Евро-ГОЭЛРО

Александр Кокшаров
19 декабря 2005, 00:00

В Европе рассчитывают, что единая энергетическая политика повысит энергобезопасность ЕС и поможет бороться с изменением климата

Несколько дней потребовалось британцам, чтобы погасить крупнейший в послевоенной истории Европы пожар, вспыхнувший на нефтераспределительном терминале всего в 40 км к северу от Лондона. Там хранились нефть, бензин и керосин, поставляемые потребителям на юго-восток Англии, в том числе в два лондонских аэропорта - Хитроу и расположенный поблизости Лутон. Пожарные решили дать нефтепродуктам выгореть, чтобы не вызвать загрязнения воздуха парами бензола, который выделился бы в случае активного тушения. На протяжении нескольких дней над восьмимиллионным Лондоном висели черно-коричневые тучи, которые ветром доносило даже до Франции и Бельгии.

Практически одновременно с пожаром за пределами ЕС разразился скандал, касающийся поставок российского газа через территорию Украины. Киев не согласен на предлагаемое российской стороной повышение цены. Как заявил "Газпром", в отсутствие контракта на поставки газа на 2006 год весь газ, проходящий через российско-украинскую границу, будет направляться европейским потребителям. Если соглашение между Украиной и "Газпромом" не будет достигнуто, а украинцы продолжат отбирать из трубопроводов российский газ (о чем они не раз предупреждали), то в итоге пострадают европейские потребители.

Эти два вроде бы никак не связанных между собой события обеспокоили очень многих в Евросоюзе. Ибо показали, что европейская энергетика крайне уязвима: она зависит от ископаемых энегоносителей, небезопасных самих по себе, поставки которых могут оказаться под угрозой. По стечению обстоятельств именно эти факторы были упомянуты в выпущенном 1 декабря ежегодном докладе Европейского агентства охраны окружающей среды (EEA). Там, помимо прочего, содержится призыв к формированию единой европейской энергетической политики, которая должна прийти на смену разрозненным стратегиям государств - членов ЕЭС. Если такая энегополитика действительно появится, это существенно изменит европейскую экономику.

Энергетическая перестройка

Представляя доклад ЕЕА, председатель этой организации Жаклин Макглейд заявила, что единая энергетическая политика Европейского союза позволит эффективнее противостоять глобальному изменению климата, повысит безопасность поставок энергетического сырья и поможет провести весьма затратную модернизацию энергетической инфраструктуры. "Масштаб задачи таков, что без общеевропейского соглашения по вопросам энергетики европейским странам и компаниям будет сложно осуществлять такую модернизацию", - заявила глава агентства. По мнению ЕЕА, сохранение нынешней ситуации, когда отдельные страны решают свои энергетические проблемы поодиночке, приводит к избыточному расширению существующей инфраструктуры. Более того, поодиночке страны часто недооценивают глобальную картину, и это может привести к тому, что в будущем вредные выбросы в атмосферу опять начнут расти.

Вместо 25 национальных энергетических политик стран - членов ЕС агентство предлагает выработать одну, цель которой - капитальная реконструкция всего энергохозяйства Европы. Перестройка потребуется, поскольку приоритетом станет развитие альтернативных, возобновляемых источников энергии - воды, ветра, солнца, биомассы и приливов. Первым шагом такой перестройки станет децентрализация производства электроэнергии. Она сменит политику максимальной концентрации, господствующую на протяжении последнего столетия, когда строились электростанции колоссальной мощности, которые могли снабжать энергией миллионные города и целые регионы. Вместо крупных тепловых или атомных электростанций, поставляющих электроэнергию множеству потребителей, ЕЕА предлагает перейти к системе, состоящей из огромного числа небольших электростанций, расположенных недалеко от потребителя. Это, во-первых, снизит потери от передачи электроэнергии по ЛЭП (сегодня в них теряется от 5 до 15% энергии). Во-вторых, позволит использовать местные источники возобновляемой энергии, масштаб которых недостаточен для строительства гигантских электростанций, но может удовлетворить местные нужды небольшого города или региона.

Максимальное использование энергии воды, ветра и солнца поможет ограничить или сократить рост потребления углеводородов, а следовательно, стабилизирует или сократит выбросы парниковых газов. В частности, планируется развивать производство так называемого биотоплива - сельхозкультур, выращиваемых как биомасса для выработки электроэнергии на местах. Плюс биотоплива в том, что оно не усиливает эффект парниковых газов - в процессе роста растения используют углерод из атмосферного углекислого газа.

