Эволюция и контрацепция

Тренды
Москва, 20.12.2007
«Русский репортер» №29 (29)
На радость антиглобалистам проект единого человечества без национальных различий оказался утопией — по крайней мере, по данным антропологов Генри Харпендинга и Грегори Кохрана из Университета Юты, заявивших на этой неделе, что народы, живущие на разных континентах, генетически все более отдаляются друг от друга… Эволюция человека закончилась много тысяч лет назад? Куда там! Она только ускоряется

В2005 году Харпендинг и Кохран уже всколыхнули научный мир скандальным исследованием, показавшим, что у евреев Северной Европы интеллект значительно выше, чем в среднем у европейцев. По их предположению, в Средние века в результате естественного отбора евреям-ашкенази, промышлявшим торговлей и финансовыми операциями, приходилось умнеть, пока христиане тупили, добывая хлеб

войной и физическим трудом. И что вы думаете — ученых подвергли публичному остракизму, как недавно старичка Уотсона? Конечно нет, ведь Уотсон предположил, что черные могут быть глупее белых, а Харпендинг с Кохраном — что евреи умнее своих соседей, а это звучит гораздо политкорректней.

Кохран, впрочем, вызвал некоторое негодование общественности другим своим предположением. Он считает гомосексуализм вирусной инфекцией, вызванной «гей-микробом», — иначе гомосексуалисты вымерли бы задолго до мамонтов, ведь они не оставляют потомства. Похоже, Харпендинг с Кохраном совсем потеряли научный страх среди любвеобильных мормонов Солт-Лейк-Сити, чем вызывают мою искреннюю симпатию.

Впрочем, последнее их исследование, несмотря на ореол сенсационности, не обидит ни одно меньшинство, кроме разве что креационистов. Антропологи выяснили, что эволюция никого не оставила в стороне, и чем больше нас становится на Земле, тем быстрее мы эволюционируем: последние тысячи и даже сотни лет до 7% наших генов претерпевают постоянные и быстрые изменения. Недаром подростки все чаще обзывают друг друга «мутантами».

Что же изменилось в человеке со времен золотого века каменного топора и палки-копалки? Оставлю физиологию физиологам — меня гораздо больше интересует психика.

Чтобы ответить на поставленный вопрос, главное понять, куда ведет нас отбор. Харпендинг приводит такой пример: современные миролюбивые шведы никак не походят на своих предков, древних викингов, — безжалостных и свирепых захватчиков. Тут направление отбора очевидно: самые неистовые сгинули — пали в битвах, открыли Америку и утонули на обратном пути. Подобный взгляд на эволюцию проливает свет на вопрос, с детства занимавший меня: почему итальянцы так мало походят на гордых древних римлян, а греки… не буду продолжать — все смотрели «300 спартанцев» и знают, что с ними стало. А трусы остались жить…

Кстати, по этой логике за ХХ век жители России должны были стать значительно умиротворенней — одни 90-е сколько реальных пацанов унесли!.. Особенно строгим — из-за крайней скученности населения — «отбор на миролюбие» является в Юго-Восточной Азии: японцы, например, не только улыбаются во всех мыслимых ситуациях (это не гены — культура), но и все больше становятся похожи на детей. Даже внешне, чертами лица. А детей обижать нельзя — детские черты сразу сдерживают агрессию взрослого человека.

Ряд исследователей считает, что наш вид стремительно умнеет, вот даже размер лба увеличился за последние тысячелетия! Мозг и культура развиваются в симбиозе, говорят ученые, мудрым легче живется. Но значит ли это, что они лучше размножаются и их становится больше? Очень сомневаюсь — умные как-то плохо плодятся. Скорее уж, как и показывает Харпендинг с Кохраном, увеличивается разнообразие, а значит, становится больше дураков, проводящих детство у телевизора, но заодно и умных, или даже «детей индиго» (их, правда, пока никто не видел, зато все о них слышали).

Вряд ли, конечно, сбудутся мечтания фантастов начала ХХ века о человеке будущего как о  премудром пацифисте с огромной головой и тонкими ручками и ножками. Сегодня в моде совсем другой образ — гармоничного, сильного, здорового, умного, эмоционально устойчивого красавца, как, например, характеризует человека будущего Джеффри Миллер из Университета Нью-Мексико. И не надейтесь на фитнес-клубы: приобретенные изменения по наследству не передаются. За вас все сделают генная инженерия и генный мониторинг, поясняет Миллер, а также микрочипы — добавлю от себя, — которыми скоро утыкают наш мозг. И настанет счастье.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (29) 20 декабря 2007
    Преемник
    Содержание:
    Все ли воруют

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама