Деньги из «хвостов»

Новосибирский оловокомбинат рассчитывает неплохо заработать на собственных отходах. Технологии позволяют

Монополист российского рынка олова — ОАО «Новосибирский оловянный комбинат» (НОК) — запустил в эксплуатацию на своей промплощадке новую обогатительную фабрику. За счет нее НОК, с момента кризиса пребывающий в сложном финансовом состоянии, а с 20 июля перешедший в стадию банкротства, рассчитывает неплохо заработать на отходах собственного производства. «Мы в итоге должны получить больше тысячи тонн олова, что составляет в нынешних ценах более одного миллиарда рублей», — поделился радужными планами с журналистами гендиректор и основной бенефициар комбината Александр Дугельный.

Стратегическое решение о переработке лежалых «хвостов» (отходов производства) было принято руководством Оловокомбината в начале 2010 года. В «хвостах», на вид — обычной земле, содержатся частички олова. НОК сумел внедрить технологию, позволяющую отлавливать столь мелкие фракции и таким образом получать сырье для выпуска товарной продукции. «Олово подвержено переизмельчению, содержание его в «хвостах» в большей части составляет от 60 до 10 микрон. Наша линия уникальна тем, что улавливает микроны. Подобных линий в мире нет. Был проект в Австралии, он стоил около 50 млн долларов, но его так и не запустили», — сообщил Дугельный.

В прошлом году в старом корпусе бывшей доводочной фабрики провели ремонт стен, кровли и оконных проемов, очистив его от старых металлоконструкций, восстановили все инженерные коммуникации (освещение, силовую часть, отопление, воду, канализацию) и установили новое оборудование. К промышленному освоению схемы обогащения НОК приступил в марте нынешнего года. В режиме пуско-наладочных испытаний было переработано около 1 тыс. тонн сырья, в течение второго квартала — еще около 4 тыс. тонн. На второе полугодие поставлена задача «перемолоть» до 27 тыс. тонн «хвостов» и выдать в производство 230–250 тонн олова. Общие инвестиции в проект, включающие затраты на установку оборудования и строительно-монтаж­ные работы, составили около 100 млн рублей. Комбинат на своих «хвостах» просуществует как минимум на 2,5 года.

Сырьевой вопрос

«Технология переработки отходов производства не уникальна, но в России используется достаточно редко. Если компания обеспечена сырьем в достаточной степени и не имеет проблем с отвалами, введение обогатительной фабрики по переработке отходов может быть нецелесообразно», — оценил достижение НОКа аналитик БКС Экспресс Максим Лобада.

Для комбината, получается, технология действительно оптимальна. Мировые месторождения олова разрабатывают в Юго-Восточной Азии, в основном в Китае, Индонезии, Малайзии и Таиланде, Южной Америке и Австралии. В России оловянные руды добываются на Дальнем Востоке, в Якутии и Забайкалье. Между тем монополиста рынка судьба расположила вдалеке от сырьевой базы: в 1940–1950-е годы, когда шло проектирование и строительство НОК, по уровню индустриализации и логистике вариант Новосибирска оказался выгоднее остальных. В советское время, при плановых поставках и выстроенных цепочках, схема работала. Но с 1990-х годов комбинат вынужден стал закупать сырье (и тратиться на его доставку) где придется. Своя фабрика позволит предприятию как минимум на 35% обеспечить себя сырьем, лежащим в буквальном смысле слова под ногами, что наверняка оптимизирует затраты на поставки.

Кроме того, переработка «хвостов» имеет другой важный аспект — снижение уровня загрязнения территории. По соседству с НОКом, буквально на другой стороне улицы Ватутина, уже несколько лет действует торгово-развлекательный комплекс «Мега» шведской компании IKEA. Да и в целом левобережная часть Новосибирска, сохраняющая пока промышленный профиль, бурно развивается. А третий мост через Обь, который начал строиться в прошлом году (кстати, по Оловозаводскому створу), в перспективе сделает данный район еще более привлекательным для инвестиций. Не исключено, что освободившиеся земли (металлурги обещают зачистить площадку за 5–7 лет) комбинат сможет продать. «Переработка хвостовых отвалов позволит освободить территорию предприятия для другого вида землепользования. Варианты, как использовать эту площадку, будем рассматривать вместе с комбинатом. Обязательно проведем экологическую экспертизу, и если показатели будут удовлетворительные, то на том месте, возможно, появится даже жилой микрорайон», — заявил мэр Новосибирска Владимир Городецкий.

Но он явно погорячился. Как и некоторые аналитики, бросившиеся считать, сколько комбинат сможет заработать на продаже данного земельного участка. Специалисты между тем уверены — никакого жилья на этих землях не появится. «Землю нужно сначала тщательнейшим образом рекультивировать. Удастся ли  это сделать, пока неясно, значит, стоимость участка назвать нельзя. Потому что некая условная «абсолютно чистая» земля в данном районе может стоить одних денег, а земля, на которой десятилетиями складировались опасные для жизни и здоровья отходы — совсем других. И даже если все удастся убрать, что практически невозможно, потенциальные покупатели будут знать о «прошлом» данного участка и наверняка потребуют скидки с начальной цены. Наиболее логичным представляется продолжение использования данного участка самим комбинатом», — высказал уверенность ведущий эксперт УК «ФИНАМ Менеджмент» Дмитрий Баранов. Кстати, Александр Дугельный тоже отметил, что продаст участок из-под «хвостов», только если «будут плохи дела».

Помощь в кризис

Вызывает вопросы и другое. С момента кризиса НОК находится в достаточно сложном финансовом положении. Кредиторская задолженность комбината, по его данным, сейчас составляет около 1,3 млрд рублей (на конец третьего квартала 2010 года — 2,48 млрд рублей). 20 июля Арбитражный суд Новосибирской области ввел на комбинате процедуру наблюдения сроком на четыре месяца. Впрочем, заявление о банкротстве НОК подавал сам еще в июне 2010 года. Так что в решении суда ничего страшного нет: «управляемое» банкротство, инициированное самим собственником, достаточно распространенный вариант финансового оздоровления.

Дмитрий Баранов напомнил, что в прош­лом году чистая прибыль предприятия составила 25,378 млн рублей (в 1,9 раза больше, чем в 2009-м, когда она превысила 13,2 млн рублей). «Да, это немного, но все же весьма показательно, что у предприятия есть прибыль не только в достаточно успешном 2010 году, но и была в тяжелый для всей российской экономики 2009 год. Поэтому финансовое положение комбината можно оценить как непростое, но не безнадежное», — отметил аналитик.

В 2008 году, кстати, когда НОК допускал технические дефолты по облигациям и занимал одно из главных мест в списке «жертв финансового кризиса», Александр Дугельный в одном из интервью говорил даже о возможности продажи контрольного пакета. С тех пор об этом не вспоминается. Тем более что с крупнейшим кредитором — Сибирским банком Сбербанка России — НОК еще в марте заключил мировое соглашение о реструктуризации долга сроком на пять лет. «Торг» об условиях этого соглашения, по данным источника «Эксперта-Сибирь» в Сбербанке, шел довольно долго, но в итоге банкирам, видимо, пришлось в какой-то мере уступить: «забирать» в свои руки Оловокомбинат, в отличие от недвижимости, им явно не хотелось — дело хлопотное и не слишком перспективное. «Заемщик действительно испытывал трудности с возвратом кредита в первую очередь из-за существенного снижения цен на олово в период 2009–2010 годов. Однако сейчас мировые цены на олово существенно выросли, соответственно у заемщика есть все возможности по обслуживанию своего долга. НОК ежемесячно осуществляет платежи банку в том числе и по другому своему инвестиционному проекту — Северскому стекольному заводу. Назвать суммы платежей и объемы заемных средств банк не может, поскольку эта информация составляет банковскую тайну и не может быть передана в СМИ без согласия клиента», — заявили журналу в пресс-службе банка.

Так что рыночная конъюнктура и относительная стабилизация финансового положения открывают перед НОК радужные перспективы. Основная задача менеджмента теперь — наращивать объемы производства, одновременно снижая издержки. Новая обогатительная фабрика действительно может стать неплохой помощницей в достижении этих целей. «У коллектива есть оптимизм. Мы идем к тому, чтобы увеличить объемы производства и рассчитаться с кредиторами в этот кризис, который мы попали», — заявил Дугельный. Правда, в текущем году, по его планам, объем выпуска сохранится на уровне прошлого года (1,3–1,4 тыс. тонн олова).

«Вряд ли комбинат сможет решить все свои финансовые трудности исключительно за счет обогатительной фабрики», — уверен Лобада. Также считает и Дмитрий Баранов: «Естественно, успешная работа обогатительной фабрики будет способствовать улучшению финансового состояния комбината, но гораздо более весомый вклад может внести деятельность основного производства предприятия».