Лучшие друзья девушек сменили хозяев

Александр Кокшаров
14 ноября 2011, 00:00

Семья Оппенгеймер отказалась от контроля над алмазной компанией De Beers. Решение принято в тот момент, когда спрос на алмазы на мировом рынке быстро растет

Фото: Espen Rasmussen/ Panos Pictures/ Agency.Photographer.ru
Если в 2005 году на Индию и Китай приходилось всего 8% мирового спроса на бриллианты, то к 2015-му на них и страны Персидского залива будет приходиться уже 40%

В начале ноября горнорудная компания Anglo American объявила о приобретении 40-процентной доли в De Beers, ранее принадлежавшей семье Оппенгеймер. Сделка в 5,1 млрд долларов означает конец династии, когда-то контролировавшей почти весь мировой алмазный рынок. Теперь Anglo American будет владеть 85% акций в De Beers, остающейся крупнейшим в мире производителем алмазов; еще 15% в компании принадлежит правительству Ботсваны. «De Beers обладает крупнейшими ресурсами и запасами алмазов в мире. При этом рынок очень силен. Спрос растет быстрее предложения» — так прокомментировала сделку президент Anglo American Синтия Кэрролл.

С учетом долга алмазной компании (1,1 млрд долларов) сделка означает, что рыночная стоимость De Beers сегодня составляет около 13,8 млрд долларов — или в 5,9 раза больше годовой прибыли. Европейские горнорудные компании сегодня оцениваются фондовым рынком примерно в пять раз выше своей годовой прибыли, так что заключенная сделка взаимовыгодна. «Мы приняли единогласное решение с точки зрения семьи, и это правильный для нас путь», — отметил Ники Оппенгеймер, председатель совета директоров De Beers. Для Anglo American, которая владеет долей в алмазной компании с 1926 года, выкуп акций у династии Оппенгеймеров — способ упростить структуру управления, диверсифицировать источники дохода и превратиться в более привлекательного партнера для слияний и поглощений среди горнорудных компаний.

Сделка произошла в разгар серьезной трансформации мирового рынка алмазов. «В первой половине 2011 года мы наблюдали быстрый рост спроса, особенно на развивающихся рынках», — отметила Кэрролл. Если в 2005 году на Индию и Китай приходилось всего 8% мирового спроса на бриллианты, то к 2015-му на них и страны Персидского залива будет приходиться уже 40%. Бриллианты не только остаются «лучшими друзьями девушек» — в последние годы появился спрос на камни как на объект финансовых вложений. Учитывая, что другие классы активов разочаровывают инвесторов, некоторые финансисты обращают внимание и на алмазы.

На развод

Почему же Оппенгеймеры решили отказаться от контроля в De Beers? Причина в том, что в последние десятилетия компания переживала не лучшие времена. «С 1990-х годов бриллианты становятся все более популярны не только у элиты, но и у среднего класса, в том числе в развивающихся странах. Что сделало рынок алмазов чувствительным к экономическим циклам», — рассказал «Эксперту» Дес Килалиа, аналитик Royal Bank of Canada. В частности, во время финансового кризиса 2007–2009 годов цены на бриллианты (и, как следствие, на неограненные алмазы) резко упали. De Beers была вынуждена нарастить объем долга, который составлял около 4 млрд долларов. Возвращение к ситуации, когда алмазная компания имела на счетах 1,35 млрд долларов, как это было в 2000 году, стало маловероятным.

Правление Anglo American, которой принадлежало 45% акций De Beers до сделки, сочло, что председатель, 66-летний Ники Оппенгеймер, не сможет вытянуть компанию из долговых проблем. И не верило, что его сын Джонатан Оппенгеймер мог бы успешно продолжать дело своего прадеда Эрнеста.

На протяжении многих десятилетий De Beers использовалась в качестве личного банка семьи Оппенгеймер. Руководство Anglo American (которая в 1917 году была основана Эрнестом Оппенгеймером) помогало алмазной компании получать кредиты от банков по очень выгодным ставкам. Но со временем акционеров горнорудного предприятия компании это перестало устраивать. И когда Синтия Кэрролл возглавила Anglo American в 2007 году, она получила задание изменить ситуацию и организовать «развод» с южноафриканской династией.

Ники Оппенгеймер покинул совет директоров Anglo American в феврале этого года, что стало первым признаком грядущей продажи De Beers. А после того как финансовая ситуация в компании стабилизировалась (долг уменьшился более чем вдвое), Anglo American предложила Оппенгеймерам сделку. И хотя для членов семьи покинуть алмазную отрасль — сложное решение, они предпочли согласиться на условия Кэрролл.

Главный мотив покупки De Beers для Anglo American — диверсификация своего горнорудного портфеля, чтобы компания не зависела от цен на конкретный вид сырья. Так, в 2010 году основные доходы Anglo American на 26% были сформированы за счет железной руды, на 22% — угля, 21% — платины и 11% (с учетом De Beers) — алмазов. Аналитики полагают, что за счет синергии между De Beers и остальными направлениями Anglo American многие бизнес-процессы в компании могут быть упрощены и будет достигнута существенная экономия.

Алмазы дорожают на Азии

Хотя сегодня De Beers уже и не контролирует полностью рынок алмазов, она остается его крупнейшим игроком, обеспечивая 36% мирового производства камней. Компания имеет прииски в ЮАР, Канаде, Ботсване и Намибии и по результатам первой половины 2011 года увеличила продажи на 33%. Рост спроса со стороны Китая и Индии сопровождался повышением цен, которые с начала нынешнего года выросли на 35%.

Спрос на бриллианты на развивающихся рынках — результат маркетинговых кампаний De Beers и проникновения в эти страны западной культуры, прежде всего американских телесериалов и кинофильмов. Так, первые рекламные кампании в Китае De Beers начала в 1993 году, когда в этой стране не было магазинов, торгующих бриллиантами. Десять лет спустя компания стала открывать магазины под собственным брендом — сегодня их число в Китае и Гонконге достигло трехсот. Если вначале средняя стоимость обручального кольца с бриллиантом составляла 300–400 долларов, то теперь выросла до 2,4 тысячи.

Но сегодня, впервые за 25 лет, производство алмазов стало снижаться. Согласно прогнозу британского ювелирного дома W.H., к 2015 году добыча алмазов сократится на 2% (в предыдущие пять лет, по данным Всемирного алмазного совета, показатель вырос на 9%). Это связано с тем, что в последнее время не было открыто новых алмазных приисков, а на их разработку уходит 10–12 лет.

Дисбаланс спроса и предложения сказывается на ценах на алмазы сильнее, чем на другие виды сырья. Дело в том, что драгоценные камни не торгуются на мировых биржах, как золото или нефть. Цены до сих пор определяются на аукционах De Beers, проходящих десять раз в год, через которые продается около 60% неограненных алмазов (включая австралийские и российские) в те страны, где занимаются их огранкой, — в основном в Бельгию, Нидерланды, Израиль и Индию.

Снижение производства и непрозрачная система ценообразования играют на руку ритейлерам. В 2010 году продажи бриллиантов конечным потребителям по всему миру достигли 18,1 млрд долларов (стоимость ювелирных изделий с бриллиантами больше в разы). И эти цифры будут расти — De Beers и Tiffany открывают десятки новых торговых точек от Нью-Йорка до Пекина. Хотя камни не имеют никакой практической ценности, они остаются невероятно популярными. «Это результат маркетинга, конечно же. Никакого применения бриллианты не имеют. Но De Beers убедила миллионы потребителей, что бриллианты — “лучшие друзья девушек”. С ростом среднего класса в Китае или Индии это будет чувствоваться еще сильнее», — полагает Энди Дэвидсон, аналитик брокерской конторы Numis Securities.

Поскольку цены на неограненные алмазы будут расти (по прогнозам W.H., на 30% в ближайшие шесть лет), алмазы могут стать привлекательным активом для инвесторов. Так, с 1948 года они показывают большую прибыльность вложений, чем золото. За последний год несколько финансовых компаний создали специальные бриллиантовые фонды, которые могут стать альтернативой для инвесторов, разочаровавшихся в золоте, цена которого так и не пробила 2 тыс. долларов за унцию.

Лондон