Рецессии конец

Актуально
Москва, 29.04.2010
«Русский репортер» №16 (144)
Владимир Путин, выступая в Госдуме, объявил об окончании рецессии. Эксперты — от МВФ до Merrill Lynch — прогнозируют годовой рост российского ВВП на 4–7%. Всеобщий оптимизм базируется на экономических итогах первого квартала. Однако подъем был бы еще более стремительным, если бы не рост социальных обязательств, признают в правительстве

Доклад премьер-министра в Госдуме оказался неожиданно полемичным. Обозначилось явное противоречие взглядов главы кабинета с позицией его заместителя — министра финансов Алексея Кудрина. По словам Путина, сокращение безработицы — одно из безусловных достижений правительства. Но буквально накануне его выступления в Думе Кудрин на конференции в Высшей школе экономики утверждал, что «перед Россией остается задача увольнения избыточной рабочей силы, сокращения издержек».

Понятно, что успехи борьбы с безработицей времен кризиса — это, скорее, успехи административного давления на бизнес. В итоге «сохранена часть рабочей силы, которая неэффективна и не востребована в момент кризиса», признал вице-премьер. Чуть позже на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей Михаил Прохоров подтвердил существование проблемы, призвав законодательно упростить процедуру увольнения.

Рост доходов населения, прежде всего за счет бюджетников и пенсионеров, — еще один плюс правительству, заявил в Думе Путин. Между тем даже сохранение этих доходов на докризисном уровне «законсервировало проблемы предприятий», заочно дискутирует с ним Куд­рин и напоминает, что падение зарплаты во время кризиса 1998 года стало одним из факторов быстрого восстановления экономики. Кроме того, недостаток в бюджете средств на выплату повышенных пенсий уже вынудил увеличить единый социальный налог, а помощник президента Аркадий Дворкович публично выдвинул идею повышения пенсионного возраста.

«Олигархи… подобнищали прилично», — поиронизировал Путин над проблемами бизнеса, но не все предприниматели — олигархи. И проблемы реаль-ного сектора неизбежно сказываются на темпах экономического роста. Впрочем, оптимистические прогнозы роста ВВП, как всегда, основываются на конъюнктуре цен на сырье. Именно рост цен на нефть, газ и металлы дал 60,2% роста российского экспорта. Производство же выросло всего на 5,8%, а такими темпами оно будет отыгрывать кризисное падение еще лет пять.

Кроме того, дорогая нефть укрепляет рубль, а это тоже бьет по производителям. «Импортные товары становятся доступнее, на них и уходит спрос со стороны населения. Нашим предприятиям незачем инвестировать в производство, если не будет покупательского бума», — констатирует заместитель директора Центра развития при Высшей школе экономики Ва­лерий Миронов. Центробанк может при желании ослабить рубль, говорит эксперт, но не делает этого, потому что сильный рубль гарантирует низкую инфляцию, а это одна из главных декларируемых целей правительства.

Заочная (и, очевидно, неосознанная) дискуссия Путина и Кудрина — признак того, что правительство пока не может найти баланс между взятыми на себя социальными обязательствами и необходимостью поддержки реального сектора экономики. А без этого наш экономический рост так и останется зависимым исключительно от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, а это именно то, от чего правительство давно пытается уйти, по крайней мере на уровне деклараций.

Квартал роста

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (144) 29 апреля 2010
    Президент
    Содержание:
    Вторая половина

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама