Рапс вместо меда

Русский бизнес
Москва, 22.07.2019
«Эксперт» №30-33 (1129)
По всей России массово гибнут пчелы от химикатов для обработки полей, что может привести к снижению объемов производства меда и росту цен на него. Возникшая проблема вновь обострила дискуссию между ведомствами о контроле за использованием ядохимикатов и качеством продукции, произведенной с их использованием

«Мертвых пчел с пасеки вывозили мешками», «В России из-за пестицидов гибнут пчелы», «В Тюменской области зафиксирована массовая гибель пчел» — такие заголовки можно увидеть сегодня во многих СМИ. Российские пасеки накрыла волна массовой гибели пчел, и один за другим регионы заявляют о новых ее случаях. Уже пострадали хозяйства в 30 субъектах РФ, среди них Татарстан, Башкирия, Удмуртия, Мордовия, Московская, Брянская, Воронежская, Липецкая, Курская области.

Больше всего пострадали регионы — лидеры по производству меда, в частности Башкирия, где, по данным «АБ-Центра», производят 5500 тонн меда (при общем объеме рынка примерно в 70 тыс. тонн в год), Приморский край (около 5000), Алтай и Татарстан (примерно 4000). По данным Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков пчелопродукции, ущерб от массовой гибели пчел в нескольких регионах России может составить более триллиона рублей. Пострадавшие пчеловоды говорят, что в общей сложности потеряли 50–60% своих пчел и почти весь мед.

Основная причина гибели пчел — химикаты: ими обрабатывали свои поля сельхозпроизводители недалеко от пасек. Те ульи, в которых был мед из нектара, собранного с отравленных полей, полностью уничтожены: ни меда, ни пчел и даже сами ульи непригодны для использования. Оценить общий ущерб сейчас сложно, но эксперты уже назвали его катастрофическим: для многих пчеловодов пасека была единственным источником дохода, на который теперь они рассчитывать не смогут. Кто ответит за последствия и возместят ли пчеловодам ущерб, неясно. Эксперты считают, что проблема намного шире: она выходит за рамки пчеловодства и связана с отсутствием в стране контроля за использованием на полях ядохимикатов.

Пасеки терпят убытки

«Я пришел на пасеку и увидел в ульях гору мертвых пчел. Они умирали в течение трех недель, и я ничего не мог сделать», — говорит Юрий Ломыкин, пчеловод из Курской области. Первые сведения о том, что пчелы стали погибать, поступили в СМИ больше месяца назад. Причина обнаружилась практически сразу, и во всех регионах она одна: рапсовые и масличные поля в период цветения обрабатывали химикатами для борьбы с вредителями. Ими отравились и пчелы. Химикаты использовали во всех регионах разные, например из группы синтетических пиретроидов и неоникотиноидов. Все эти препараты парализующего действия и оказывают особо мощное воздействие на вредителей, а заодно и на пчел. «В нынешнем году будет сильный неурожай меда. Мало того что погибли пчелы, так еще на урожай повлияла холодная погода», — рассказывает Вячеслав Колесников, владелец пасеки «Медом в ухо». Единственное, что смогли сделать некоторые пчеловоды, — откачать немного запечатанного меда, но его хватит только для собственного потребления.

Для многих пчеловодов доход, получаемый с пасек, — основной источник средств к существованию. По словам Куасара Мансурова, пчеловода из Татарстана, прибыль с большой пасеки в 60–70 ульев составляет 200–400 тыс. рублей при обороте 300–500 тыс. Благодаря высокой прибыльности бизнеса на доход

У партнеров

    «Эксперт»
    №30-33 (1129) 22 июля 2019
    НОРМО - НОЛЬ
    Содержание:
    На краю единицы

    Слабый внутренний спрос поставил рост на паузу. Экспорт тормозит. Единственное, что может оживить экономику во втором полугодии, — инвестиции крупных нефтегазовых и госкомпаний

    Реклама