"Такая перестройка потребует трансформировать существующие энергосети. Поскольку они централизованы, приоритет неизбежно отдается крупным электростанциям - энергокомпании не видят выгоды в том, чтобы инвестировать в альтернативную энергетику. Ведь с точки зрения первоначальных инвестиций дешевле генерировать энергию на гигантской ТЭС, а потом передавать ее потребителям, чем строить сотни ветряков на отдаленных фермах", - считает Иэн Скит, научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований (OIES).

Другая конкуренция

Особое место в докладе уделено тому, что, конкурируя друг с другом за энергоресурсы, европейские страны могут подорвать безопасность поставок этих самых энергоресурсов. "Яркий пример - ситуация со строительством Северо-Европейского трубопровода, который позволит Германии закупать российский газ напрямую, обходя такие транзитные страны - члены ЕС, как Польша. Существует конкуренция и между странами ЕС за строительство терминалов для поставок сжиженного газа из Западной Африки или Венесуэлы", - говорит консультант лондонского Центра глобальных энергетических исследований (CGES) Гордон Стробек. Единая общеевропейская энергетическая политика поможет устранить дисбалансы в предложении и спросе на энергоресурсы. Как заявила глава агентства Жаклин Макглейд, "в рамках единой энегополитики мы будем рассматривать совокупный спрос и совокупные ресурсы для его удовлетворения. Это позволит более рационально обеспечивать энергобезопасность ЕС".

Идеологи новой энергополитики собираются заставить компании конкурировать не за энергоресурсы, а за воду и воздух

Идеологи новой энергополитики собираются заставить компании конкурировать за воду и воздух. Для этого планируется изменить налоговую систему. В оценку итогов хозяйственной деятельности (частных лиц и компаний) будут внесены параметры, оценивающие использование природных ресурсов и включающие убытки от бездействия в решении экологических проблем. "Если внести такие изменения, это мгновенно отразится на том, куда направляются инвестиции. При нынешней налоговой системе выгоднее инвестировать в строительство гигантских электростанций, работающих на газе или нефтепродуктах, но в рамках новой налоговой системы выгодными объектами сразу станут ветряки или солнечные батареи", - полагает Иэн Скит.

Авторы идеи уповают на то, что компании очень быстро реагируют на ценовые сигналы, повышая свою энергоэффективность. Например, с 1998-го по 2003 год потребление электроэнергии промышленностью 15 стран старого ЕС сократилось на 8%, в то время как объемы выпуска за тот же период выросли на 17%. Причина - резкий рост стоимости электроэнергии из-за подорожания нефти и газа (средняя цена барреля нефти марки Brent за этот период выросла с 10 до 32 долларов за баррель).

Киотский протокол-2

Правда, чтобы предложения ЕЕА стали реальностью, страны ЕС должны прийти к единому решению. Однако сегодня Европа переживает тяжелейший внутренний кризис, который начался с провалов конституционных референдумов во Франции и Нидерландах в мае-июне этого года. Страны ЕС не могут прийти к соглашению ни в том, что им нужно делать по поводу европейской конституции, ни в том, каким будет бюджет ЕС на 2007-2013 годы. Бюджет - тема очередного саммита ЕС в середине декабря (его итоги пока неизвестны). Но большинство аналитиков полагают, что саммит может завершиться ничем. Разногласия между членами ЕС практически по каждому из вопросов (от финансовых до внешнеполитических) слишком велики, и они скорее усугубляются, чем нивелируются.

Впрочем, надежда на принятие единой европейской энергополитики есть. "Во-первых, это куда менее глобальная тема, чем конституция или бюджет. Во-вторых, среди большинства жителей Европы есть взаимопонимание по экологическим вопросам и разумному энергопотреблению. Поэтому консенсус может быть достигнут довольно быстро, главное, чтобы эта тема оказалась включена в повестку дня европейских саммитов в ближайшие год-два", - полагает Ричард Уитмен, директор европейских программ лондонского Королевского института международных отношений (RIIA). И это вполне вероятно.

Во-первых, в 2006 году в Евросоюзе председательствуют Австрия (январь-июнь) и Финляндия (июль-декабрь), а в этих странах традиционно сильно экологическое сознание. Во-вторых, на декабрьском саммите по изменению климата, который прошел в канадском Монреале, Евросоюзу (к большому неудовольствию США) удалось добиться поддержки общих принципов Киотского протокола со стороны Китая, Индии и других развивающихся стран. Это означает, что новое международное соглашение, которое придет на смену нынешнему протоколу после 2012 года, будет включать и динамично развивающийся третий мир. Так что принятие энергетической политики может стать для ЕС вопросом неотложной важности.

Лондон