Возвращение к честной жизни

Искандер Хисамов
21 октября 2002, 00:00

Стратегия управляемого конфликта на Ближнем Востоке изжила себя, но попытки США навести там мир и порядок сделают этот конфликт неуправляемым

"Все это сложно объяснить. Сначала ты совершаешь одну ошибку, другую, а потом, чтобы вернуться к честной жизни, тебе обязательно приходится кого-нибудь убить", - говорил один американский гражданин перед посадкой на электрический стул. Америке понадобился прочный мир на Ближнем Востоке, а для этого надо кого-нибудь убить. Многолетняя (а если брать Запад в целом, то многовековая) стратегия управляемого конфликта изжила себя, марионетки стали самостоятельными игроками, обзавелись большими деньгами и агрессивной идеологией и уже пытаются угрожать режиссерам. Начавшись в Афганистане, операция по наведению тишины скоро продолжится в Ираке, затем очередь дойдет до Ирана, Йемена и так далее до самой Индонезии. Эти и многие другие страны планируется лишить собственной воли и собственного выбора, поскольку этот выбор становится опасен для окружающих.

Уже поздно рассуждать о том, кто виноват, что они стали такими, поздно вспоминать, кто и для чего создал и вооружал "Талибан", "Аль-Каиду" и прочих, кто, как и с какой дальней мыслью проводил границы между странами в деколонизованных регионах. Сейчас надо действовать, и тут Америка, безусловно, права. Если ничего не делать, угроза из этого региона будет возрастать. Остается уяснить, как действовать, надо ли убивать, если убивать, то кого именно, и не маячит ли в будущем электрический стул.

Собеседники Буша, Блэра и Шарона уже устали указывать им, что в Ираке нет ни бен Ладена, ни оружия массового поражения, ни хотя бы одного подозреваемого в событиях 11 сентября. Багдад соглашается практически на все условия ООН по инспекциям, и становится окончательно понятно, что дело не в террористах и не в санкциях, а в проблеме установления нового порядка на Ближнем Востоке и далее - везде.

Белый дом, обе палаты парламента и большинство населения США не сомневаются в своей способности победить все страны Востока по отдельности и вместе, ведь у них много ракет, самолетов и кораблей. Антитеррористическая операция представляется им как череда маленьких победоносных войн и насаждения на место ужасных тиранов хорошеньких послушных демократий. Умудренная Европа и еще более умудренный Восток знают, что так не получится, а получится, скорее всего, одна большая мировая война. Учитывая специфику нынешней глобальной эпохи, война эта будет без границ и даже без явного противника. Просто всюду что-то будет стрелять, взрываться и гореть, как это уже начинает происходить.

В такой перспективе кажутся наивными мечтания и спекуляции о том, какие будут цены на нефть после Саддама, как пристроиться к новым концессиям и какие удобные можно будет устроить транзиты сквозь умиротворенные и демократизированные государства. В такой перспективе Западу рациональнее было бы думать о том, куда девать многие миллионы живущих там выходцев с Востока, как расставить блокпосты на центральных улицах своих городов, как защитить действующие транзиты и коммуникации и как организовать военную цензуру и дружины гражданской обороны.

Возможно, инициаторы мирового антитеррора все-таки имеют в виду и такие варианты, просто не говорят об этом своей публике, чтобы не отбить энтузиазм. Вполне вероятно также, что одной из целей этой многолетней, как давно объявлено президентом Бушем-младшим, операции и является мобилизация расслабившегося общества и расшатавшейся экономики.

Их публика должна обо всем догадаться сама. Российской же публике, с какой стороны ни посмотри, эта война не нужна. Во-первых, она не нужна как таковая. Во-вторых, цены на нефть в этом случае все-таки обрушатся, как предсказал на днях известный нефтяник Михаил Ходорковский. В-третьих, что бы там ни говорилось о партнерстве, нам совсем не нужно усиление американского военного присутствия вблизи российских границ.

И вообще, нынешний плохой мир устраивает Россию даже больше хорошего мира. После 11 сентября Россия заключила союз с Западом, вступив в антитеррористическую коалицию. Она вновь стала одной из ключевых фигур в мировой политике, значительно улучшилась для нее и внешнеэкономическая конъюнктура. И Америка, и Европа, и Израиль, и арабские страны ищут ее поддержки и сочувствия.

Теперь коалиция разваливается, континентальная Европа не хочет войны, Америка с Англией хотят, и этот раскол внутри западного мира произошел впервые после второй мировой войны. Мы посередине, и снова надо делать внешнеполитический выбор. И это, в общем, довольно просто. Не надо юлить, не надо пытаться усидеть на двух стульях, не надо выклянчивать ни у кого никаких гарантий и преференций, тем более что в этой ситуации никто никаких гарантий дать не может, а надо честно бороться за мир. Это выгодно.