годы он бесконечно ищет высшую гармонию в заданных им самим рамках, и эти поиски оказываются настолько созвучны ритмам времени, что к Мондриану приходят и мировая известность, и прижизненные ретроспективы, и многочисленные выставки в европейских и американских музеях и галереях, и публикации в самых авторитетных журналах, и, наконец, очереди из коллекционеров — в отличие от многих коллег он мог позволить себе жить на средства от продажи собственных полотен. Картины, где унифицированные элементы образуют жесткий каркас, внутри которого перемещаются цветовые модули, создавая бесконечное число комбинаций, то разбегаясь в асимметричном порядке, то группируясь вокруг одного главенствующего (чаще всего красного) цветового акцента, дают колоссальный простор для интерпретаций.

Открытия Мондриана оказали огромное влияние на архитектуру и дизайн (вплоть до дизайна одежды и знаменитых платьев Ива Сен-Лорана из коллекции 1965 года) — голландские музеи любят показывать в своих экспозициях мебель и прочие объекты, которые кажутся переложенными в объемную форму картинами художника. На выставке в Москве этих вещей не будет — организаторы оставили нам повод для поездки в Голландию.