Одинокий газонокосильщик

Общество
Москва, 11.10.2004
«Эксперт» №38 (438)
Архангельский предприниматель пытается наладить нормальную жизнь в изломанной социальными экспериментами российской деревне, понимая, что от этого зависит и судьба его бизнеса

Березник, малая родина Владимира Буторина, - село небольшое. Вместе с тремя соседними, совсем крохотными деревеньками, объединенными с Березником единой сельской администрацией, не наберется и тысячи жителей. Но скромные масштабы плацдарма, где индивидуальный предприниматель Буторин В. Ф. ведет свой бизнес, его не смущают. Как и то, что в свои 38 лет он ни разу не видел моря - хотя бы Белого. Весь интерес у него здесь, в Березнике. Миссия, если угодно.

Миссионер из Березника

В свободное плавание из совхозной гавани Буторин ушел в начале 90-х: организовал кооператив. Строили дома и бани, постепенно обзавелись собственным магазином, картофельными полями и первой лесопилкой. Популярное в селе кооперативное кафе после пожара в школе, где сгорела столовая, передали детям. Была и пекарня, тоже успешная, но Буторин ее продал. Долго и опасливо присматривался к молочному производству и в конце концов взял-таки ферму в деревне Вежа - руины, оставшиеся от советских времен. Теперь это рентабельное предприятие - со шведским оборудованием De Laval, сытыми, ухоженными коровами и зарплатой доярок в три раза выше среднеобластной. На очереди - еще одни развалины, в поселке Строевской. Есть, разумеется, и молокозавод, где Буторин - крупнейший акционер.

Сегодня бизнес-империя "ИП Буторин В. Ф." - это три холдинга: лесопромышленный, сельскохозяйственный и молочный. Лесопромышленный - основной - по объемам производства невелик (200 тыс. кубометров в год), но так оснащен, что ставит Буторина в ряд заметных в области предпринимателей. А то, что он стоит на ногах крепко, подтвердил разговор в поезде Москва-Воркута, где нашим попутчиком оказался лесопромышленник из Москвы. На вопрос, что он может сказать о Буторине, собеседник ответил кратко: "Мы в его владения не лезем. Там все схвачено".

Судьба-индейка

Буторин производит впечатление человека преуспевающего, но баловнем судьбы его не назовешь. Сам он склонен думать, что его преследует злой рок - в виде пожаров. Горел три раза, но злого умысла в произошедшем не усматривает, списывая катаклизмы на счет пьяного разгильдяйства и непрофессионализма строителей. Более того, вполне философски ищет в ударах судьбы позитивный смысл: они заставили его шире взглянуть и на жизнь, и на бизнес.

Самым судьбоносным оказался пожар в 1993 году, когда у начинающего предпринимателя сгорело все его имущество. Дотла. "Тогда поглазеть сбежался весь совхоз, - вспоминает Буторин. - Многие радовались вслух: вот кулак и сгорел! А я ушел в лес, сидел там и плакал. Мне было так обидно! Я работал с семи утра до двух ночи: днем добывал необходимое, а вечером сам брался за топор. Но если бы тогда односельчане мне сочувствовали, а не злорадствовали, я бы распустил кооператив и уехал. Это точно. После пожара мои товарищи были готовы вернуться в совхоз. А у меня была такая злость - именно злость! - что я той же ночью, как умел, нарисовал план нового здания, где мы сейчас с вами и сидим".

В качестве начального капитала погорельцы принесли по мешку картошки

Новости партнеров

«Эксперт»
№38 (438) 11 октября 2004
Киотский протокол
Содержание:
Политический размен

Россия согласилась на ратификацию Киотского протокола в обмен на поддержку Евросоюзом ее членства во Всемирной торговой организации

Наука и технологии
Реклама