Стресс-тест большого угля

Русский бизнес
Москва, 26.08.2019
«Эксперт» №35 (1131)
Расширение портовых мощностей по перевалке экспортного угля на Дальнем Востоке запускает один из самых масштабных инвестиционных процессов в стране ценой более полутора триллионов рублей. А еще появляется шанс обустроить среду тихоокеанской глубинки для достойной жизни людей

СЕРГЕЙ ЗЛЫДОВ

Поезд 351Э Владивосток — Советская гавань (единственный пассажирский маршрут, связывающий восточную оконечность БАМа с Комсомольском-на-Амуре, Хабаровском и столицей Приморья) железнодорожники недолюбливают. Участок дороги Комсомольск — Ванино забит под завязку эшелонами с углем и нефтепродуктами, а пассажирский состав требует особого к себе отношения — больших интервалов движения, освобождения ближайшего разъезда. Ведь БАМ здесь однопутный и неэлектрифицированный. Впрочем, электрификация Транссиба завершилась лишь в 2002 году, через 86 лет после окончания прокладки основного пути, так что у БАМа все еще впереди.

На подходе к Ванино, у сортировочной станции Токи, пути начинают множиться в невероятной прогрессии — до тридцати, плюс еще восемь рядом — парк отправления компании «Дальтрансуголь» (ДТУ), одного из самых крупных и современных угольных терминалов страны. Построенный СУЭК с нуля в бухте Мучке в 2008 году, он переваливает сегодня 20 млн тонн угля в год. Каждая восьмая тонна отгруженного в российских портах экспортного угля обработана здесь.

В личном рейтинге впечатлений от посещения терминала лидирует почти абсолютная тишина и безлюдность процесса: водяные пушки, орошающие штабели с углем, исполинские стакер-реклаймеры (погрузочно-разгрузочные машины — привыкайте к портовому сленгу), то формирующие эти штабели, то растаскивающие на ленты-питатели, — все работает практически бесшумно, что придает происходящему какой-то мистический оттенок.

Лишь в парке приемки вагонов, где раз в три минуты специальный механизм, зажав стальной хваткой очередную пару вагонов, опрокидывает их, 150 тонн угля устремляются вниз с внушительным уханьем. Только было взметнувшееся при этом кульбите облако угольной пыли тут же попадает под прицельный залп дюжины форсунок по верхнему срезу машины, извергающих сухой туман, микрокапли которого блокируют распространение пыли, а мощная система вентиляции всасывает эту смесь для дальнейшей очистки.

На пылеподавлении портовики буквально помешаны — даже на питателях уголь покрывают слоем специальной пены, а сам питатель по всей длине — специальным кожухом. Тщательно фильтруют сточные воды (фильтрат, кстати, тоже находит своих покупателей). А вскоре по периметру объекта возведут 25-метровый пылеветрозащитный экран. По сути, это перфорированная стальная конструкция, рассекающая ветер, как волнорез прибой. «СУЭК установила подобный экран в своем Мурманском морском торговом порту. Я был там, даже в сильный ветер внутри периметра абсолютный штиль, — рассказывает директор по производству ДТУ Владимир Франчишин. — Это самый эффективный из придуманных в мире способов защиты угольных портов. Весьма дорогое удовольствие, но оно того стоит».

 

Угольные бармены

Из кресла столичного офиса работа порта представлялась незамысловатой и совсем не творческой. Ну привезли тебе уголь, перегрузил его на склад. Пришел сухогруз — погрузил на корабль. Непыльная работенка в прямом (см. выше) и переносном смыслах. Однако очное знакомство с функциони

У партнеров

    «Эксперт»
    №35 (1131) 26 августа 2019
    ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СТРОЙКА
    Содержание:
    Эскроу-революция

    Реформа рынка жилищного строительства буксует, большинство региональных девелоперов не готовы работать на новых финансовых условиях. Чтобы увеличить объемы строительства, государство само может стать девелопером

    Международный бизнес
    Реклама