Шах рублю в три хода

1 декабря 2008, 00:00

Российский Центробанк в третий раз за минувший месяц ослабил рубль по отношению к бивалютной корзине. Чуть менее двух недель последняя удерживалась на уровне 30,7 руб., а 25 ноября курс российской денежной единицы к этому инструменту перескочил на 30,9 руб. Спустя всего три дня корзина подорожала до отметки 31,2 руб. Сам ЦБ заявлял, что коридор колебаний рубля будет расширен в обе стороны на 30 коп., однако на практике рубль был ослаблен односторонне. После решения Банка России доллар на ММВБ подскочил до 27,89 руб. В ходе операций регулятора национальная валюта обесценилась на 2,6%, тогда как видные экономисты, опрошенные Bloomberg, призывают ослабить курс на 10–20% или даже на 30%. Именно последней крайне радикальной отметки придерживаются аналитики «Тройки Диалог». За девальвацию, естественно, ратуют экспортеры, для которых дешевый рубль в условиях фиксированных в национальной валюте издержек — истинное благо. Более того, ЦБ во второй раз за месяц повысил ставку рефинансирования на один процентный пункт, до 13% годовых.

Буквально накануне решения Банка России представители бизнеса клятвенно просили ставку снизить, в противном случае кредитное бремя окажется для экономики неподъемным и превысит уровень рентабельности компаний. Чуть ранее на аналогичный шаг пошел Китайский центробанк: он уменьшил ставки по кредитам и депозитам четвертый раз за последние десять недель — на 1,08 процентного пункта. Ключевая годовая ставка кредитования с 6,66% сократится до 5,58%. Ставка по депозитам в Поднебесной с 3,6% уменьшится до 2,52%.

Бегство в качество по-русски — покупка наличной валюты на последние $300 — дало свои результаты. Так, прирост денежной массы М2 в России за последние 12 месяцев составил всего 18,4%, что является самым низким значением за период с декабря 1998 года. Посильную помощь в этом оказали компании и банки, аккумулирующие валютную наличность, а также простые граждане, по привычке «выходящие в баксы». Показательно, что, как только хрупкая стабильность рубля оказалась нарушена, обладающий генетической памятью народ кинулся в обменники, скупая «грины» по любой цене. Таким образом, едва ли не все усилия финансовых властей пошли насмарку. Девальвация рубля рисуется аналитиками как неизбежная, однако доллар на Forex преимущественно снижался, достигая в ходе торгов отметки 1,31: всего за пять дней с 20 ноября «американец» потерял около 5% стоимости к евро и британскому фунту. Лишь иена за тот же период ослабла к доллару только на 1,5%. Позитивные новости, тем не менее, не давали долларовым котировкам фору. Безрадостные же статистические данные из Европы, которые должны были осадить растущую евровалюту, не имели на торгах никакого значения. В частности, ни назначение в Штатах министром финансов Тимоти Гейтнера, пока занимающего пост председателя Федерального резервного банка Нью-Йорка, ни спасение государством от более серьезных неприятностей корпорации Citigroup, крах которой мог бы окончательно добить финансовую систему, ни новости о выделении $600 млрд на выкуп ипотечных обязательств и $200 млрд на поддержку выпуска обеспеченных активами ценных бумаг не могли позитивно повлиять на доллар. Кстати, вслед за США Европа намерена принять меры по стимулированию экономического роста. Еврокомиссия готовит антикризисный пакет для экономики ЕС на сумму около €200 млрд. План также предполагает сокращение НДС в секторах с высокой занятостью.

Но евро в обозримой перспективе предрекают ослабление. В пользу этого говорит растущее неприятие риска и, как следствие, высокий спрос на американские гособлигации. Это нивелирует преимущество евро в ставках, которое сохраняется и, скорее всего, сохранится в 2009 году, несмотря на ослабление денежно-кредитной политики ЕЦБ. Спровоцировать падение евро может переоценка рисков замедления европейской экономики. Так, крупные экономики будут переживать рецессию в течение четырех или пяти кварталов. Пока макроэкономические индикаторы, в частности Германии, свидетельствуют о том, что рецессия в стране может оказаться самой глубокой за последние 12 лет. Немецкие федеральные банки оказались гораздо сильнее затронуты финансовым кризисом и испытывают необходимость в большем финансировании.