Спаси меня, мой шлем стальной

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
6 марта 2017, 00:00

Сто лет назад русские солдаты впервые надели на голову стальные шлемы. Число человеческих жизней, спасенных с тех пор силой инженерной мысли, исчисляется миллионами

ФОТОГРАФИЯ ИЗ ФОНДОВ ЦГАКФФД СПБ

Правда, едва ли стоит питать иллюзии по поводу того, что военачальники руководствовались идеей гуманизма, внедряя в повседневную боевую практику ношение стальных шлемов. Перед ними стояла задача снизить «убыль живой силы», часто получавшей ранения в голову. Тем более что именно пуля или осколок, попавшие в эту часть тела, наносили наибольший вред боевой единице и могли мгновенно вывести ее из строя. В 1914 году русские солдаты вместе с бельгийцами и французами первыми испытали на себе мощь германских артиллерийских и минометных обстрелов. Тогда-то и пришла в голову военным инженерам идея изготовления стального шлема. Разработал его и первым внедрил сначала в итальянской армии, а потом и в бельгийской, итальянец Ферруччио Фарина. За ним последовали французы. Здесь разработкой шлема занялся Луи Огюст Адриан. Сначала он предложил солдатам носить цервельер — каску сферической формы, надевавшуюся поверх головного убора, а уже затем сконструировал каску наподобие тех шлемов, что носили средневековые рыцари. Как пишет Иван Карабанов, она была принята французским правительством официально уже в 1915 году как каска единого образца, и на оружейные заводы поступил заказ — изготовить их числом два с половиной миллиона.

Иван Карабанов пишет микроисторию, сосредоточившись на одной маленькой, едва заметной, но вместе с тем существенной детали, которая напрямую связана с сохранением человеческой жизни. Он собрал все документы, все чертежи, все фотографии. Перечислил поименно всех, кто причастен к созданию русского стального шлема, сначала в дореволюционной России, а потом в России советской. В книге поражает прежде всего визуальный ряд: мы видим одно за другим изображения людей в стальных шлемах: европейцев и русских. Видим сами каски, крупно со всех сторон сфотографированные. Из подписей под фото становится понятно: во-первых, часть касок входит в коллекцию автора, а во-вторых, все они были тщательно им осмотрены и всё, что разглядел, он задокументировал. Юрист по образованию, кандидат экономических наук, он пишет свое исследование ясным языком, излагает только факты, не расширяя свое исследование за счет биографий персонажей, которые так или иначе связаны с основной темой книги, — прием, очень распространенный в популярной исторической литературе. Карабанов строг: он пишет биографию русского стального шлема и не отклоняется ни на миллиметр от заявленной темы. Одно лишь перелистывание этой книги действует гипнотическим образом. В какой-то момент понимаешь, что каска едва ли не важнейший элемент военного обмундирования. Все остальные: обувь, шинель, гимнастерку — можно заменить чем-то другим, но только не каску. Причем она не может быть первой попавшейся. Все должно быть продумано до мелочей.

Самым распространенным в Советской армии стал шлем СШ-40. Буквы так и расшифровываются: «стальной шлем», 40 — год его разработки, 1940-й. Ему предшествовали несколько моделей: СШ-36, СШ-39, это часть долгого пути, который военные инженеры прошли, чтобы сконструировать модель, которую изготовят потом десятимиллионным тиражом. Бόльшая их часть была произведена на Лысьвенском заводе. К середине 1944-го его производственная мощность достигла 200 тыс. шлемов в месяц. До 1942 года шлемы выпускали еще на одном заводе — сталинградском «Красном Октябре», но тот попал в зону действия немецких войск, был разрушен и до конца войны восстановить на нем производство стальных шлемов так и не удалось. Все эти детали врезаются в память. И неожиданно благодаря им начинаешь видеть исторические события в несколько ином свете и более четко. Но главное: сам стальной шлем, воспетый Карабановым, перестает быть просто приметой времени. Он словно оживает — как некий магический предмет.

 

Карабанов Иван. История русского стального шлема. 1916–1945. — М.: Принтлето, 2016. — 504 с. Тираж 3000 экз.