Поднимаясь с колен

Крупные собственники модернизируют мощности, мелкий и средний бизнес пытается освоить переработку

По итогам 2011 года в Иркутской области заготовили 25 млн кубометров древесины

Территория Иркутской области на 80% покрыта лесом. Регион, располагающий 12% российских лесных запасов при наличии дешевой электрической и тепловой энергии и практически неограниченных водных ресурсов был просто «обречен» на успешное развитие лесопромышленного комплекса (ЛПК). Итоги 2011 года радуют глаз: объем заготовки составил 25 млн кубометров древесины. Это значительно больше, чем годом ранее (20,2 млн кубов). Увеличилось и производство пиломатериалов — с 3,8 до 4,3 млн кубометров. «Ситуация в лесном комплексе соответствует тенденциям развития ЛПК страны, по некоторым показателям мы идем впереди. Например, сокращается экспорт круглого леса и растет вывоз за рубеж пиломатериалов», — не скрывает своего удовлетворения министр лесного комплекса Иркутской области Николай Пенюшкин.

В целом ситуацию можно охарактеризовать как медленный подъем с колен. К началу 1990-х лесная промышленность Иркутской области была крупнейшей в стране. Братский и Усть-Илимский лесопромышленные комплексы, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, а также 140 лесозаготовительных и более 80 дерево­обрабатывающих предприятий выпускали 10% пиломатериалов и 20% целлюлозы, производившихся в СССР. И лишь единицы из них могли отгружать пиломатериалы экспортного качества. Флагманами советского периода можно было назвать такие предприятия, как «Игирма-Тайрику», одно из первых СП в Восточной Сибири, организованное в 1987 году вместе с японцами и «ТМ-Байкал», работающее на японский рынок с 1991 года.

Однако в 1990-е отрасль пережила обвальный спад производства. После периода войн и рейдерских захватов крупные лесопромышленные комплексы обрели новых хозяев. Усть-Илимский ЦБК и Братский ЦКК в итоге оказались под крылом международной Группы «Илим», а Байкальский ЦБК, поработав в структуре компании «Континенталь Менеджмент» Олега Дерипаски, сегодня на 51% принадлежит инвестиционной компании «Континентальинвест» (49% акций комбината по-прежнему в собственности РФ).

Целлюлоза: ставка на инвестиции

Проработав более двадцати лет на фондах, созданных еще в советский период, лесная отрасль Иркутской области сегодня находится в стадии коренной модернизации и инвестиционного подъема. Компании снова начали вкладывать в лес. Группа «Илим» реализует проект «Большой Братск» стоимостью примерно 700 млн долларов, в рамках которого ведется строительство новой линии по изготовлению беленой хвойной целлюлозы на мощностях в Братске. После «Большого Братска» холдинг намеревается запустить программу масштабного обновления производства и в Усть-Илимске.

По итогам 2011-го предприятия Группы «Илим» в Сибири (филиалы в Братске и Усть-Илимске) выпустили 1,49 млн тонн целлюлозно-бумажной продукции, что на 1,5% превышает результаты 2010 года. В том числе выпуск товарной целлюлозы превысил 1,25 млн тонн (рост 1%), товарного тарного картона — 231 тыс. тонн (рост 3%). Объем варки целлюлозы возрос на 1% и составил 1,6 млн тонн. Кроме того, группа является крупнейшим лесозаготовителем в регионе.

Сложнее ситуация на Байкальском ЦБК, который с декабря 2010 года работает в режиме внешнего управления. Нынешнее руководство предприятия, близкое Альфа-Банку (основному кредитору комбината), с одной стороны, находится под постоянным прессингом общественности, которая недовольна экологическими последствиями деятельности комбината, с другой — руководствуется жесткой установкой председателя правительства РФ Владимира Путина на продолжение его деятельности в интересах населения Байкальска — моногорода, полностью зависящего от работы БЦБК.

