Учиться на чужих ошибках

Андрей Громов
20 июня 2005, 00:00

Вышел в свет сборник статей о революции на Украине. Это первая и вполне удачная попытка спокойно разобраться, что же собственно такое "оранжевая революция"

Вот уже полгода отделяют нас от бурных событий осени 2004 года на Украине. Оранжевая революция уходит в историю. Уже нет тех ожесточенных споров - до крика, до разрыва отношений. Все успокоилось. Новая украинская власть занята повседневной рутиной: ценами на бензин, реприватизацией "Криворожстали", борьбой кланов внутри команды Ющенко. Мир (в данном случае - Европа и США в первую очередь) стремительно забывает про Украину и "подвиг ее народа в борьбе с тоталитаризмом"; на повестке дня новые проблемы и новые герои.

Впрочем, если сама украинская революция уже история, то революция по украинскому образцу - один из ключевых факторов сегодняшней повестки дня. Призрак майдана бродит по постсоветскому пространству. Революционная технология продолжает свой путь. И дошла уже до тех рубежей, где ее применение чревато самыми мрачными последствиями. Центральноазиатский вариант оранжевых революций - это не майдан, пылающий оранжевым светом, а разграбленный Бишкек и полноценные боевые действия в центре узбекского Оша. Лидеры практически всех стран СНГ обреченно смотрят на календарь в ожидании следующих выборов и молят Господа и госдепартамент, чтобы их страны миновала чаша сия.

В России все далеко не так остро, но призрак майдана ощущается и у нас. Влияние украинских событий на российскую политику - тема для отдельного разговора, но то, что сегодня, летом 2005-го, мы живем в сильно изменившейся политической реальности - факт безусловный.

Борьба с призраками - дело не простое, но далеко не безнадежное. И один из главных механизмов этой борьбы - спокойное, без гнева и пристрастия, изучение самого явления. У нас, к счастью, есть уникальный шанс - учиться на чужих ошибках, и было бы очень неразумно его упустить.

Сборник статей "Оранжевая революция. Украинская версия" (составитель - директор Киевского института конфликтологии Михаил Погребинский), выпущенный в свет издательством "Европа", закладывает традиции изучения украинской революции как политического и технологического феномена. Авторы сборника - и те украинские политологи, что работали в "оранжевые дни" на Ющенко, и те, кто работал на Януковича; российские политологи из "антиющенковского пула" и те, кто сочувствовал майдану. И в дополнение картины - статьи, транслирующие взгляд с Запада (Александр Рар и Петер В. Шульце). Однако дело не только в "широком спектре мнений": разнятся и точки зрения авторов, и уровень статей, но всех их объединяет общая интонация - спокойного исследования.

В центре исследования оказались самые разные вопросы: история становления украинской государственности, характеристики противоборствующих сил, ошибки основных игроков (в том числе и России), ну и, разумеется, сама технология "бархатных революций". Впрочем, почти все авторы сборника едины в том, что технологии, конечно, были и сыграли важную роль, но ими не исчерпывается вся картина украинской революции и не объясняется все произошедшее в этой стране прошлой осенью. То есть, изучая революционные технологии, надо изучать и ту почву, на которую они ложатся, - без этого не понять ни феномена революций, ни феномена самих технологий.

Почва, о которой идет речь, - это не только усталость населения от существующей власти и желание перемен ("Украинцы голосовали не против прошлого и настоящего, а за будущее, с которым отождествляли Ющенко"). Едва ли не важнее для революционного "гумуса" системная связь власти и бизнеса, при которой власть дает доступ к экономическим активам и экономическому влиянию, а потеря власти чревата потерей буквально всего. Эта система вполне продуктивно существовала в первое постсоветское десятилетие, однако сегодня обнажился ее кризис, грозящий серьезнейшими проблемами для государства и суверенитета страны.

Что же касается роли России, то спустя полгода ее действия для авторов статей сборника уже не повод для злобного сарказма и однозначных оценок. Россия попала в сложную ситуацию, и особенного пространства для маневра у нее не было (ни внутренние, ни внешние политические расклады этого пространства ей почти не оставили). И при этом никакой очевидной катастрофичности по результатам украинских событий для России, по мнению авторов сборника, нет.

С ролью Америки и Европы тоже все не просто. Авторы признают высокую степень влияния Запада на украинскую революцию, однако при детальном рассмотрении приходится констатировать, что у Европы и Америки были и разные резоны, и разные позиции, и получили они разные результаты (так, по мнению Аркадия Мошеса, Евросоюз был вовлечен в революцию против своей воли, но в итоге именно его можно считать главным победителем в битве за Украину). Более того, из статей сборника становится понятно, что успех оранжевой революции был во многом обеспечен не столько жесткой координацией действий западных "помощников демократии", сколько тем, что направлялся из самых разных центров, у которых разные глобальные задачи и разные конкретные руководители. Работая достаточно автономно, без жесткой иерархии и связей, они наиболее эффективно делали общее дело - приводили в действие "адский механизм" мягкого доминирования (soft power).

Однако сколь бы ни были примечательны статьи сборника, едва ли не самой важной (и обширной) его частью являются приложения. Цифры, факты, стенограммы, документы, хронологические таблицы - тут много всего интересного. Сегодня мы уже забыли многие детали, а многих не заметили (или не знали). Сегодня весьма любопытно, например, перечитать декреты Комитета национального спасения или постановления различных гор- и облсоветов: революционно-бюрократическая риторика звучит и забавно, и поучительно. Не менее любопытно выглядят акты и заявления обоих штабов о нарушениях в ходе выборов: они будто написаны под копирку, только в одних документах стоят названия восточных областей, а в других - западных. По прочтении всех этих поствыборных жалоб возникает резонный вопрос - так кто же на самом деле победил во втором туре?