Главное в инвестициях — человеческий фактор

Сергей Василенко
8 октября 2007, 00:00

Еще несколько лет назад в области существовали проблемы с внешними инвестициями. И вдруг — бурный рост. С чего он начался и был ли таким уж неожиданным?

Совместный проект журнала «Эксперт» и правительства Пензенской области

В Пензенской области существенно ускоряются темпы инвестиционного роста. Если в прошлом году рост был на уровне 135,4% по сравнению с 2005-м, то за восемь месяцев года нынешнего он составил 151,9%. У аналитиков такие данные вызывают подозрения: не построен ли для отчетности один глобальный объект, который и вобрал в себя все инвестированные средства, тогда как остальная экономика до сих пор их ждет?

Нет, в Пензе все обстоит по-другому. Примерно 19,9% средств ушли в обрабатывающие производства, 12,5% — в сельское хозяйство, 17,2% — в транспорт и связь, 11,1% — в операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление услуг. Доля инвестиций в валовом региональном продукте составила 21,3%. И пензенское руководство не останавливается на достигнутом.

Многие десятилетия (вплоть до 1991 года) показатели области по темпам роста валового продукта на душу населения значительно отставали от среднероссийских. Чтобы сделать решительный рывок и преодолеть трудности, в идеале нужно было бы поднять уровень инвестиций до 40% ВРП. Но даже 20-процентная доля инвестиций на сегодняшний день — это, согласитесь, тоже показатель.

Нацпроекты и областные проблемы

Какие условия способствовали началу процесса? Прежде всего, конечно, это макроэкономическая ситуация и стратегия, направленная на максимальное использование возможностей, которые предоставляет российское правительство. Достаточно много инвестиционных проектов было связано с реализацией федеральных целевых программ (в том числе по развитию оборонного комплекса, расширению национальной технологической базы). Вложения в национальную технологическую базу и оборонку положительно сказываются и на развитии других отраслей экономики региона.

Серьезную поддержку области оказал национальный проект, связанный с развитием сельского хозяйства. В Пензе основное внимание уделили средним предприятиям. Возможности, которые дал инвестиционный проект, удачно соединились с накопленным к тому времени областным руководством опытом. Около пяти лет местные власти приучали селян пользоваться кредитными ресурсами. Существовала программа выделения крестьянам основного капитала — по государственной программе им продавали в рассрочку скот, мини-технику, картофелекопалки. Непросто было заставить крестьян зарегистрировать свои крестьянско-фермерские хозяйства. Но в результате за два-три года у людей сложилась кредитная история, они научились составлять несложную отчетность, привыкли к тому, что можно жить и работать, используя заемные средства. И когда открылись двери федерального национального проекта, в области оказалось достаточно много людей, готовых в эти двери войти. Именно подготовленность жителей в первую очередь и обусловила довольно высокие позиции по темпам реализации нацпроекта в сфере сельского хозяйства. Ключом к успеху стал человеческий фактор: против косности, инерционности власти сумели сработать на опережение.

Муниципалитеты и бизнес

Пока в области развивается в основном средний и малый бизнес. Со средним велась серьезная работа по созданию инфраструктуры поддержки, и был реализован целый ряд успешных проектов. В области появились финансовые компании высокого класса, действуют несколько крупных московских коммерческих банков. Они создали серьезное конкурентное поле, так что пензенским банкам пришлось заняться проектным финансированием, чтобы найти свою нишу и активно в ней работать. Москвичи привнесли определенные стандарты корпоративного и потребительского кредитования. Были открыты филиалы крупных аудиторских фирм. Именно тогда пензенские власти создали в каждом муниципальном образовании агентства по поддержке бизнеса и предпринимательства в форме муниципальных унитарных предприятий. Сейчас таких агентств 27.

К работе подключились и центры, которые имеются в крупных финансовых корпорациях и банках: центр поддержки предпринимательства Сбербанка, аналогичная структура Внешторгбанка. Теперь муниципальные агентства на местах выступают в роли своеобразных «трансляторов»: сотрудников этих структур обучили технологиям работы со Сбербанком, с ВТБ или, скажем, с местным банком «Тарханы», после чего они смогли оказывать содействие предпринимателям и местным органам власти, помогая использовать возможности, о которых те раньше и не подозревали.

Но область невелика. В силу этого ей оказались недоступны возможности Инвестфонда РФ — для выделения средств из него требуются проекты от 5 млрд рублей, инициировать таковые непросто. Сложно было работать и с Российским венчурным фондом, который рассматривает инвестиционные проекты на сумму не менее 400 млн рублей. Так в Пензе пришли к идее кооперации с другими регионами, и одна из задач инвестиционного форума, который пройдет в области в октябре, — выйти на крупные межрегиональные проекты.

Чему пензенцы за границей учились

В Пензенской области значительное внимание уделяется обучению местных бизнесменов за рубежом, международным контактам с потенциальными экономическими партнерами. Власть поставила задачу: показать пензенскому бизнесу, как живут и работают их иностранные коллеги, как в принципе существуют рынки.

После таких поездок и самим чиновникам стало ясно, что существует много внутренних проблем, требующих решения. Два года ушло на то, чтобы решить важную, но непростую задачу налаживания механизма долгосрочной аренды земли для крупного сельскохозяйственного производства. Проблема упиралась в два предложения, которые пришлось согласовывать с точки зрения российского и международного законодательства (речь шла об отражении прав аренды в балансе западных компаний). Вопрос был актуален и для шотландских партнеров Пензенской области, и для французской компании, которая собирается выращивать и перерабатывать здесь сахарную свеклу, и для южнокорейских предпринимателей, задумавших выстроить целый микрорайон в областном центре, и для немцев, решивших открыть здесь завод. Сейчас проработан механизм долгосрочной аренды — договоры могут заключаться на 49 лет.

По сравнению с недавними временами значительно облегчены административные процедуры. Складывается ощущение, что небольшой пензенский госаппарат сам по себе благотворно влияет на инвестиционный климат — именно в силу своих размеров. Государственных служащих в области меньше двух тысяч человек, и это учитывая 20 тысяч хозяйствующих субъектов! Такое ограничение, видимо, и повлияло на достаточно низкий уровень бюрократического давления на бизнес. А бизнесмены считают, что с властью вполне можно нормально работать.

Льгота льготе рознь

Нужно подчеркнуть, что никаких особых экономических зон в Пензенской области вводить пока не планируется. «Мы не выходим за рамки закона, у нас существует максимально полный пакет льгот, возможных по российскому законодательству. В этом отношении вся Пензенская область — как бы сплошная экономическая зона, — отмечает Михаил Косой, начальник управления инвестиционного развития и туризма правительства Пензенской области. — На сайте правительства области размещена информация по всем свободным площадкам, которые находятся в государственно-муниципальной собственности». В нынешнем году губернатор Василий Бочкарев потребовал давать больше информации об этих площадках — на каждую четвертую из них сегодня претендуют инвесторы. По 160 объектам подробная информация принесла эффект.

Но что касается льгот, то у области все же своя позиция. «Игры с налоговыми льготами должны быть очень осторожными. Они разрушают свободу рынков и зачастую негативно влияют на свободу конкуренции, — подчеркивает Михаил Косой. — Поэтому мы больше тратим денег на другие программы.

По ряду предприятий мы компенсируем сто процентов ставки рефинансирования и считаем, что это более надежный способ, нежели налоговые льготы. Сумма, которая выплачивается, гарантированная и прозрачная: люди заплатили проценты, документально это подтвердили и тут же получили компенсацию. Налоговые льготы оправдывают себя потом, они не способствуют увеличению суммы вложений. В нашем случае инвесторам проще, потому что дешевле кредит. К тому же снижение налоговой ставки само по себе не дает снижения риска. Сохранятся ли эти налоговые льготы через два-три года? Не случится ли казуса, как в свое время в Новгородской области, когда пришлось компенсировать риски инвесторов из областного бюджета, подтверждая свои обязательства? Кто сейчас может гарантировать?»

Выплату денег из бюджета по согласованному графику инвестиционного проекта в области обещают твердо. Такой подход, в отличие от использования льгот, способствует снижению рисков, а это, возможно, для России сегодня самое важное.

