Условия роста

Экономика и финансы
Москва, 03.03.2014
«Эксперт Северо-Запад» №10-11 (658)
Изменение структуры расходов бюджета в пользу расходов, направленных на экономическое развитие, обеспечение жесткой публичной экспертизы крупных инвестиционных проектов и улучшение государственного регулирования экономики позволят повысить среднегодовые темпы экономического роста в России до 3,5%

Таково мнение экс-главы Центробанка, ныне советника председателя Центробанка Сергея Игнатьева, прозвучавшее в ходе традиционных Леонтьевских чтений, организованных международным центром социально-экономических исследований «Леонтьевский центр».

В рамках мероприятия Сергей Игнатьев и экс-президент Чехии Вацлав Клаус награждены Международной Леонтьевской медалью «За вклад в реформирование экономики» по результатам 2013 года. У Сергея Игнатьева есть своя точка зрения на реформирование российской экономики.

О ВВП

– В начале 2000-х годов российская экономика переживала бурный экономический рост. Среднегодовые темпы прироста ВВП за период с 2001-го по 2008 год составили 6,6%.

Быстрому росту способствовала крайне благоприятная конъюнктура на мировых товарных рынках. Цены на нефть, газ и другие экспортируемые Россией товары почти непрерывно росли.

Сравнительно благоприятной оставалась демографическая ситуация. Численность занятых в экономике в этот период увеличивалась примерно на 1% в год.

Правительству удавалось проводить весьма консервативную бюджетную и макроэкономическую политику. Макроэкономическая ситуация в России значительно улучшилась. В последние годы перед кризисом наблюдался значительный чистый приток капитала.

В эти же годы были проведены некоторые экономические реформы, в частности налоговая реформа, что принесло определенный эффект.

Кризис 2008 года ударил по экономике России очень сильно, может быть, сильнее, чем по экономикам большинства других стран. Достаточно сказать, что мировая цена на российскую нефть за пять месяцев, с июля по декабрь 2008-го, упала в четыре раза – со 140 до примерно 35 долларов за баррель. Не надо забывать, что к этому времени мы, в отличие от многих других развивающихся стран, уже сняли все ограничения на движение капитала. Чистый отток капитала в последнем квартале 2008 года превысил 130 млрд  долларов.

В 2009 году российский ВВП сократился на 7,8%. Но довольно быстро, уже во втором полугодии 2009-го, экономика начала восстанавливаться. В 2010 году российский ВВП увеличился на 4,5%, в 2011-м – на 4,3, в 2012-м – на 3,4%.

В 2013 году экономический рост резко замедлился. Прирост ВВП составил только 1,3%.

Причины этого замедления имеют как временный, конъюнктурный, так и более долгосрочный характер.

К числу первых можно отнести неблагоприятную конъюнктуру на мировых рынках черных и цветных металлов, некоторых других сырьевых товаров, экспортируемых Россией.

К факторам временного характера я бы отнес еще и абсолютное сокращение в реальном выражении расходов федерального бюджета и сокращение инвестиций крупными компаниями с государственным участием в связи с завершением ряда проектов.

Серьезное  влияние на динамику экономического роста уже оказывает демографическая ситуация. В ближайшие пять-десять лет это влияние только усилится. По прогнозам Минэкономразвития, численность населения трудоспособного возраста в ближайшие годы будет сокращаться на 1,1% в год. Можно, конечно, рассчитывать на более активное участие в экономической деятельности лиц пенсионного возраста, но кардинально это ситуацию не исправит. Благодаря быстрому росту зарплат в России в начале 2000-х годов рынок труда пополнился миллионами трудовых мигрантов, в том числе нелегальных. Очевидно, что в будущем столь быстрого роста трудовой миграции уже не будет, тем более что государственное регулирование в этой сфере усиливается.

По моим грубым оценкам, эти естественные ограничения на динамику трудовых ресурсов снижают темпы прироста ВВП по сравнению с началом 2000-х годов примерно на 2% в год.

О факторах роста

– Следующая тема, которую нельзя не затронуть при обсуждении экономического роста в России, – это так называемая «ловушка среднего уровня доходов». По мере приближения уровня экономического развития страны к уровню развития передовых стран экономический рост неизбежно замедляется. Создавать новые технологии и новые продукты всегда сложнее, чем использовать и производить уже известные.

Конечно, можно привести примеры стран (Сингапур, Гонконг), которые избежали этой «ловушки». Однако думаю, что к России с ее размерами и экономической структурой это понятие применимо лишь в какой-то степени. В какой именно – трудно сказать.

Следующий фактор, который окажет влияние на динамику экономического роста в ближайшие годы, – это уровень оборонных расходов.

Согласно официальным данным, расходы на национальную оборону в 2013 году уже составили 3,2% ВВП, а в 2016-м увеличатся до 3,9%. Я не специалист в вопросах национальной обороны. Наверное, объем этих расходов соответствует уровню внешних угроз. Но по сравнению с другими странами наши оборонные расходы высоки.

В европейских странах НАТО нормальным считается объем военных расходов в размере 2% ВВП. Но многие из этих стран имеют военные расходы гораздо ниже.

