Баланс интересов

Вначале 1990-х, когда в России была экономическая неразбериха, многим казалось, что проектная мощность Богучанской ГЭС слишком велика и вырабатываемая энергия не найдет достаточно потребителей. Даже ставился вопрос о ее возможном экспорте в Китай.

Но Китай - партнер очень сложный. Он жестко ставит условия по цене, а электроэнергия - товар специфический: ее нельзя хранить, она течет по протянутому проводу и потребляется мгновенно.

Когда стало понятно, что с китайцами сотрудничества не получится, а других потребителей нет, рассматривалась возможность использования дешевой энергии новой ГЭС для производства водорода путем электролиза. Впрочем, быстро выяснилось, что такая технология, даже с учетом низкой цены электричества, невыгодна по сравнению с традиционным методом получения водорода - конверсией из газа.

Сегодня, когда наблюдается общий подъем экономики страны, эти сценарии выглядят даже нелепыми. Ломать голову, куда девать электроэнергию, не приходится. Красноярский край заинтересован в электричестве Богучанской ГЭС, поскольку уже сейчас на его территории минусовой баланс по производству и потреблению энергии. Например, Красноярская ГЭС фактически является частной, принадлежит РУСАЛу, и получить ее электроэнергию для нужд края чрезвычайно сложно - она прямо работает на нужды Красноярского алюминиевого завода.

Ввод в строй Богучанской ГЭС сегодня зависит от того, кто будет отвечать за достройку и пользование этой станцией. А это вопрос в большей степени политический, чем экономический.

РУСАЛ и РАО ЕЭС преследуют разные цели. Алюминщикам для обеспечения потребностей нового завода требуется меньшая мощность станции, чем заявленная проектная. У РАО ЕЭС взгляд шире: энергетики не хотят снижать мощность станции, так как вся энергия в полном объеме будет востребована экономикой региона.

Главным потребителем станет новый алюминиевый завод. Но не только он.

Рассматривая проекты, которые планируется реализовать на территории Сибири в рамках обновленной стратегии ее развития, можно отметить их общую черту - большую энергоемкость. И если мы будем развивать электроэнергетику теми же темпами, что и в последние годы, то примерно к 2015 году намечаемые по максимальному варианту объемы энергопотребления в Сибири превысят прогнозируемые возможности производства, даже без учета поставок отсюда энергии за рубеж и в европейскую часть страны.

Энергию станции предполагается подавать и в Западную Сибирь. Это позволит меньше платить за ее трансферт, чем сегодня, когда туда подается энергия с Иркутской ГЭС, расположенной дальше Богучанской. Кроме того, сама Иркутская область станет энергонедостаточной после 2010 года: здесь предполагается строительство двух алюминиевых заводов. Так что представление о том, что в Сибири избыток энергии, не соответствует действительности - региону нужны новые источники.

По большому счету, Красноярскому краю даже не из чего выбирать. Главная альтернатива Богучанскому проекту - строительство еще одной государственной районной электростанции (ГРЭС), которая будет использовать уголь с Березовского угольного месторождения. Типовая мощность станции в этом случае составит 6,4 тыс. МВтчасов. Но ГРЭС хуже ГЭС по экологическим параметрам. Кроме того, уже существующая Березовская ГРЭС-1 пока выведена только на половину проектной мощности. Так что скорого ввода в действие новой ГРЭС ждать не приходится.

Сегодня проект достройки Богучанской ГЭС находится на полпути к завершению. В основном построена плотина, выполнены подготовительные работы. Теперь важно соблюсти баланс между интересами частного инвестора и интересами экономики всего края. От того, насколько государство научится сотрудничать с крупным бизнесом в таких совместных проектах, зависит развитие Сибири. Потому что за всеми крупными экономическими проектами в Сибирском федеральном округе сегодня стоит частный бизнес. Рост энергопотребления потребует ввода в действие новых энергетических мощностей, а без частных инвестиций сделать это будет невозможно.