Народная истина Донецкой области

От редактора
Москва, 15.05.2014
«Русский репортер» №18 (346)

Результаты референдума о государственной самостоятельности в Донецкой и Луганской областях только извне могут показаться абсолютно логичными и ожидаемыми — все-таки самые «пророссийские регионы». Но, согласно недавним опросам, даже в Луганской области «за» (или «скорее за») отделение от Украины было чуть больше 30% населения, а в Донецкой — чуть больше 27. В других юго-восточных областях и того меньше. Именно об этом говорил нам командир спецбатальона «Донбасс» Семен Семенченко в аэропорту Мариуполя, куда армия и наемники спешно ушли после трагедии. Таким образом он оправдывал «борьбу с террористами» и «эксцессы» с мирными жителями.

По опыту общения в регионе эти опросы кажутся мне адекватными — с поправкой на то, что одно дело говорить с социологами о политической мишуре, другое — пытаться защитить свой дом. Мои знакомые и родные в Донбассе до трагедий в Одессе и Мариуполе колебались, идти или не идти на референдум. Все-таки лидеры Донецкой народной республики «неизвестно кто», а насилие и захват зданий делает «пророссийских активистов» похожими на майдановцев, которых местный народ в массе именно за это и не любит. Но тут дело не в политических лозунгах. Истина в том, что  убивать живых людей, да еще с помощью армии и полулегальных боевиков, в своей стране отвратительно.

По этому вопросу Украина не то чтобы разделена — истина везде истина. Аплодировать насилию могут политики, боевики и их виртуальная обслуга. Простой народ обычно не виноват. То есть бывает и виноват, но именно тем, что простой — «святая простота». Военные, рассказывает наш корреспондент Марина Ахмедова, быстро поняли, что их послали воевать с народом и что делать это нельзя. Это ведь только сидя дома можно считать, что граждан Восточной Украины надо освобождать от террористов, а вблизи ты видишь живых людей.

Осознание очевидности приходит, когда убивают рядом и своих. Большая часть Украины может и не знать, что 11 мая в Красноармейске Донецкой области спецбатальон «Днепр» расстрелял двоих местных жителей. Или может считать, что это были «провокаторы с российским акцентом», потому что так говорит телек. Накануне было множество официальных сообщений-рапортов о планах боевиков. «По просьбе жителей Донецкой области… для борьбы с массовыми грабежами, убийствами и похищениями людей добровольческий батальон МВД Украины “Днепр”… сегодня, 11 мая, приступает к патрулированию территории Красноармейского, Добропольского, Великоновоселовского, Александровского районов Донетчины», — заявил один из замов днепропетровского олигарх-губернатора. То есть фактически было объявлено об оккупации части соседней области.

То, что не очевидно издалека, жителям Донбасса стало ясно как день. До Мариуполя и Одессы еще можно было думать, что угроза нашествия вооруженных и злых бандеровцев и правосеков из других регионов на родные города и деревни — это миф и преувеличение «пророссийских» агитаторов. Но правда оказалась хуже, чем самые смелые пропагандистские мифы.

Впрочем, то, что в Донецке и Луганске проголосовали даже не по правде — по истине, не дает, увы, надежды на то, что истина победит. «Свои», «пророссийские боевики» — те еще персонажи. «После расстрела мирных граждан у Андреевки», как было сказано, народный мэр Славянска в разговоре с нами обещал пленных не брать. Войну начать легко, а закончить сложно. И чем больше мы погружаемся в войну — что на Украине, что в России, — тем меньше свобод, умеренности и созидания. И больше шпиономании, садизма и разрушений. Иногда бывает, что не вступить в войну невозможно. Но нет ничего важнее, чем закончить ее, пока простой народ по разные стороны разных границ в массе не готов убивать друг друга.

Пока еще никто не виноват.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №18 (346) 15 мая 2014
    Украина
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама