Новый силовик

3 сентября 2007, 00:00

Начальником Cледственного комитета при прокуратуре станет Александр Бастрыкин, утвержденный на эту должность 22 июня 2007 года. До 7 сентября, когда, собственно, и появится Следственный комитет, он называется «временно исполняющим обязанности» — таким образом Совет Федерации обошел юридический казус, назначение руководителя еще несуществующей организации.

Традиционно в нашей стране личность руководителя силового ведомства едва ли не более значима, чем полномочия самой организации. Александр Бастрыкин в 1975 году окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета. А во время учебы был комсоргом группы, в которой учился Владимир Путин. Этот факт, безусловно, объясняет его назначение на эту ключевую должность, однако до этого момента карьера Бастрыкина развивалась весьма успешно и без помощи одногруппника.

По окончании университета он был направлен в органы внутренних дел, где и проработал до 1979 года сначала инспектором уголовного розыска, а затем следователем. В 1980 году он возвращается в ЛГУ, где преподает на кафедре уголовного процесса и криминалистики. Там же он защищает кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию. В 1988 году Бастрыкин возглавил Институт усовершенствования следственных работников при Прокуратуре СССР.

С развалом Советского Союза становится ректором Санкт-Петербургского юридического института. А в 1996-м получает должность заместителя командующего Северо-Западного округа внутренних войск МВД России по правовой работе. И до 1998 года участвует в реорганизации ВВ СЗО. В это время происходит передача конвойных функций от внутренних войск в ГУИН, взамен в их состав входят части по охране важных государственных объектов и специальных грузов. Бастрыкин курирует юридическое сопровождение этой реформы. По окончании реорганизации он возглавляет Северо-Западный филиал Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. С 2001-го по 2005 год возглавляет управление Минюста по СЗФО, которое затем преобразовывается в главное управление.

С 2006 года в карьере Александра Бастрыкина происходит качественный скачок. В июне он назначен начальником Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу. А уже в октябре того же года становится заместителем генерального прокурора. Каждый из постов по уровню полномочий значительно превосходит предыдущий. К тому же столь быстрый переход из одного ведомства в другое демонстрирует личную заинтересованность в карьере Бастрыкина первого лица государства. И вот с 7 сентября он будет возглавлять Следственный комитет.

Рост действительно впечатляющий, особенно если учесть, что СК при Генпрокуратуре, а в будущем, возможно, и объединенный следственный комитет возьмет на себя функции регулятора правоохранительной деятельности, в ходе которой МВД и ФСБ смогут собирать компромат, а СК — конвертировать его в уголовные дела. Некоторые эксперты связывают взрывной карьерный рост ряда чиновников с кадровым голодом, испытываемым командой Владимира Путина. Необходимость занять большое количество ключевых государственных постов в преддверии его ухода привела в ряды высокопоставленных чиновников и министра обороны Анатолия Сердюкова и Александра Бастрыкина.

После назначения на новый пост Бастрыкин не делал никаких заявлений и почти не давал интервью. Из сказанного наиболее интересно его мнение о возможности создания единого следственного комитета (интервью «Российской газете»): «Надо очень серьезно подумать, нужно ли объединять все следствие страны в единый орган. Я не очень разделяю такую идею. С одной стороны, это, конечно, был бы мощный следственный орган. Но меня беспокоит его возможная оторванность от оперативных подразделений МВД, наркоконтроля, таможни, ФСБ. У нас уже было в 50-е годы, когда на волне “оттепели” все следствие по всем делам отдали прокуратуре — там вроде бы гражданские люди, с высшим образованием, интеллигенты. В этом смысле это было верное решение. Но с другой стороны, следственные органы прокуратуры потеряли связь с оперативно-розыскными органами, что отрицательно сказалось на оперативности расследования. Я думаю, надо посмотреть, как будет работать наш Следственный комитет, и спустя какое-то время внести в структуру и, может быть, в закон необходимые корректировки».

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что, несмотря на формальную привязку к МВД, следствие уже и без того существует отдельно от оперативников.