Вологда ставит на заграницу

Русский бизнес
Москва, 18.11.2013
«Эксперт Северо-Запад» №46 (643)
Алексей Кожевников: «Мы обязаны сделать все, чтобы предприниматели чувствовали себя защищенными»

Фото: архив «Эксперт С-З»

Общероссийское ухудшение экономической ситуации отбросило Вологодскую область, некогда экономически самодостаточный регион-донор, на одно из последних мест в стране. Особенно сильно (в два раза) в 2013 году «просели» поступления в бюджет от налога на прибыль, основными плательщиками которого являются крупнейшие металлургические и химические предприятия. Из-за этого за семь месяцев 2013-го доходную часть консолидированного бюджета региона удалось наполнить только на 50%. Выпадающие доходы оцениваются в 5,2 млрд рублей. Еще в конце лета области не хватало 1,5 млрд на реализацию майских указов российского президента. Ситуацию усугубляют огромные долги, накопленные со времен первого кризиса, из-за чего область не может выйти на рынок заимствований.

В этой ситуации руководители Вологодской области надеются на региональную программу стратегии отраслевой диверсификации, которая позволит стимулировать инвестиционную активность и экономический рост, а также на иностранных инвесторов, заинтересованных в региональных точках роста. На чем основаны эти надежды, объяснил заместитель губернатора Вологодской области Алексей Кожевников.

– Министр экономического развития Алексей Улюкаев говорит, что никакого экономического развития нет: на дворе то ли стагнация, то ли уже кризис. Ситуация в области так же плоха, как и в других регионах России?

– Алексей Валентинович – мегапрофессиональный экономист. Если он говорит, что есть падение, значит, оно точно есть. Вологодская область благодаря структуре своей экономики острее переживает пиковые моменты ее развития – как положительные, так и отрицательные. Когда экономика страны на подъеме, мы растем быстрее остальных, но и падаем быстрее при спадах. Это связано с особой чувствительностью наших базовых отраслей к колебаниям рынков. И поэтому, на мой взгляд, очередная волна кризиса проявляется в регионе острее.

Но мы реагируем на изменение ситуации. В последние полтора года в области реализуются антикризисные меры, мы пытаемся сбалансировать бюджет: серьезно поработали с затратами, много сделали по изменению структуры долга. Тем не менее оптимизма немного – ситуация не самая радужная. Но это типичная ситуация. Нужно работать. Все равно как если бы вас уволили с работы, счета в банке нет, но жизнь при этом не остановилась, вы в расцвете сил, энергия есть – надо выживать, искать новые возможности.

Точки роста

– Почему в кризис правительство региона делает ставку на химическую промышленность, глубокую деревопереработку, стройиндустрию, переработку сельскохозяйственной продукции, туризм? Почему именно на эти отрасли?

– Потому что за экономическим спадом всегда идет рост. Мы ожидаем, что меры, которые принимает федеральное правительство, и наши усилия здесь приведут сначала к стабилизации, а потом – и к новому подъему.

Я убежден, что в краткосрочном периоде планирования (от года до трех лет) нам не удастся создать отрасли, альтернативные существующим, – развить атомную промышленность, внезапно наладить масштабное точное приборостроение. Надо честно себе в этом признаться, не фантазировать. А от нас и население, и экономика области ждут быстрых результатов – никто не хочет ждать десять лет. Но раз за короткий срок создать новую промышленность и новую экономику невозможно, нужно опираться на то, что есть, – тогда имеется шанс быстро получить результат.

– Ну и что здесь нового, в чем оригинальность этого подхода?

– Вопрос в пропорциях. Сегодня, например, доля металлургии в экономике и валовом региональном продукте (ВРП) непропорционально велика. А мы должны прийти к сбалансированной структуре экономики, наша задача – не потерять долю базовых секторов экономики, но «поджать» ее в общей структуре альтернативными отраслями.

Все абсолютно конкретно. Когда мои управления экономики и стратегии делают прогноз, они оперируют конкретными статистическими данными, показателями работы предприятий, объемами производства, мировыми, региональными и федеральными тенденциями. Мы с большим уважением относимся к «Северстали» – сильной компании, изначально приспособленной к тяжелым условиям ведения бизнеса. Она одна в российской металлургии так удалена от основных сырьевых источников. Ее основными приоритетами всегда были качественная логистика, работа с клиентами и высокие переделы. Думаю, именно это и позволит металлургам пережить кризис с минимальными потерями. Но объективно потери возможны, учитывая ситуацию на рынках и в отрасли. С другой стороны, мы рассчитываем на рост химического производства. У нас есть договоренности с руководством «ФосАгро». Мы знаем их планы и предполагаем, что на базе череповецкой промплощадки будет активно развиваться химический кластер. Что же касается всего остального, то я убежден, что еще более высокую долю в общем объеме промышленности области получит лесной кластер. Уверен, что мы сумеем в ближайшие два-три года навести порядок со структурой активов в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Объективно в нынешних условиях выжить может только конкурентоспособный бизнес.

Одно из направлений, на котором Вологодская область сосредотачивается в тяжелые времена, – химическая промышленность 024_expertsz_46.jpg Фото: архив «Эксперт С-З»
Одно из направлений, на котором Вологодская область сосредотачивается в тяжелые времена, – химическая промышленность
Фото: архив «Эксперт С-З»

– А что происходит с льняным кластером, о развитии которого столько сказано в свое время?

– Это направление существует, в него вложено достаточно много ресурсов. Мы его поддерживаем, несмотря на критику с разных сторон. И пришли к выводу, что здесь нужно сместить акцент  развития. В этом году в Шекснинском районе запущено крупное предприятие по производству льняной ваты. В ближайшие годы должна появиться вторая очередь этого завода. При условии, что льняные наполнители будут востребованы в Европе и Азии, куда уже отправлены пробные партии. Тогда нужно будет думать и о развитии сырьевой базы – льноводстве.

Если продолжить разговор об отраслевых приоритетах, можно назвать стройиндустрию – здесь есть планы по импортозамещению, созданию ряда производств стройматериалов. Мы не сбрасываем со счетов туриндустрию – направление, интересное своим мультипликативным влиянием на другие секторы экономики, стимулирующее рост качества услуг, качества жизни в регионе.

– Очевидно, что главным действующим лицом в реализации этих приоритетов будет не власть, а бизнес. Как и чем вы предполагаете заинтересовать его?

– Сегодня достаточно много предпринимателей готовы развивать свой бизнес в Вологодской области. Опыт общения с ними подсказывает: главное сегодня – взвешенная долгосрочная политика правительства области. Нам надо честно говорить бизнесу, что мы собираемся сделать ровно столько, на сколько нам хватает ресурсов. И делать именно это. Тогда предприниматели поймут, что нам можно верить. Это первое. А второе – предприниматель заинтересован в двух вещах: в безопасности капитала (в первую очередь!) и норме прибыли. И он будет заниматься бизнесом здесь, если мы сможем обеспечить ему безопасность…

– Так все-таки: «если» или будете обеспечивать безопасность?

– Это наша работа. Мы обязаны это сделать – и сделаем.

Оседлать волну

– Региональные точки роста будут поддержаны только внутренними – региональными и российскими – ресурсами?

– Не только. Губернатор дал нам «техзадание» по внешнеэкономической деятельности. Поскольку наши ресурсы ограничены, мы выбрали два приоритетных направления – «китайский куст» и «германский куст».

– Почему в Европе выбор пал на Германию?

– Речь идет не только о Германии, но и о соседних с ней Австрии и Чехии.

С ними нас связывают долгосрочные позитивные отношения, сотрудничество на всех уровнях. Мы отталкиваемся от того, что есть: Германия и ее ближайшие соседи уже сегодня являются нашими ключевыми внешнеполитическими партнерами. Строить отношения на какой-то существующей базе проще, чем начинать с нуля. Кроме того, Германия – локомотив экономического роста Евросоюза, структура ее экономики близка к оптимальной. Германия – страна передовой техники, технологий, инженерной мысли. Для нас это очень важно. С одной стороны, нам неинтересно становиться местом, куда сбрасывается технологическое «старье», а с другой – технологии, которые уже успели где-то поработать, становятся более дешевыми во внедрении, что может быть стимулом для внедрения их у нас.

– А Китай интересен своим необъятным рынком?

– Не совсем. Рынок большой, но Китай, в отличие от нас, хорошо защищает свой рынок, игра на нем – это краткосрочная история, потому что китайцы очень быстро всему учатся и копируют любые виды бизнеса, технологии и т.п. Нам Китай интересен своим финансовым сектором, способностью к крупным инвестициям. Правда, нам категорически не нравится любимая китайская схема: вывезти к себе ресурс, произвести готовый продукт и продать его обратно. Тем не менее в любых переговорах возможно достичь взаимоприемлемого компромисса. Понимая, что китайские товары неизбежно будут попадать на наш рынок, мы можем предлагать в качестве встречного условия создание совместных предприятий. В связи с тем что для Китая Россия является одним из приоритетов (особенно некоторые ее провинции), мы рассчитываем на большой совместный интерес. А учитывая агрессивную позицию Китая во внешнеэкономической деятельности, мы попытаемся встроиться в эту волну, в том числе используя преимущества, которые даст нам сотрудничество со странами «германского куста». Думаю, в ближайшие годы вы увидите несколько очень смелых проектов…

– Какой метод в работе с иностранцами вы считаете наиболее эффективным?

– К сожалению, сейчас на всем приходится экономить. Поэтому наша тактика исходит из принципа «максимум эффекта при минимуме затрат». Мы используем разные способы коммуникации – от электронной почты до бизнес-миссий. Например, строить отношения с Китаем начали практически с нуля. Определили, чего мы хотим, какие провинции нам интересны. Презентовали свою область в посольстве Китая в Москве, взяли с собой несколько предпринимателей, представителей «Северстали» и «ФосАгро». Мы увидели, что заинтересовали китайцев. Потом пошел диалог, причем сразу по двум каналам – по политическому (через контакты между политиками, партийными функционерами, чиновниками) и через взаимный интерес бизнеса (через торгово-экономические миссии). Недавно наша делегация побывала в Китае, посетила китайские предприятия. Мы ступили на их землю, показали, что есть у нас, продемонстрировали нашу прямую заинтересованность в их работе. После этого уже китайская сторона выразила желание прислать своих представителей, которые недавно посетили наш регион с ответным визитом. Они официально поддержали наше предложение о сотрудничестве. Мне кажется, это очень хороший результат.

– О каких конкретных вариантах сотрудничества идет речь?

– Их несколько: начиная, к примеру, с сотрудничества наших финансовых учреждений при поддержке торговых операций и заканчивая поисками возможностей для инвестирования. Мы пытаемся заинтересовать их и привлечь в те сферы, которые не могут развиваться дальше без иностранных средств.

Например, в Вологодской области поистине великие запасы лесов. Я надеюсь, что это наше богатство сохранится, а мы будем все время повышать коэффициент его использования и отдачи. Здесь есть сегменты, в которых мы слабы, к примеру производство мебели. Мы делаем мебель, конечно, но это несоизмеримо с тем, что могли бы делать. При том, что область выпускает огромное количество ламинированных плит и других полуфабрикатов для мебельного производства. В Кадуйском районе у нас работает компания – один из крупнейших поставщиков сырья для IКЕА. Мы же пытаемся привлечь сюда китайских предпринимателей, чтобы они из наших полуфабрикатов начали делать мебель. И не только китайских, но и немецких, польских.

Второй момент – мы лидеры по продукции деревообработки: доска, клееный брус и т.п. Мы производим много биотоплива, фанеры, ДВП и ДСП, но, допустим, не производим напольных покрытий – качественного паркета, ламината. А это продукция с высокой добавленной стоимостью, это очень крупные рынки. Нам хотелось бы такие проекты реализовывать.

Вологодский интерес

– Испытывающее проблемы сельское хозяйство области может заинтересовать тех же китайцев?

– Конечно, они не придут сюда с плугом и землю пахать не начнут – им надо поднимать свое село, которое сильно отстало от индустриальных городов.

В Китае своей земли хватает. Но есть сегменты, в которых мы можем быть им интересны. После законодательного ограничения рождаемости Китай очень заинтересован в повышении уровня жизни своего населения. В том числе – качества продуктов питания. Сейчас там готовится государственная программа по детскому питанию – обеспечению детей качественными, экологичными молочными смесями, молочными продуктами. Если китайское руководство примет такое решение, на базе цельной молочной продукции может сформироваться колоссальный рынок. И мы ищем пути, чтобы заинтересовать китайский бизнес возможностью освоить территории, не освоенные нами, – построить там мегакомплексы по молочному животноводству, масштабному фабричному производству молочных смесей и детского питания. У себя им сложно заниматься выращиванием скота, производством качественного молока и продуктов для детского питания, требования к которым во всем мире очень высоки.

– Чем это полезно Вологодской области?

– Это освоение наших отдаленных территорий и налоги в местные бюджеты. При этом они нам мешать не будут, потому что займутся своим делом. Мы находимся в поиске вариантов такого сотрудничества. Но я боюсь, что это не самые близкие перспективы. Есть такая поговорка: российский бизнесмен не начинает бизнес, если он не окупается за два года, а китайский не начинает дело, если оно не проживет тысячу лет. Несмотря на это, китайцы рассчитывают на очень быстрые результаты. У них огромная экономика, они размышляют категориями глобальными: если нужно, купим. Но думаю, они все же не смогут найти в мире столько свободного молока и им придется идти по пути создания новых мощностей. Где они их будут создавать – это вопрос. И это возможность – для Вологодской области в том числе. Если у нас получится с молоком, это будет толчок для развития молочного кластера региона.

Вологодская область

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №46 (643) 18 ноября 2013
    Сельскохозяйственное производство
    Содержание:
    Эпоха доморощенной форели

    На Северо-Западе растут объемы выращивания товарной рыбы и рыбопосадочного материала. Так как добыча рыбы в последние 20 лет остается примерно на одном уровне, а потребление растет, рыбоводы рассчитывают составить достойную конкуренцию рыбодобытчикам

    Реклама