Пропаганда смыслов

Авторам стратегии развития арктических территорий необходимо учесть несколько принципиальных аспектов

СЕРГЕЙ КАРПУХИН

До конца разработки Стратегии развития Арктики – 2035 остается несколько месяцев, и Проектный офис развития Арктики (ПОРА), а также Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики продолжают опрашивать профессиональные и экспертные сообщества с целью корректировки документа. К слову, у последних, несмотря на активный мониторинг со стороны разработчиков арктической стратегии, до сих пор остаются как прикладные, так и фундаментальные вопросы.

Единый вектор

Представители науки заявляют: научные исследования в Арктике нуждаются в едином комплексном подходе, в то время как на практике все ограничивается прикладным или локальным изучением той или иной проблемы. Зачастую крупные корпорации готовы финансировать науку, только если ученые смогут гарантировать результат узко-прикладного характера. «С одной стороны, мы видим, что у правительства и представителей крупных промышленных компаний есть понимание в необходимости научных исследований Арктики, — отмечает заместитель директора по науке НИИ Арктики и Антарктики Игорь Ашик. — С другой — на сегодняшний день у нас нет комплексной программы научных исследований в Арктической зоне РФ (АЗРФ). Исследования с переменным успехом ведутся различными организациями, а согласованности и обмена информацией нет. Это необходимо учесть в стратегии».

Стоит отметить, что, по мнению ученых, вопрос координации и корреляции до сих пор не решен, причем это касается не только научных исследований. К примеру, как отмечают представители научного сообщества, «невозможно решить вопросы муниципального и регионального управления, не задав единственного правильного вектора развития». «Локальных и личных интересов сегодня в Арктике хватает, — считает доктор экономических наук, профессор кафедры маркетинга высшей школы менеджмента СПбГУ Виталий Черенков. — Например, до сих пор нет ясности в вопросе о восьми опорных зонах Арктики; тема так и «висит». Наверное, потому, что это связано с делением огромного количества бюджетных денег».

Представители культуры и СМИ говорят о недоработке идеологического плана: по их мнению, в российском информационно-культурном пространстве арктическая тематика представлена очень слабо, что отчасти влияет и на ситуацию с кадрами в северных регионах. «Арктический проект (в глобальном смысле) носит мобилизационный характер, — считает генеральный директор ТАСС-Санкт-Петербург Александр Потехин. — Мы не сможем работать в Арктике, если не сможем сделать ее популярной для молодежи. Только таким способом возможно остановить отток кадров из Арктики и привлечь туда молодых, амбициозных специалистов».

«Проблема с пропагандой арктической тематики действительно существует, — подтверждает директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики Мария Дукальская. — Когда-то, в 30-х годах прошлого века, из любой арктической экспедиции в музей поступали экспонаты. К примеру, знаменитые «папанинцы» передали более 90% снаряжения в музей. А что мы можем показать сейчас? Чем привлечь тех же школьников, которых у нас за год бывает до 50 тыс.? Все экспедиции работают сами по себе, и никто не думает о том, чтобы сохранить вещи, фотографии, чтобы на этом опыте воспитывать молодежь. Я прочитала проект стратегии и не нашла там слова «культура». А культурная составляющая для пропаганды арктической темы очень важна».

Создавать условия

Сложно сказать, насколько социальная реклама и пропаганда влияют на привлекательность жизни в арктических регионах, но на пике интереса к Арктике, в период «арктического информационного бума», на протяжении последних пяти лет в данных регионах наблюдается стабильный отток населения. Причем речь идет далеко не только о пенсионерах — молодые трудоспособные люди предпочитают работать в крупных городах с развитой инфраструктурой. К примеру, губернатор Мурманской области Андрей Чибис во время инаугурации заявил о том, что ежегодно регион покидают около 4,3 тыс. человек. В связи с этим новый глава области поставил задачу: реализовать крупные инвестиционные проекты, которые, соответственно, должны создать дополнительные рабочие места, а также заняться вопросами развития социальной инфраструктуры. Подобная ситуация (как, кстати, и политические заявления) характерна практически для всей АЗРФ, вопрос только в том, позволят ли региональные бюджеты реализовать заявленные планы и насколько привлекательными для крупных инвесторов окажутся северные территории…

Вместе с тем некоторые представители научного сообщества считают, что к вопросу привлечения кадров в Арктику необходимо подходить более прагматично и менее декларативно, а также «думать о стратегии, а не о деталях».

«Зачастую все обсуждения сводятся к тому, что нужно делать, но открытым остается вопрос, как делать, — заявляет руководитель проекта «Арктический инновационный кластер СЗФО» Александр Краснов. — Очевидно, что молодежь не поедет в Арктику за пропагандой; нужны комфортные условия проживания, новые технологии. А они из воздуха не появляются, все это требует денег. По нашему мнению, основополагающее стратегическое направление — энергетика. Когда мы говорим о создании и поддержании любой инфраструктуры, тем более в северных регионах, 70% всех затрат связаны именно с этим направлением. На сегодняшний день наш кластер может предложить ряд проектов, касающихся дешевой альтернативной энергии, но на реализацию этих проектов не хватает денег. Будет хорошо, если ПОРА поможет нам выйти на реальное финансирование. Сегодня деньги в России делятся между корпорациями, а инновационные разработки далеко не всегда рождаются в корпорациях. И у нас пока нет механизма для того, чтобы эти разработки внедрялись в промышленных масштабах».

Обещали учесть

Представители ПОРА и власти делают акцент на равноправном диалоге и работе эффективной коммуникационной площадки. В частности, заместитель министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Крутиков пообещал, что при доработке стратегии власти постараются максимально учесть предложения профессиональных и экспертных сообществ. В свою очередь генеральный директор Проектного офиса развития Арктики Борис Тарасов отметил, что «все предложения, озвученные в рамках заседания дискуссионного клуба, будут проанализированы экспертами ПОРА, и, возможно, некоторые из них найдут отражение в новом документе». Сейчас у разработчиков Стратегии развития Арктики  – 2035 остается мало времени: она должна быть представлена до конца 2019 года. Уже скоро можно будет пройти «арктический чекпоинт» и оценить два принципиальных аспекта: будут ли учтены все замечания, особенно не прикладного, а стратегического характера, и насколько эффективна коммуникационная площадка, созданная для общения науки, общества, промышленности и власти.

 

Санкт-Петербург