Наши основные конкуренты на мировом рынке капитала – страны БРИКС – имеют уровень оборонных расходов существенно ниже, чем Россия: Индия – 2,5% ВВП, Китай – 1,7, Бразилия – 1,3%. Высокие оборонные расходы отвлекают национальные ресурсы от их более производительного использования и являются фактором, замедляющим экономический рост.

О мегапроектах

– Следующая тема – это так называемые мегапроекты. Сейчас активно обсуждается проект строительства высокоскоростной магистрали Москва – Казань стоимостью 1 трлн рублей. Есть и другие идеи, например проект строительства железной дороги на Сахалин.

Я не являюсь принципиальным противником мегапроектов. Как говорят, есть мегапроекты и мегапроекты. Однако я хотел бы отметить две черты, характерные для мегапроектов. Первое – это крайняя неопределенность относительно оценки затрат и результатов. И второе – это асимметрия в силе влияния при принятии решения о реализации проекта: с одной стороны – лиц, заинтересованных в реализации проекта, с другой – потенциальных противников.

Первая группа – довольно узкая и, главное, определенная. Как правило, это ведомство – заказчик, потенциальные подрядчики, регионы, где будет реализован проект.

Вторая группа, потенциальные противники, чрезвычайно размыта. Это налогоплательщики, это потенциальные получатели услуг при альтернативном использовании ресурсов. Например, вместо железной дороги можно построить и реконструировать широкую сеть автомобильных дорог.

Именно в силу размытости группы потенциальных оппонентов их влияние при принятии решения о реализации мегапроекта весьма слабо. Поэтому вероятность решения о реализации неэффективного, с общественной точки зрения, мегапроекта довольно высока.

Как быть в этой ситуации? Наверное, ничего другого нельзя придумать, кроме жесткой публичной экспертизы с участием независимых экспертов, экспертного сообщества.

О перспективах

– Говоря о перспективах экономического роста, нельзя не сказать о финансовой стабильности. Особенно это важно для российской экономики в силу нашей крайней зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры, в частности от мировых цен на нефть.

Очень важно, чтобы правительство продолжило проводить жесткую бюджетную политику с целевым дефицитом федерального бюджета не более 1% ВВП и предельным отношением госдолга к ВВП не более 15%, максимум – 20% (для нас 20% – это как 80% для европейских стран).

Лучшее, что может сделать для экономического роста Центральный банк, – это обеспечить низкие и стабильные темпы инфляции и поддерживать финансовую стабильность. Предложения о том, чтобы в интересах экономического роста резко стимулировать кредитную активность российских банков или манипулировать курсом рубля, Центробанк не разделяет.

Еще одна важная тема – это низкая эффективность выполнения государством своих функций по регулированию экономики.

Приведу пару примеров.

В 2013 году объем легального производства водки сократился по сравнению с предыдущим годом на 12% и составил 86 млн декалитров. Еще несколько лет назад объем легального производства составлял 135 млн декалитров. В советские времена в России производилось примерно вдвое больше водки, чем легально производится сейчас. Оценка нелегальной доли рынка – более одной трети. Потери бюджета – более 100 млрд рублей в год. Когда я работал в Минфине, я этим вопросом занимался. Тема очень тяжелая. Необходимо тесное взаимодействие Росалкогольрегулирования, Федеральной налоговой службы России и правоохранительных органов.

Другой пример. Вы, наверное, часто слышали или читали в газетах сообщения о том, что правоохранительные органы разоблачили группу лиц, организовавших схему незаконного вывода средств за рубеж и обналичивания на столько-то десятков миллиардов рублей. Обычно на этом история и заканчивается. Но деньги из воздуха не возникают. У них есть первоначальный источник. Это могут быть откаты при госзакупках, незаконный возврат НДС, оплата «серого» импорта и т.д.

На первоначальный источник правоохранительные органы могут  выйти путем последовательного направления запросов в коммерческие банки. Никаких технических и юридических препятствий я не вижу. Но почему-то этого не делается.

Я не думаю, что имеет место чей-то злой умысел. Просто так не принято. Чтобы так делать, надо менять устоявшийся порядок работы, менять регламенты взаимодействия и т.д. Никто особенно не давит. Получается, что лучше все оставить как есть.

Должен признать, что и в Банке России есть немало неиспользованных возможностей для улучшения работы, особенно в части банковского регулирования и надзора.

И хочу представить свои личные (повторяю: личные, а не Банка России) оценки темпов экономического роста в России на ближайшие пять-десять лет.

Если просто плыть по течению, то вряд ли можно достичь средних темпов роста более 2% в год. Если изменить структуру расходов бюджета в пользу расходов, направленных на экономическое развитие, обеспечить жесткую публичную экспертизу крупных инвестиционных проектов и улучшить государственное регулирование экономики, то можно повысить среднегодовые темпы экономического роста до 3,5%.

В этом случае доля России в мировом ВВП не будет снижаться.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10-11 (658) 3 марта 2014
    Регионы
    Содержание:
    Послать по бюджету

    Дефицит региональных бюджетов растет, СЗФО – в общем тренде. Обеспокоенный бесконтрольным наращиванием госдолга Минфин предлагает поправки в Бюджетный кодекс

    Реклама