Семьею о семье

Культура
Москва, 24.07.2000
«Эксперт» №28 (241)

Многолетний труд режиссера Глеба Панфилова, его супруги Инны Чуриковой и их сына Ивана Панфилова "Романовы. Венценосная семья" украсил собой открытие Московского международного кинофестиваля. Участвовать в фестивальном конкурсе Панфилов отказался, мотивируя это тем, что уже участвовал в конкурсе ММКФ с фильмом "Васса", получил за него приз и не хочет испытывать судьбу дважды.

Годы, потраченные на экранизацию семейной любви на историческом фоне, пошли картине скорее на пользу. За это время истерия по невинно убиенной царской семье более или менее утихла, и фильм не представляется ангажированной политической агиткой. А, как и должно, выглядит плодом мучительно долгих раздумий Панфилова, человека и режиссера, и его родственников.

"Мне бы хотелось, чтобы, посмотрев наш фильм, зритель сказал: 'Теперь я знаю, как оно было на самом деле'" - написал Глеб Панфилов в календаре-буклете. Повинуясь своему желанию, Панфилов и семья (помимо упомянутых ее членов в титрах значатся еще два человека с фамилией Панфилов) не ищут ни новых, ни спорных, ни оригинальных версий "последних дней последнего царя", а пользуются вполне традиционным набором знаний: мол, жил царь Николай, человек был слабый и безвольный, руководить страной не мог. Любил жену и видел свое главное предназначение в воспитании детей. Потом царя вынудили отказаться от престола, а затем и вовсе расстреляли в подвале дома Ипатьева. В версии Панфилова ни один труп из грузовика не исчезает (хотя продолжение истории в виде американского мультфильма "Анастасия" уже имеется), могилы не раскапывают и ДНК не сличают. Зато к неизбежному трагическому финалу приклеена хроника захоронения останков царской семьи 1998 года с крупными планами траурных лиц президента Ельцина и губернатора Яковлева - получается чуть ли не хеппи-энд.

Панфиловский Николай II - маленький человек, попавший в круговорот истории. Само слово "царь" оказалось для него смертным приговором. Мысль не новая, но все же плодотворная. И требующая от режиссера не позиции стороннего наблюдателя (с которой в продолжении почти трех часов ведет свой рассказ Панфилов), а страстного взгляда изнутри. И в Царскосельском дворце, и в подвале ипатьевского дома Панфилов со всей очевидностью чувствует себя как посетитель в музее. А в музее часто бывает скучно.

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (241) 24 июля 2000
    Макроэкономика
    Содержание:
    Соображать надо каждый день

    О проблемах и рисках денежного хозяйства и экономики России и их динамике мы побеседовали с первым заместителем председателя ЦБ РФ Татьяной Парамоновой

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама