Мы читали правильные книжки

Русский бизнес
Москва, 28.08.2006
«Эксперт Сибирь» №31 (127)
Для реализации бизнес-задач банки уже не хотят покупать просто ПО и просто «железо». Им необходимо объемное ИТ-решение, полноценный сервис. Предложения на рынке уже есть

Сначала команда энтузиастов из новосибирского Академгородка активно участвовала в разработках Сибирского торгового банка. Потом появилась «Золотая Корона» и многие другие продукты. В 1996–2000 годах на незрелом российском финансовом рынке было очень много локальных карточных систем, которые быстро прекратили свое существование. «Золотая Корона» оказалась в нужном месте и в нужное время.

«Для работы в банковской среде не надо быть техническим специалистом. Сами по себе гигабиты и гигагерцы ничего не решают. Я, например, по образованию геофизик. Нужно понимать законы, по которым развивается бизнес, а технологические возможности очень хорошо формализуются и специфицируются. Важно уметь адекватно соотнести потребности бизнеса и возможности технологий», — убежден Александр Погудин, председатель правления ЗАО «Центр финансовых технологий» (ЦФТ, Новосибирск) — крупнейшей в России ИТ-компании, специализирующейся на финансовых учреждениях.

— Александр Викторович, почему компания начала работать именно в этом направлении ИТ-бизнеса?

— Так случилось, что компания ЦФТ попала на финансовый рынок с началом мирового бума электронных денег. В начале 1990-х произошел всплеск PC-банкинга — удаленного предоставления финансовых сервисов. Это была общемировая тенденция, и стало ясно, что скоро дойдет дело и до России.

Но вообще мнение, что на этом рынке можно заниматься каким-то одним направлением бизнеса, иллюзорно. Если компания действительно занимается поставкой софтверных, коммуникационных или технологических решений, а не продает персональные компьютеры, она должна быть универсальной. И если кто-то говорит: мы поставляем решения для предприятий, совершенно понятно, что они поставляют и сетевые концентраторы, и серверы, и базы данных, и собственные ERP-решения. А вдобавок совершенно четко осознают, что они при этом должны уметь оказывать техническую и сервисную поддержку всех этих компонентов, уметь обучать пользователей. В нормальной бизнес-среде никому не нужны отдельные технические компоненты. Клиенту не нужен сервер, который можно включить в розетку, а потом смотреть, как он работает. Ему необходимо полноценное решение, которое позволит реализовать поставленную бизнес-задачу.

Пластиковая карта не может являться бизнесом сама по себе. Это кусок пластмассы. Бизнес делают на технологии, когда на нее опирается некая стратегия развития

Финансовая сфера — это целая вселенная. Это квинтэссенция всего бизнеса. И на каком бы рынке ты ни работал, все равно попадаешь в банк. Это наиболее широкий слой потребителей и их разнообразных нужд. Своего рода надстройка над всеми видами бизнеса.

Понятно, что мы концентрируемся на банках. Но каждый банк — это, если хотите, тоже отдельный рынок — своя история, стратегия, спектр продуктов. Каждая наша поставка — штучный товар, созданный на основе уже имеющихся типовых решений. И мы пока покрываем далеко не все элементы финансовой сферы.

Совсем не «коробочное» решение

Для банков очень важны две задачи: иметь инфраструктуру, которая способна продавать финансовые сервисы, и центр оценки рисков, который бы делал эти финансовые сервисы безопасными для бизнеса банка. В реализации последней задачи неоспоримое преимущество у западных разработчиков просто в силу того, что они занимаются этим уже полвека. В плане создания инфраструктуры российские разработки более адаптивны. Западным разработчикам еще сложно применить свой опыт в России. А поскольку сейчас инфраструктура страховых компаний, торговых сетей и банков начинает работать на одного и того же розничного потребителя и предлагать ему смешанные продукты, она становится важнейшим компонентом капитализации банка. Наступает новая эра ИТ-решений.

Когда софтверная компания работает с торговыми сетями, крупнейшими банками и страховщиками и продает им не какое-то «коробочное» решение, а сервис, который взаимоувязан и сходится в конечном итоге на потребителе, то конкурировать с ней становиться нереально тяжело.

— Большинство российских ИТ-компаний не решаются публично рассказать о своих доходах и расходах. Эта непрозрачность создает помехи для притока масштабных инвестиций в ИТ-индустрию. Каковы, по-вашему, основные причины неактивного выхода ИТ-компаний из тени и как это сказывается на развитии всего ИТ-рынка?

— Я бы не сказал, что ИТ-компании — самые закрытые на свете. Они не более закрыты и не более открыты, чем вся остальная экономика. Меня в этой ситуации смущает совсем другое. Все прекрасно понимают, что экономику в будущем будут поддерживать продукты с высокой добавленной стоимостью, коими по сути и являются ИТ-продукты. ЦФТ — далеко не последняя ИТ-компания в нашей стране, но государственной поддержки не чувствуем совершенно. Когда мы участвуем в тендерах крупнейших банков вместе, например, с индийцами, то даже они находят выходы в правительство и как-то начинают влиять на эту игру. Мы пока не чувствуем потребности государства в развитии таких вещей, хотя многое из того, что мы делаем, — это, безусловно, социально значимые проекты.

Вся эффективность ИТ-бизнеса — в масштабе и в то же время в мельчайших деталях

То есть вопрос не в прозрачности компаний, а вообще в отношении к ИТ-индустрии. В Индии 250 тысяч населения заняты в ИТ-сфере, и они обслуживают фактически весь мир. Уверен, что в России можно было сделать то же самое и даже лучше.

Что нам дает история с технопарками? Ну будет технопарк, и что? Как он увеличит нашу конкурентоспособность на мировом рынке? Купить или построить здание многие и сами в состоянии. А где взять value, которое позволит нам конкурировать с индийцами, с Oracle или Microsoft? Где? Нет его!

Особая конкуренция

Все телекоммуникационные компании страдают, потому что вынуждены продавать один и тот же товар — передачу IP-пакетов. Суть такого бизнеса сводится к тому, что определенным образом упакованные биты и байты транспортируются по определенной среде. Для «телекомов» на первый план выходит маркетинговая изобретательность. Вот и сталкиваются лбами мобильные операторы. На рынке финансовых технологий конкуренция, конечно, тоже есть. Но она точечная и соперники встречаются гораздо реже.

У ЦФТ есть несколько стратегических направлений деятельности: система платежных сервисов «Золотая Корона», система «Город» и поставка банковского программного обеспечения (ПО). По принципу построения бизнеса они совсем не похожи, хотя работа идет с одними и теми же субъектами.

Наш клиент — тот, кто показывает масштабное развитие с динамичным изменением продуктового ряда. Если банк не ищет новых решений, мы ему не нужны

Если говорить о платежных сервисах, то понятно, что сейчас ключевые игроки на этом рынке — это международные платежные системы VISA и MasterCard. Их преимущество — транснациональность, но, как показывает мировая практика, 90% платежей человек делает в радиусе 30 миль от дома, то есть использует карту как локальную. И в этом сегменте компания ЦФТ создает конкуренцию мировым игрокам. Сейчас «Золотая Корона» занимает 7,1% российского рынка пластиковых карт.

На рынке процессирования массовых платежей (система «Город») работу ЦФТ можно назвать реанимированием. ЖКХ вечно обслуживалось муниципальными информационными центрами, и предложение компании — это скорее эволюционная замена ресурсоемких, неэффективных и дорогих технологий на технологии, которые могут легко в эту среду включать новых поставщиков, новые сети для сбора платежей.

На рынке программных решений присутствуют иностранные и отечественные разработки. Для ЦФТ в этом сегменте наиболее интересно работать именно с тем клиентом, для которого важна масштабируемость решения в сочетании с возможностью очень быстро его менять. Продавать решения, скажем, на тысячу пользователей, постоянно изменяющиеся в зависимости от конъюнктуры рынка, готовы далеко не все поставщики. Ведь это очень большие технологические риски, которые разработчик с новосибирской пропиской закрывает своей внутренней эффективностью, потому что изначально нацелен на подобные проекты.

Витрина для мозгов

— ЦФТ является одной из крупнейших ИТ-компаний в регионе. Есть ли перспективы роста или вы уже ориентируетесь на российский рынок в целом?

— Мы никогда не были компанией, работающей только на сибирском рынке. Работали там, докуда только могли дотянуться. Мы даем возможность талантливым программистам, бизнес-аналитикам, менеджерам, которым довелось родиться в Сибири, работать на федеральном уровне. ЦФТ — это шанс участвовать в бизнесе мирового уровня, не выезжая из Академгородка.

Мы ищем людей, которые могут думать двумя полушариями и про бизнес, и про технологию одновременно

Да, у нас в регионе есть офшорное программирование, но это Body-shopping в чистом виде. Это продажа рук, а не интеллекта. Российского программиста рассматривают наравне с индийцами, ирландцами, китайцами и выбирают просто потому, что он стоит дешевле остальных. Это не тот путь, по которому должны идти российские разработчики.

— На ИТ-рынке выживают крупнейшие. Вы собираетесь объединяться с кем-то или продавать свой бизнес иностранцам?

— Задачи продать бизнес или объединиться, чтобы выжить, нет. Все идет нормально. Но сегодня любая сильная компания находится в состоянии готовности рассмотреть предложения инвестора.

— Есть ли у компании планы выхода на международный рынок?

— Бизнес всегда идет туда, где есть деньги, а деньги есть там, где можно создать ситуацию, когда ты лучший. Поэтому выходить на рынок Западной Европы, где большая конкуренция, не имеет смысла. А сам факт международных продаж и участия в иностранных тендерах у нас, безусловно, есть. Но все же международный бизнес — не самоцель, а скорее некая возможность самореализоваться. В итоге все равно идешь туда, где есть нормальный спрос на твои концепции и услуги, где можно развиваться и черпать новые идеи. А сейчас это Россия и СНГ, здесь все на подъеме, все бурлит.

ЗАО «Центр финансовых технологий»

На рынке ИТ-технологий для финансового сектора с 1991 года.

Основная деятельность связана с проектированием, разработкой и тиражированием высокотехнологичных решений, оказанием широкого спектра процессинговых услуг, ИТ-консалтингом и обучением банковских специалистов.

Продукты: банковские программные системы, процессинговые сервисы.

Совокупная выручка по итогам 2005 года составила 1,34 млрд рублей. Рост по сравнению с предыдущим годом — 59%. Штатная численность сотрудников компании в 2005 году — 717 человек. С использованием программных разработок компании работают 35% российских банков.

Ежегодный прирост объемов продаж — 35–40%.

Блокирующий пакет акций группы компаний принадлежит фонду прямых инвестиций Baring Vostok Capital Partners.

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №31 (127) 28 августа 2006
    Водка
    Содержание:
    Старая водочная традиция

    Известная во всем мире так называемая русская водка — типичный продукт индустриальной эпохи. Именно этот спиртной напиток способствует закреплению социально опасных потребительских запросов

    Реклама