С компенсацией процентных ставок однажды произошел очень показательный, хотя и курьезный, случай. Пришел бизнесмен и попросил под компенсацию процентных ставок смешную сумму, сопоставимую с оплатой поездки в Москву и обратно. Его спросили: «Зачем тебе это нужно, смешно ведь, копейки!» А он очень серьезно объяснил, что это не просто копейки: теперь он — в областной программе, за реализацией которой следят прокуратура, милиция. И когда к нему придут его коммерческие партнеры — энергетики, газовики, — он им покажет документы «до копеечки», и они будут знать, что за все необоснованно выставленные ими счета в конечном итоге придется серьезно отвечать перед другими инстанциями. «Я не один, я себя чувствую под защитой совместного проекта», — говорит предприниматель. Так что исследование справедливости предоставления льгот — это долгий процесс, а с денежными выплатами все проще. И бизнесмены себя чувствуют под защитой, особенно перед естественными монополиями.

Следующая форма областной поддержки — коррекция планов государственных капитальных вложений в связи с возникающими у предприятий проектами. Можно поменять приоритеты при ремонте дороги, если поблизости от нее появляется важный хозяйственный объект, можно изменить конфигурацию подведения коммуникаций, сроки реконструкции водопроводных сетей.

Важным аспектом поддержки животноводства на селе стала программа правительства области по водоснабжению сельских населенных пунктов. Областное правительство покупает в год свыше тысячи километров труб, а муниципалитет за свои деньги укладывает их, после чего формируются кооперативы, которые подключаются к этим сетям. Это экономическая программа, потому что от количества воды зависит и количество выращиваемого скота. Помимо этого реализуется программа газификации села, программа «Сельский телефон», от которой напрямую зависит развитие интернет-сети в регионе.

Главная задача власти

У Пензенской области есть своеобразное ноу-хау: это одна из немногих областей, которая согласилась ратифицировать договоры с инвесторами на уровне законодательного собрания, превращая тем самым инвестиционное соглашение в закон Пензенской области, принимая на себя политические риски, риски смены чиновников и т. д. Главное — если законодатель соглашается, то пензенский закон утверждает, что власти согласны рассматривать споры по этому договору в обыкновенных арбитражных судах. «То есть если мы берем на себя обязательства, то готовы за них отвечать. Даже если этой возможностью редко кто пользуется, сама готовность правительства переходить на решение вопроса понятным для бизнеса путем налагает на нас ответственность, и люди видят, что мы ее не боимся», — подчеркивает Михаил Косой.

От власти зависит, насколько успешной будет социальная политика, а обеспечить это могут в первую очередь долгосрочные проекты, которые влияют и на рабочие места, и на заработную плату. Рентабельность — проблема бизнесмена, а для властей главное, чтобы были заплачены все положенные налоги и доходы людей соответствовали уровню, принятому в отрасли. «Мы не так уж много требуем. Уровень заработной платы у нас пока ниже, чем в других регионах России, а качество рабочей силы очень хорошее, у нас достаточно квалифицированные кадры, и не только в оборонке — мы сохранили систему профессионального образования, не развалили техникумы. У нас работает один из пяти российских центров Минэкономразвития, имеются ресурсные центры, так что мы в состоянии насытить экономику области менеджерами среднего звена, а это самая больная кадровая проблема в России. И мы требуем, чтобы бизнес, который приходит сюда, увеличивал наш человеческий капитал, а не разбазаривал его», — подчеркивает Михаил Косой.

Высококвалифицированная и при этом дешевая по столичным меркам рабочая сила привлекает в область крупные компании, как московские, так и иностранные, которые открывают в Пензе свои представительства. Причем это наблюдается во всех отраслях экономики, от перерабатывающей промышленности до высоких технологий. В область уже пришли представители бизнеса Китая, Италии, Франции, Великобритании, Южной Кореи.

«Нам нужны не только прямые инвестиции. Помимо этого ведь существует и такая важная составляющая контактов, как покупка технологий. Львиная доля нашего импорта — закупка машин, оборудования и технологий. И это тоже очень важно. В конце концов, если национальный капитал в состоянии повысить свою конкурентоспособность до мирового уровня, это, наверное, и есть то, за что чиновник-экономист должен бороться», — уверен Михаил Косой.