Кузнец своего несчастья

29 марта 2012, 00:00

В Ростовской области громкий скандал: за «неисполнение прокурорской присяги» уволен областной прокурор Валерий Кузнецов. Это удивительная метаморфоза, ведь еще в декабре прошлого года он получил премию «Юрист года». А незадолго до отставки сдал квалификационный экзамен на право занимать пост заместителя генпрокурора России

Фото: РИА Новости
Уволенный прокурор Валерий Кузнецов

— Это единственный человек, которого я буду называть шефом, — невысокого роста, улыбчивый и немного ироничный заместитель районного проку­рора Альберт заканчивает нашу беседу о Валерии Кузнецове неожиданно пафосно.

Его друг, коллега и полный антипод по имени Олег — немногословный, с тяжелым прокурорским взглядом — назвал Кузнецова «руководителем от бога». Бывшие подчиненные охотно соглашаются поговорить об уволенном начальнике. Просят только изменить их имена: «нам еще тут работать, у нас дети, а мы-то знаем, как работает система».

Коренного ростовчанина Валерия Кузнецова назначили областным прокурором в ноябре 2008 года. До этого он три года служил на аналогичной должности в Чечне. Правозащитница Наталья Эстемирова тогда говорила, что это первый человек, при котором «прокуратура начала хоть что-то делать». А Рамзан Кадыров наградил его медалью «За заслуги перед Чеченской Республикой», хотя, по слухам, именно он сделал все, чтобы Кузнецова выпроводили из Чечни.

— С Кадыровым работать было трудно, — вспоминает один из тогдашних подчиненных Кузнецова, впоследствии переехавший за ним в Ростов. — Он пытался действовать то кнутом, то пряником. Но настоящее отношение к нам продемонстрировал, когда в Грозном построили КПЗ — комплекс правительственных зданий. Нас оттуда попросили, и Кузнецов переселился в «прокурорский городок» — громкое название, а на самом деле несколько железнодорожных вагончиков в чистом поле. Да и вообще, до Кузнецова прокуроры хорошо если высовывались из Грозного, а он объехал всю республику. В горах, куда и приезжать-то такому высокопоставленному человеку страшно, он был три раза: два с проверкой, один — просто посмотреть, как работается.

Прокурор против всех

— Когда Кузнецов переехал в Рос­тов, работа изменилась принципиально, — вспоминает Сергей Маринин, возглавлявший в областной прокуратуре управление собственной безопасности и ушедший на пенсию буквально через несколько дней после увольнения прокурора. — Во-первых, исчез прежний формализм, во-вторых, кадровая политика: уволили, конечно, многих…

На кадровом поприще Кузнецов, похоже, и приобрел первых врагов на своей малой родине. Некоторые из уволенных им сотрудников пожаловались на него в Генпрокуратуру. Тогда жалобу оставили без удовлетворения, тем более что за несколько месяцев до этого ростовскую прокуратуру взяли в Москве на особый контроль и, соответственно, ее работники числились не на самом хорошем счету.

За три с лишним года руководства областной прокуратурой Кузнецов провел несколько громких проверок, которые неизменно становились достоянием гласности. Эту публичность ему теперь ставят в упрек.

— Вы понимаете, мы только начинали проверку по каким-то подозрениям, обращениям, жалобам, а материалы уже попадали в прессу со всеми подробностями, — говорит Дмитрий Демешин, первый зам Кузнецова, а после его увольнения исполняющий обязанности областного прокурора. — Это же чистый компромат, манипуляция общественным сознанием. Мы не пресса, мы на это права не имеем. Сначала завершаем проверку, возбуждаем дело, а потом уж публикуем разоблачения.

Несколько заинтересовавших прокуратуру эпизодов прямо касались руководства местной администрации. Началось все с истории шикарного коттеджного поселка, выстроенного на бывших землях Ботанического сада Южного федерального университета. Прокуратура потребовала возбудить дело против городского главы Михаила Чернышева, который якобы незаконно выделил участки под строительство в охраняемой зоне и сам построил там особняк. Однако Следственный комитет по Ростовской области дело возбуждать отказался.

Потом следователи заволокитили и дело против дочери Чернышева, которая подозревалась в сборе денег с предпринимателей под обещание перевести некоторые сельскохозяйственные земли в категорию промышленных и построить на них торговый центр. После проведенной следователями работы под относительно мягкую статью «Незаконное предпринимательство» попал и местный депутат Виктор Пузиков, задержанный при получении взятки в размере 577,5 тыс. рублей…

— Я сделал все, что мог, теперь ваша очередь, — сказал Кузнецов журналистам, после того как очередная инициированная им проверка осталась без внимания следственных органов.

— Слушайте, мы не можем возбуждать дело только потому, что нам всем не нравятся высоченные дома, выстроенные непонятно кем, непонятно на какие средства, — на условиях анонимности говорит один из работников местного СК. — Нам нужны факты, а не домыслы. Без них все это чистый популизм, а пиариться, конечно, каждый горазд.

Все против прокурора

Закономерным итогом бурной деятельности Кузнецова стал вялотекущий конфликт со всеми влиятельными кругами региона — от городской администрации до Следственного комитета.

— У нас говорят, что перед декабрьскими выборами губернатор Голубев собрал правоохранителей на закрытое совещание и попросил по крайней мере до выборов не трогать руководителей местных администраций: мол, сами понимаете, электоральная ситуация и так сложная, — делятся с нами прокурорскими слухами. — Так Валерий Алексеевич, услышав это, встал и молча вышел.

Справедливости ради надо сказать, что рьяный законник Кузнецов затронул интересы не только влиятельных местных руководителей, но и некоторых простых ростовчан. Он, например, остановил возведение домов, которое велось с нарушением закона о долевом строительстве.

— Сначала мы, конечно, были на стороне прокурора против застройщика, который нас обманул, — вспоминает координатор ассоциации обманутых дольщиков Герман Дрожжин, — но потом компания договорилась, что при поддержке городской администрации продолжит строительство, если прокуратура разрешит. Но Кузнецов стоял на своем: нет, и все тут. Это какой-то прокурорский фетишизм получается. Скажите, кому нужен такой закон, если от него страдают люди?

Так или иначе, но обманутые дольщики решили его судьбу.

— Что кресло под ним качается, стало ясно прошлым летом, когда на прокурорской коллегии по Южному федеральному округу нам выставили неожиданно жесткие оценки, — утверждает Сергей Маринин. — Это притом что до этого мы при Кузнецове всегда числились на хорошем счету.

В сентябре в Ростов нагрянула внеплановая проверка, по итогам которой работу местной прокуратуры подвергли жесткой критике. Сам Кузнецов отреагировал на нее «асимметрично»: «Я обращаюсь к членам бригады: кто, как не вы, надеюсь, поняли, что прокуратура Ростовской области является воплощением того, что мы все хотим от прокуратуры России в целом», — заявил он на оперативном совещании.

— В общем, он сам создал себе проблемы. В Генпрокуратуре все и так знали, что он сдал квалификационный экзамен на право занимать пост зама генерального, а теперь еще и сказал, что всем надо работать, как он, — размышляет наш источник в центральном аппарате Генпрокуратуры. — А Чайка и так сидит дни считает до отставки, зачем ему лишние конкуренты? Так-то прокурор он хороший, но ничего особенного, я вас уверяю, не Каттани. Просто волшебная сила СМИ.

В декабре Кузнецову вручили премию «Юрист года» — высшую награду в профессиональной сфере, а спустя три месяца отправили в отставку «за нарушение прокурорской присяги». Причем в вину ему поставили многократный рост тарифов на жи­лищ­но-коммунальные услуги, борьбу с которыми в том же декабре ставили в заслугу.

Бывшие подчиненные надеются, что Кузнецов оспорит увольнение в судебном порядке; в городе прошли пикеты в защиту опального прокурора, а открытое письмо в его поддержку подпи­сали на момент сдачи номера около 2,5 тыс. ростовчан. Поговаривают, что в связи с возвращением губернаторских выборов он может податься и в политику.