Неподходящее время

Политика
Москва, 27.05.2013
«Эксперт» №21 (852)
Али Хаменеи лишил Иран возможности провести альтернативные выборы. Вероятно, в нынешней ситуации это не так уж и плохо

Фото: Reuters

Президентские выборы в Иране вряд ли приведут к смене парадигмы политического и экономического развития страны. У многих была надежда, что серьезные противоречия внутри иранской правящей элиты, помноженные на серьезный кризис в экономике из-за наложенных на Иран санкций (дошло до того, что министр внутренних дел попросил не показывать в сериалах, как люди едят мясо), подтолкнут население избрать президентом либерального кандидата. Или, на крайний случай, надеялись на повторение событий 2009 года, когда поражение этого кандидата спровоцировало политический кризис в стране: миллионы иранцев вышли на улицы в знак протеста против несправедливого, по их мнению, итога выборов.

Однако этим планам, по всей видимости, сбыться не суждено. Духовный лидер страны (рахбар, как это называется в Иране) аятолла Хаменеи сумел выключить из предвыборной гонки всех опасных для него политических тяжеловесов. Остались лишь слабые политики и кандидаты, которые откровенно борются за благосклонность Хаменеи. Скорее всего, по итогам выбора рахбар получит технического президента, который будет послушным исполнителем его воли.

С одной стороны, отсутствие альтернативных выборов консервирует и без того негибкий иранский режим. И дело даже не в том, что рахбар остается полновластным правителем страны. Проведение выборов с различными кандидатами, процент голосов, отданных за них, — все это дало бы властям возможность понять, какая часть населения страны реально хочет перемен. И если хочет, то каких. Но с другой стороны, Иран сейчас не в том положении, чтобы проводить подобные эксперименты. Сложная ситуация в Сирии и тяжелые переговоры с Вашингтоном способен пережить только сильный режим с четко выстроенной вертикалью власти.

Выбор рахбара

Изначально претендентами на пост президента были несколько сотен человек, однако 21 мая Совет стражей конституции Ирана (государственный орган, который занимается отсеиванием нежелательных кандидатов в президенты) одобрил лишь восьмерых. Кто из них станет фаворитом, зависит не столько от предпочтений населения, сколько от выбора Али Хаменеи.

Наибольшие шансы у представителя так называемой коалиции трех. В нее входят мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, бывший министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти и бывший вице-спикер парламента страны Голам Али Хаддад Адель. Изначально эти трое договорились о выдвижении единого кандидата, однако в итоге зарегистрировались все трое, и все трое прошли через сито Совета стражей. Сейчас они говорят, что двое из трех просто снимут свои кандидатуры в ходе предвыборной кампании и поддержат того из них, у кого будет самый большой рейтинг.

С электоральной точки зрения это достаточно разные кандидаты. «Адель — представитель старой консервативной элиты. Он тесно общается с религиозными кругами. Велаяти — профессиональный дипломат без капли радикализма, ныне советник по внешней политике верховного лидера страны Али Хаменеи. Галибаф — самый, как принято сейчас выражаться, продвинутый и популярный из всех, особенно

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (852) 27 мая 2013
    Идеологическая борьба
    Содержание:
    Они не равны

    Развернувшаяся околоисторическая дискуссия выявила, насколько неустойчивы основания современной российской государственности

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама