Поклонение маленькому человеку

Культура
Москва, 27.03.2006
«Эксперт» №12 (506)
В Турине состоялось вручение главной в Европе театральной награды. Творчество лауреатов -- пример того, как европейский гуманизм вырождается в политкорректность

Премию с громким названием "Европа -- театру" придумали во второй половине 80-х. Театр переживал тогда расцвет. Еще жив был великий Джорджо Стрелер, Ариана Мнушкин и Питер Брук еще ставили великие спектакли. Они и стали первыми лауреатами вновь учрежденной награды; затем ее удостоились Хайнер Мюллер, Роберт Уилсон, Лука Ронкони, Пина Бауш и наш Лев Додин. Премию вручали в Таормине на острове Сицилия, где, забравшись на последний ряд римского амфитеатра, можно увидеть и море, и Этну, и скалистые берега. Чуть позже к большой премии (денежный эквивалент -- 60 тыс. евро) присоединилась премия поменьше (20 тыс.) -- "Новая театральная реальность". Первым ее лауреатом стал Анатолий Васильев. За ним последовали Эймунтас Някрошюс, Кристоф Марталер, Томас Остермайер, Хайнер Геббельс и Алан Платель... В начале нового столетия -- по финансовым, как водится, причинам -- премия почила в бозе. О ней, несмотря на престижность, стали даже потихоньку забывать, но тут грянула зимняя Олимпиада в Турине. Поскольку крупнейшая театральная награда находится под патронажем Совета Европы, не составило большого труда вписать ее в культурную программу спортивного форума.

Решение о двух из трех лауреатах 2006 года было принято еще до злополучного перерыва. Ими оказались литовец Оскарас Коршуновас и гений пластического театра Жозеф Надж, награжденные за создание "новой театральной реальности". Но главным героем Турина стал, конечно же, лауреат большой премии (и недавний лауреат премии Нобелевской) Гарольд Пинтер. Героем -- во всех смыслах этого слова.

Надругательство над человеческим телом

Тому, что делает Жозеф Надж, трудно найти эквивалент в русском театре. Впрочем, и в европейском театре аналогов его спектаклям практически нет. Создатель причудливых театральных полотен, персонажи которых ожили, но предпочитают молчать, -- вообще удивительный человек. По происхождению он венгр. Родился в сербском захолустье. Учился в будапештском университете на факультете философии, занимался восточными единоборствами и долгое время мечтал стать художником. Потом увлекся театром, переехал в Париж, превратился из Йозефа Надя в Жозефа Наджа и открыл для себя современный танец.

Обычному для модерн-данс "надругательству" над человеческим телом француз сложного происхождения придает нередко оттенок инфернальных фокусов. Его сценические фантазии проходят по ведомству не танца и даже не пластического театра, а цирка. Его актеры -- акробаты и иллюзионисты в одном лице. Кио и Копперфильды с хорошо развитой мускулатурой. Эти люди могут стоять на стене, летать по воздуху, носить шляпу над головой и превращаться в бесплотные тени.

В крови российских художников за годы советской власти выработался устойчивый иммунитет на всякую идеологию. Да гори она огнем — и внешняя политика, и внутренняя. Без нее забот хватает

У Наджа есть спектакль по Кафке -- "Полуночники". Но и все другие его постановки -- и по "Войцеку" Бюхнера, и по прозе Бруно Шульца, и собственные сценические фантазии вроде "Пекинской утки",

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (506) 27 марта 2006
    Российско-китайское сотрудничество
    Содержание:
    Китай - это надолго

    Поставки углеводородов становятся главным направлением российско-китайского экономического сотрудничества. Благодаря энергетическим проектам Россия сможет развить экономику Восточной Сибири и Дальнего Востока

    Реклама