Не в выборах беда

7 октября 2002, 00:00

Из двух электоральных скандалов, грянувших почти одновременно в Красноярске и в Нижнем Новгороде, больше внимания привлек к себе первый. И по праву: речь в нем идет о кресле более высокого уровня (губернатор, а не мэр) в чрезвычайно значимом регионе. Значимом и как вместилище огромного потенциала - и в контексте надвигающихся федеральных выборов: известно же, что Красноярский край - русский Нью-Гемпшир, он голосует примерно так же, как вся страна. Равным образом красноярская история куда чаще склонялась и в потоком лившихся всю неделю речах о кризисе избирательной системы. А это уже совершенно несправедливо: если говорить о динамике электоральной ситуации в стране, то из Красноярска пришли как раз хорошие новости.

Заключаются они в том, что при всей "грязности" выборной кампании, при всевозможных (по выражению крайизбиркома) давлении, подкупе и обмане избирателя этот самый избиратель оказался способен проголосовать вполне рационально. Коротко говоря, он проголосовал не за "своего", не за "крепкого хозяйственника", а за вменяемого управленца. От совсем еще недавних голосований, когда публика отдавала предпочтение любому маргиналу, лишь бы не пах Москвой; когда звание "крепкого хозяйственника" и "здешнего Лужкова" давало более твердую гарантию победы, чем сегодня поддержка Кремля, - сделан гигантский шаг вперед.

Да и сам гадкий, гнусный, соблазнительный, свинский скандал, испортивший развязку выборов, - тоже, в сущности, хорошая новость. Оказывается, рациональный выбор населения - весомая сила: даже форменная истерика, устроенная проигравшими, не смогла этот выбор зачеркнуть. Да, произошло личное вмешательство президента - но осталось впечатление, что Путин лишь поспешил погасить страсти, что он не изменил, а лишь ускорил развязку: у бунта не было перспективы. И ведь заметьте - в данном случае речь шла не о рядовых "крепких хозяйственниках", мирно поворовывающих в деловой спайке с криминалитетом, - на кону были огромные деньги. Доля доходной части краевого бюджета, формируемая "Норникелем", составляет, по данным разных СМИ (в зависимости от того, кому они в кампании сочувствовали), от 50 до 70 процентов; доля же Красноярского алюминиевого завода - не выше семи процентов - это при том, что обороты гигантов различаются от силы вдвое. Ясно, что победа Хлопонина не оставит надежд сохранить такую структуру налоговой нагрузки.

В этом контексте странно выглядят модные причитания об "олигархических" выборах. При такой структуре бюджета иных выборов быть и не может - и не должно. Налогообложение без представительства есть тирания. Дождитесь, пока налоги с физических лиц да с малого бизнеса станут делать погоду в бюджете (или измените соответствующим образом налоговую систему... впрочем, не будем о больном), - тогда и калякайте о том, что олигархи слишком много себе позволяют.

И совсем уж неоправданно используется красноярская история для обоснования свежей мысли об отмене выборности глав регионов. Тверской губернатор Платов предложил назначать их президентскими указами (а президента, между прочим, не ограничивать сроками правления - но это уж явно по случаю путинского юбилея). Саратовский губернатор Аяцков заявил, что глав регионов надо избирать через региональные парламенты - по представлению президента: примерно как Дума утверждает премьеров. Как помнят постоянные читатели "Эксперта", идея назначаемых губернаторов нам никогда не казалась дикой; но после Красноярска аргументов в ее пользу стало не больше, а меньше. Год за годом с паучьей серьезностью стоять за выборность губернаторов под градом примеров вполне безмозглого "протестного голосования" - и прихлопнуть выборность из-за рационализма красноярцев... Это бы просто-напросто дурно пахло.

Желающим поговорить об истощении самой идеи региональных выборов, о том, что народ вскоре перестанет на них ходить, а нечаянно зашедши, будет голосовать "против всех", - следует сменить пример: указывать не на Енисей, а на Волгу. В Нижнем из выборов был и впрямь сделан сущий фарс, и перечисленные эффекты там и вправду уже почти налицо. Хотя тут особый случай: история с "авторитетным" бизнесменом Климентьевым уже тянется слишком давно и пределов неприличия достигла в результате кумулятивного эффекта.

Можно, конечно, смеяться над нижегородцами, так упорно желающими избрать себе на голову очевидного маргинала, - но смешки это будут не шибко умные. Куда полезнее посмеяться над системными политиками, так долго и так умело боровшимися с маргиналом, что ему теперь достаточно зарегистрироваться, чтобы выиграть в родном городе любые выборы.

Что следовало бы делать с Климентьевым и подобными ему людьми - с маргиналами, рвущимися на выборные должности? Во всяком случае, не делать так, как в Нижнем, - не отражать их решениями суда, про которые ни один простак не поверит, что они честные, даже если они случайно и честные. Решение вопроса заключается, по-видимому, в том, чтобы властные структуры - правоохранительные, представители федеральной власти и проч. - работали с такими людьми не только в ходе избирательной кампании, но и задолго до нее, и (если их все-таки выберут) безостановочно после нее. Это ведь, в конце-то концов, их, властных структур, обязанность.