О том, кто будет платить

Разное
Москва, 03.11.2008
«Эксперт» №43 (632)

Первый слой ответа очевиден. Многонациональный народ Российской Федерации есть, по Конституции, единственный источник власти и, по здравому смыслу, единственный первоисточник каких бы то ни было платежей в нашей стране. Поэтому будем платить — да, собственно, уже и платим — мы с вами. Все деньги, которые Минфин и Банк России разместили в близких их сердцам госбанках или каким-то иным образом направили на борьбу с тлетворным «влиянием мирового кризиса», заплатили мы. Наши это деньги. Народные. Только эта банальность не объясняет совершенно ничего.

Потому что, с другой-то стороны, банки эти государственные, то есть тоже как бы наши. И те долларовые активы, в которые моментально перегнаны деньги, тоже некоторым образом наши. И те крупные компании, которым помогут перекредитоваться наши деньги, — тоже наши, поскольку в прямом или чуть-чуть косвенном смысле контролируются нашим государством. Стало быть (если не снижать уровня абстракции), пока что мы платим нам, то есть к нынешнему дню как бы вообще ещё никто ни за что не платит. Надо спуститься поближе к земле, чтобы понять, взаправду ли у этой игры нулевая сумма.

Возьмём лишь один аспект: гигантские внешние долги крупных компаний — прежде всего контролируемых государством. Про эти долги известно, что в них слишком велика доля краткосрочных. Эта дружно осуждаемая неправильность случается, между прочим, тогда, когда компания по некой причине набрала кредитов, которые ей стало трудно обслуживать, и она вынуждена была перейти на технологию тришкина кафтана. Отметим: трудно было в период чрезвычайно благоприятной конъюнктуры (крупняк-то в основном сырьевой), то есть при теперешних ценах станет ещё гораздо труднее. Поэтому господдержка, обещанная и отчасти уже даваемая для перекредитования, даст таким компаниям лишь временное облегчение. Долг снова потребует реструктуризации, и, скорее всего, тогда уже не миновать расставаться с заложенными активами. Разница будет в том, что до нынешней господдержки залоги лежали в заграничных банках, а теперь будут лежать в ВЭБе. То есть эти активы, большие пакеты акций крупнейших российских компаний, не отойдут к иностранцам, а будут прямо национализированы.

Вернёмся на шаг назад — к причинам, по которым крупняк полез в долги. Да, у разных компаний они разные, но, похоже, лидируют среди причин отнюдь не большие инвестиционные проекты: о том, что наши гиганты не слишком азартно вкладываются, скажем, в добычу углеводородов или в нефтепереработку, писано уже сотни раз. Огромные долги нередко следовали за приобретением активов. Взять хоть «Роснефть»: как она набрала миллиардов при поглощении остатков ЮКОСа, так с тех пор и крутится. И этот пример среди контролируемых государством компаний никак не единственный. Это ведь была политика, пусть прямо и не артикулируемая: собрать как можно большую часть базовых отраслей под тот или иной вид госуправления. Правда, имелось в виду, что огосударствление будет носить сравнительно мягкий, квазирыночный характер; теперь выясняется, что

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (632) 3 ноября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Удар силой в полтора триллиона долларов

    Наши собственные ошибки форсировали экспансию мирового кризиса в Россию. Теперь важно не совершить ошибок в новой глобальной схватке

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама