Павловские охоты

Общество
Москва, 07.04.2003
«Эксперт» №13 (367)
Охотникам города Павлова ружья без надобности. Охотой здесь по старинке называют занятие для души, то, что делается с удовольствием, "в охотку". Но для здешних жителей охота больше, чем просто забава, для многих это смысл жизни

В Павлове все время идешь либо с горы, либо в гору. Троицкая, Спасская, Семенова... Вниз по склонам сбегают старинные деревянные улочки, дома лепятся по краю оврагов. Город стоит на семи холмах высокого берега Оки. "Как Рим", - уточнит местный житель, нимало не смущаясь дерзостью сравнения. Павлы (так они до сих пор именуют себя, ударение на последнем слоге) знают себе цену.

В старину Павлово называли еще "село Вулканово". На восемь тысяч жителей здесь было 323 кустарных мастерских: двести делали замки, сто - ножи, остальные - оружие, кожи, мыло. В каждом дворе - кузня. Болотистую жижу выжигали в глиняном горшке, получали железо, оно так и называлось - криничное.

Павловские кустари умели все: ковали ножи и отливали колокольчики с бубенцами, не уступающими по чистоте звука валдайским, в совершенстве владели чеканкой и гравировкой, делали гири и безмены (здесь же их и клеймили, в Павлове была своя поверочная палата), "ствольные" и "самопальные" мастера изготавливали ружья. Знали секрет булата. В селе Булатникове четыреста лет из булата всю домашнюю утварь делают - косыри, ухваты. А знаменитые павловские замки, от огромных амбарных до миниатюрных шкатулочных, коммерсанты продавали за "аглицкие".

Существует вполне убедительное объяснение того, почему эти места всегда притягивали людей талантливых и независимых по духу. Павлы практически не знали крепостного права и не занимались крестьянским трудом. Дальновидные владельцы этих мест - Черкасские, а позже Шереметевы - отпустили крестьян на оброк и поощряли развитие ремесел, получая с кустарей звонкой монетой куда больше, чем могли бы взять натуральным продуктом с землепашцев. Шереметеву, например, село Павлово давало в год 25 тысяч откупного. А при Екатерине павлы получили паспорта и могли ходить по России и за ее пределы, продавая свои изделия. Из этих походов они и принесли арабский "огненный бой" - ружья, булатные лепешки-вутцы и рецепт изготовления булата и дамасской стали.

Павловские мастера поставляли сорокаведерные дубовые бочки для астраханской селедки-залома. В половодье скатывали бочки с кручи, притапливали камнями или товаром, который не ржавел, и по быстрой воде спускались к Астрахани. А там, распродав товар, шли дальше, в Персию, на Кавказ, в Турцию, многие только года через два-три домой возвращались. И все, что где-то видели, запоминали, перенимали и даже сущую безделицу приспосабливали для дела.

А сегодня без лимонов с канарейками эти места уже представить невозможно. "Павловский лимон" - это не просто лимон, выросший в городе Павлове. Сажали их, наверное, и в других местах, но только здесь вывели особый сорт, признанный специалистами всего мира. В 30-е годы даже было промышленно-показательное цитрусовое хозяйство. Его давно уже нет, но лимоны и мандарины в Павлове по-прежнему разводят везде: в домах, в учреждениях, в магазинах стоят на подоконниках горшки со взрослыми деревцами или с черенками, накрытыми банками. И среди лимонов радостно выводят свою песню такие же желтенькие павловски

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (367) 7 апреля 2003
    Съезд партии власти
    Содержание:
    Партия всего хорошего

    На своем съезде "Единая Россия" провозгласила идеологию гражданской солидарности и обещала создать систему перераспределения доходов в интересах большинства. Тем самым она позиционировала себя как вполне левая социал-демократическая партия

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Наука и технологии
    Реклама