Проблема по имени инсайд

Презумпция невиновности

Заместитель директора ИК «Единство» (Иркутск)  Михаил Дошин

— На мой взгляд, инсайдерских сделок в 2005 году не было. Это связано с тем, что прошедший — год роста рынка в целом.

Инсайд оказывает значительное влияние на слабый рынок с боковым трендом с целью сдвинуть его в какую-либо сторону. В данном случае использование инсайдерской информации не представлялось нужным. Если говорить об использовании инсайда с целью понижения рынка, то такой инсайд должен иметь силу, которая смогла бы сыграть на рынке против тех денег, которые пришли за весь год.

Еще одним доказательством отсутствия инсайда в 2005 году является то, что альтернативный способ вложения средств не давал такой доходности, как на фондовом рынке (ни доллар, ни банковские вклады). Рынок повышался стабильно, а при инсайде значительный рост сменяется коррекцией в дальнейшем.

Скорее всего, на рынок в 2005 году повлияли общие ожидания игроков на фоне доступной информации. К примеру, многие участники рынка прогнозировали, что стоимость акций Сбербанка перевалит за 1 000 долларов, в то время когда они стоили 450–500 долларов. И никакого инсайда здесь не было: стоимость росла за счет наполняемости рынка деньгами, за счет спроса на эти бумаги.

Что касается закона об инсайдерской информации, то я согласен с необходимостью его принятия. Если существует намерение, чтобы российский фондовый рынок влился в структуру мирового рынка капитала, тут нужно помимо законов о раскрытии информации, о защите прав потребителей, об акционерных обществах принятие закона и об инсайдерской информации. Их эффективное действие является одним из основных критериев цивилизованного рынка. Это позволит российским компаниям привлекать реальный, а не спекулятивный капитал.

На мой взгляд, при разработке закона необходимо следить за тем, чтобы прописанные нормы контролировали компании, но не «душили» их проверками. К тому же если инсайд от эмитентов и оказывает влияние на рынок, то оно несравнимо с влиянием информации, полученной от чиновников (конечно, не напрямую, а через дружественные компании). Нужно, чтобы в новом законе были прописаны наказания за инсайд не только для эмитентов, но и для представителей власти.

Невидимая рука рынка

Исполнительный директор ООО «ФИНАНСОВАЯ КОМПАНИЯ «ИНТЕЛЛЕКТ-КАПИТАЛ» (Кемерово) Павел Тарасов

Проблема очень актуальна ввиду того, что в нашей стране отсутствуют какие-либо законодательные ограничения на использование инсайдерской информации. На мой взгляд, первым шагом в области решения этой проблемы должны стать именно законодательные изменения. Кроме того, способствовать решению проблемы использования инсайда может корпоративная политика компаний.

Например, в РАО ЕЭС уже давно существует корпоративная политика, запрещающая менеджерам использовать информацию и даже торговать своими акциями в некоторых случаях. Но другое дело, что исполнение этих указаний опять же не является обязательным и зависит от моральных качеств сотрудников. Максимальное наказание, которое может быть в данном случае, — это увольнение. Никаких уголовных или иных наказаний не предусмотрено. Поэтому однозначно оценить эффективность такого способа борьбы с проблемой инсайда нельзя.

В настоящее время ФСФР во время торгов может отслеживать только отсутствие манипулирования ценами со стороны трейдеров, а использование инсайдерской информации отследить сложно. И даже сейчас, когда мы говорим о том, что на нашем фондовом рынке существует проблема использования инсайдерской информации, мы основываемся на предположениях, потому что доказать, имело ли место использование инсайда, практически невозможно. Наиболее яркий пример — сделка по приобретению акций «Сибнефти» «Газпромом»: реакция рынка предшествовала выходу новостей.

Но однозначно говорить о том, что в тех или иных случаях на рынок повлияло использование инсайдерской информации, нельзя. Бывает так, что рост рынка до появления новостей обусловлен общими ожиданиями участников на основе общедоступной информации. Например, сейчас наблюдается ситуация с ростом котировок «Ростелекома». В ближайшие дни мы сможем увидеть, появятся ли новости со значимой информацией по этой компании.

Неправильно рассматривать использование инсайдерской информации только с точки зрения прибыльности. Хотелось бы отметить, что все, кто использует такую информацию, тоже рискуют, потому что рынок реагирует самостоятельно, и не всегда ожидания инсайдеров совпадают с реакцией рынка. Хотя, конечно, в большинстве случаев использование такой информации приносит прибыль.