После неудачной попытки перевести комбинат на работу в режиме замкнутого водопользования он был остановлен и запущен вновь после получения разрешения на сброс отходов в озеро Байкал. Сейчас на комбинате наблюдается положительная производственная динамика: рост объемов производства за 2011 год составит 274% по товарной целлюлозе и 41,6% по лесохимической и бумажной продукции. В месяц предприятие в среднем отгружает 6–7 тыс. тонн беленой вискозной целлюлозы и попутную продукцию — талловое масло, скипидар-сырец, упаковочную бумагу. Комбинат погашает задолженность перед бюджетами и текущую кредиторскую задолженность перед поставщиками. В пресс-службе предприятия заявляют, что в правительстве РФ рассматривается «Стратегия развития ОАО «Байкальский ЦБК» на период до 2014 года», которая предусматривает организацию производства сульфатной вискозной беленой целлюлозы в условиях замкнутой системы водопользования, что потребует перехода на новую технологию отбелки с полной заменой оборудования. «При открытии кредитных линий государственных банков или иностранных инвестиций завершение всех работ по первому этапу произойдет в 2014 году», — говорит внешний управляющий комбината Александр Иванов. По его словам, в будущем планируется организовать производство небеленой целлюлозы вторым потоком в условиях замкнутого водооборота. Также внешний управляющий до 2014 года при наличии финансирования надеется провести ряд мероприятий, направленных на снижение количества выбросов в атмосферу до нормативных значений, организовать очистку загрязненных вод и переработку накопленных отходов с рекультивацией нарушенных земель.

Несмотря на уверенность внешнего управляющего, дальнейшая судьба предприятия вызывает больше вопросов, чем ответов. Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев уже заявил, что регион в 2012 году предложит правительству РФ комплексный подход к перепрофилированию БЦБК, который будет включать проект создания особой экономической зоны туристско-рекреацион­ного типа в Байкальске, развитие горнолыжной трассы, гостиничных комплексов и пансионатов.

Лес по понятиям

Если структура крупных предприятий лесной промышленности с советских времен почти не изменилась, то на место лесхозов пришла армия мелких и очень мелких заготовителей. Сегодня на территории Иркутской области в лесной сфере осуществляют деятельность около двух тысяч юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Причем основная их часть официально занимаются производством пиломатериалов, на деле же просто ведут заготовку круглого леса, который экспортируют в Китай.

Впрочем, деятельность и крупных производителей целлюлозы полностью ориентирована на АТР. Это обусловлено не только неограниченными потребностями Китая, но и тем, что тарифы РЖД делают отправку леса потребителям в европейскую часть России и Среднюю Азию нерентабельной. Впрочем, на вывоз леса в китайскую сторону РЖД также влияет. По словам Николая Пенюшкина, показатели развития отрасли могли бы быть намного выше, однако лесозаготовительные компании в ряде территорий Прибайкалья продолжают сталкиваться с дефицитом железнодорожных выгонов для вывоза сырья и продукции.

Одно из основных препятствий на пути цивилизованного лесного бизнеса стала высокая криминализация отрасли, доставшаяся в наследство от девяностых годов, когда от диктата организованной преступности были относительно свободны только вертикально интегрированные холдинги, а для остальных слова «лес» и «криминал» были почти синонимами. В «нулевые» правоохранительным органам удалось дезорганизовать знаменитую Братскую ОПГ, контролировавшую лесозаготовки в Иркутской области. Десятки «бойцов» из Братска, Иркутска и Ангарска получили различные сроки, а в мае 2011 года на 25 лет лишения свободы осужден депутат городской Думы Братска, заместитель генерального директора по инновациям и инвестициям ООО «Сибирский Лес», президент конфедерации бокса Иркутской области Вадим Моляков. Тем не менее говорить о том, что в лес пришел закон, пока еще преждевременно.

Основным бизнесом «лесной» мафии по-прежнему является нелегальная лесозаготовка. По словам координатора проекта «Леса для людей» Григория Кузнецова, точных объемов нелегальной заготовки древесины не сможет сегодня назвать никто, оценки колеблются от нескольких сот тысяч кубометров до нескольких миллионов. Лукавит и милицейская отчетность: например, за десять месяцев 2010 года, по данным отдела по предупреждению и выявлению преступлений в лесной отрасли ОВД области (старое название нынешней лесной милиции), было установлено 895 преступлений, связанных с незаконным оборотом леса и лесоматериалов. Однако из доклада замруководителя Агентства лесного хозяйства Иркутской области Виталия Акбердина следует, что за весь 2010 год было установлено 2 472 факта незаконных рубок. «Получается, что за два последних месяца 2010 года лесных преступлений было совершено почти в два раза больше, чем за 10 предыдущих», — иронизирует Георгий Кузнецов. За семь месяцев 2011 года в правоохранительные органы было направлено 1 158 материалов по фактам незаконных заготовок древесины, но привлечено к уголовной ответственности лишь 285 человек.

Официально рассчитанная сумма ущерба от деятельности черных лесорубов в 2010 году составила 1,187 млрд рублей. Георгий Кузнецов считает, что эта сумма занижена на порядки. Чтобы убедиться в этом наглядно, достаточно побывать в любом лесном массиве, расположенном не очень далеко от автомобильных и железнодорожных магистралей. Депутат Законодательного собрания Иркутской области Олег Каньков тоже уверен, что главная причина царящего в лесу произвола — это коррупция: «Что, для кого-то из нас является тайной нелегальная лесозаготовка? Как и любая отрасль, лесной комплекс для профессионалов прозрачен и понятен. Все, с самого верха и до поселкового участкового, знают, где, кто и сколько заготавливает и куда продает. На какого арендатора выписан билет, на какое количество кубов и кому этот билет переуступлен. И для того чтобы все это прекратить, нужна жесткая принципиальная позиция региональной власти и целенаправленные действия таможни и лесной полиции».

sib_320_028.jpg

По мнению Олега Канькова, чтобы пресечь незаконную заготовку леса, нужно грамотно подсчитать баланс сырья и учесть имеющуюся транспортную инфраструктуру: «В итоге мы получим представление, где и сколько можно леса заготовить и каким образом его вывезти. Пока же у нас вырастают заводы по деревянному домостроению под Иркутском. Появляется закономерный вопрос: вокруг сырья нет на сотни километров, где его завод будет брать? Волей-неволей возникает предположение, что производство изначально ориентировано на скупку нелегальной заготовки».

В 2012 году министерство лесного комплекса Иркутской области введет в действие программу, предполагающую электронный учет деклараций о принятой, переработанной и отгруженной древесине. Электронное декларирование позволит оперативно вести учет и анализ информации по незаконной рубке леса и принять меры по исправлению ситуации. По данным на 15 декабря 2011 года, министерством принято решение о постановке на учет 1 717 пунктов приема и отгрузки древесины. Отказано в регистрации 224 заявителям из-за предоставления неполного пакета документов или документов, оформленных с нарушением требований законодательства. По отношению к тем, кто не выполняет требования законодательства, то есть не предоставляет ежемесячно декларации о принятой, переработанной и отгруженной древесине, министерство составляет протоколы и направляет материалы на рассмотрение мировым судьям.

Вместо «кругляка»

С увеличением ставок таможенных пошлин на вывоз круглого леса до 80% у малого и среднего бизнеса появился шанс перейти от заготовки к деревообработке. В рамках постановления правительства РФ от 30 июня 2007 года «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов» в Иркутской области обозначено шесть проектов с объемом заявленных инвестиций 32,2 млрд рублей и перерабатываемого сырья 14,4 млн кубометров в год. В эти проекты уже вложено 27,8 млрд рублей, в том числе за три квартала 2011 года — 6,8 млрд рублей, а на 11 млн кубометров лесных ресурсов заключены договоры аренды с инвесторами.

Один из таких перспективных проектов — это ЛДК «Игирма», входящий в «Русскую лесную группу» и запущенный в начале ноября в поселке Новая Игирма. В торжественной церемонии запуска принял участие, правда в режиме видеоконференции, первый вице-премьер Виктор Зубков. «Этот завод на данный момент крупнейший и самый высокотехнологичный в этой отрасли в России и один из крупнейших в мире, — говорит генеральный директор ЛДК «Игирма» Антон Пустовалов. — Объем производства — более 400 кубических метров готовой продукции в сутки. Предприятие будет производить около 30 видов продукции. География поставок обширна: это рынки России, Японии, Китая, Египта, стран Европы». Как пояснили в компании, при выходе на полную мощность завод будет перерабатывать до миллиона кубов древесины в год, получая 430 тыс. кубометров пиломатериалов и 300 тыс. кубометров готовой строганой продукции.

Еще один завод «Русской лесной группы» мощностью более миллиона кубометров перерабатываемой древесины будет запущен в Усть-Куте в начале 2012 года. Древесину для предприятий будет поставлять лесозаготавливающее предприятие «ЛЗД Тира», работающее на территории сразу четырех районов области — Нижне­илимского, Усть-Кутского, Киренского и Катангского.

И все-таки пока в лесу получается выживать у крупных собственников, таких как «Русская лесная группа». По­учителен пример другого перспективного проекта, шумно стартовавшего в 2008 году. На V Байкальском экономическом форуме ЗАО «Госстрой» представило проект завода по производству малоэтажных деревянных домов из клееного бруса и домов по технологии «фахверк». Под этот проект Сбербанк открыл «Госстрою» кредитную линию в размере 680 млн рублей. Несколько лет «Госстрой» символизировал новые подходы в лесопереработке, однако после очередной смены губернатора у компании возникли проблемы с сырьем. В результате Арбитражный суд Иркутской области признал ЗАО «Госстрой» несостоятельным, в отношении компании начата процедура конкурсного производства, которая продлится до 21 мая 2012 года.