Экология тепла

Тема номера
Москва, 10.12.2018
«Эксперт Сибирь» №50-51 (526)
Экологическая повестка, несмотря на наступившие морозы, по-прежнему вызывает жаркие споры. В Красноярске прошел ряд значимых мероприятий по экологической тематике. При всей разнице статусов и мнений участники всех событий были едины в необходимости уже сейчас конструировать грядущую «экологизацию» производства тепловой энергии

ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБА СГК

Природоохранные мероприятия обсуждали в ходе визита в Красноярский край министра природных ресурсов и экологии Дмитрия Кобылкина и на экспертной сессии Сибирского Энергетического Форума, и в Сибирском федеральном университете, где экологическая палата России провела конференцию «Устойчивое развитие Красноярского края. Экологические итоги 2018 года».

В ходе прошедших за этот период сессий мнения экспертов о том, кто все-таки наносит больший вред окружающей среде, как с этим бороться и сколько это стоит, конечно, разошлись. На сегодня сформировано устойчивое мнение, что на долю «большой» теплоэнергетики приходится около трети всех выбросов и они поэтапно снижаются. А как нивелируются последствия работы объектов, на которые приходится две оставшиеся трети объема загрязнения воздуха, — по-прежнему вопрос открытый.

На круглом столе «Экология и энергетика. Вызовы и компромиссы», прошедшем в рамках Сибирского энергетического форума, заместитель министра экологии и рацио­нального природопользования Красноярского края Игорь Варфоломеев рассказал о работе над законопроектом, который предполагает ограничить возможность сжигания угля на территории Красноярска для автономных источников теплоснабжения (АИТов), не имеющих газо­очистного оборудования. Спикер подчеркнул, что для российской федерации это будет пилотный нормативный акт, и предложил экспертам принять участие в его обсуждении. Закон полезный, но реализовать его будет непросто, признают в ведомстве. В основной массе АИТы принадлежат мелкому бизнесу, и у частников будет велик соблазн уйти в тень. Тем более что стоимость других видов энергии только растет.

«Представители мелкого и среднего бизнеса, а также частные домохозяйства раньше, когда электроэнергия была дешевой, а нередко и попросту ворованной, отапливались электрокотлами, — рассуждает Сергей Шахматов, депутат горсовета Красноярска, лидер регионального отделения партии «Зеленые». — Потом энергетики навели порядок, да и цена электроэнергии подскочила, и частные дома и предприниматели были вынуждены переходить на самый дешевый вид топлива — бурый уголь. Но в отличие от крупных промышленных теплоисточников дым от печей ложится ровным слоем на город, а газо­очистка как вид оборудования там просто отсутствует». 

Также общественник рассказал и о таком явлении, как «скрытое загрязнение» окружающей среды, которое, по мнению эксперта, вносит существенный вклад в загрязнение приземного слоя атмосферы и, к сожалению, не учитывается надзорными органами, курирующими вопросы экологии. По экспертным оценкам, печное отопление всего частного сектора Красноярска (а это более 12 тыс. источников) дает 15-25 тысяч тонн выбросов в год, и это без учета дачного сектора и частных домов соседних, граничащих с Красноярском, районов. Дополняют картину и неорганизованные источники индивидуального отопления субъектов малого и среднего бизнеса. С 2010 по 2018 год в Красноярске по разным оценкам было продано и установлено порядка 2-2,8 тысяч твердотопливных малых и средних котлов. За последние восемь лет малый бизнес (магазины, офисы, автосервисы, автосалоны, склады, производства и многие другие) в целях экономии стал массово отключаться от центрального отопления, приобретая и устанавливая твердотопливные котлы, что привело, по разным оценкам, к дополнительному сжиганию около 100 тыс. тонн угля и увеличению скрытых выбросов до 18 тыс. тонн за отопительный сезон. 

Есть и «серые» источники, не имеющие разрешения на выбросы, несанкционированные производственные мощности, работающие сезонно (асфальтобетонные заводы, ДОЗы, пункты сбора металлолома, производство лакокрасочной продукции и производства, сжигающие промотходы, автопокрышки и другое). Ущерб от их деятельности оценивается еще в 5-10 тыс. тонн в год. По разным оценкам, только за последние 1,5 месяца тления/горения в воздух было выброшено порядка 3 тыс. тонн I-III класса опасности. 

«Даже посчитав навскидку объем «скрытого загрязнения», мы легко выйдем на объем половины городских выбросов от стационарных источников в год (фактически второй КрАЗ). И мы еще удивляемся, почему дышать порой просто нечем», — резюмирует Сергей Шахматов. 

Таким образом, фактические валовые выбросы в воздух в Красноярске, по разным экспертным оценкам, составляют 235-240 тысяч тонн в год. На примере инициативы красноярских «зеленых», которые прописали городскую эко-программу «7 шагов к чистому воздуху», становится понятным общий тренд общественных чаяний. В документе довольно популярно представлены и анализ текущей ситуации, и пятилетняя ретроспектива состояния экологии городской среды, и, собственно, сами «шаги».

Главный газовый вопрос

«Малышам» еще, конечно, дадут подымить, но в перспективе до 2023 года на газ планируется перевести частные домохозяйства, ЖКХ, транспорт и создать систему газозаправок. В марте нынешнего года была подготовлена схема проекта газификации региона в трех сценариях. Первый предполагает использование ресурсов Эвенкии, второй — газотранспортной инфраструктуры «Газпрома» в Кузбассе, и третий сценарий — газопровода «Алтай» в Томской области. Однако, как выяснилось в ходе дискуссии, в перспективных планах «Газпрома» Красноярский край как перспективный регион для внедрения газификации не значится. Не названы и точные цифры, во сколько каждый сценарий обойдется и кто за это будет платить. Нет данных и по безусловному улучшению экологии в случае их реализации.

«Если сжигаем уголь, или газ, или мусор, то негативные экологические последствия будут, — заявил Сергей Михайлюта из Ассоциации экологических расследований. — Все вы хотите, чтобы воздух был чистым. Но показатели не раскрывают всю картину». 

Таким образом, в крае до сих пор нет ясности, что же делать с давно обсуждаемым переходом на газовое топливо. Ведь разработанных источников природного газа в нужном объеме нет, не поставлять же (хотя бы теоретически) газ на ТЭЦ в сжиженном виде? Для этого потребуется не только замена котлов и постройка газопровода, но и оплата сжиженного газа, который дороже природного в разы. Так, заместитель технического директора СУЭК-Красноярск Сергей Степанов после презентации комплексов глубокой переработки угля дал газовой перспективе такую оценку: «Если вы посмотрите сводные тома предельно допустимых выбросов (ПДВ), то увидите: «большая» угольная генерация дает гораздо меньший вклад в загрязнение воздуха. Больше всех дает выбросы в атмосферу частный сектор, малая теплогенерация. А сжигание в крупной энергетике природного газа — это преступление перед будущими поколениями. Это как топить ассигнациями котлы: запасы природного газа истощаемы, это продукт для газохимии. У нас есть экологически бе­зопасные технологии. На ТЭЦ установлены очень эффективные системы газоочистки и сжигания угля, которые позволяют обеспечить огневое обезвреживание веществ внутри котлов». 

Еще один важный аспект, который необходимо учитывать, отмечают эксперты: то, что Красноярский край давно и прочно имеет статус угледобывающего региона, и угледобыча для ряда городов региона — это градообразующая отрасль. 

Однако новые технологии могут быть внедрены и с сохранением лучших традиций. По мнению Анатолия Матюшенко, советника губернатора Красноярского края, получение тепловой энергии путем газификации бурого угля выглядит наиболее перспективным с точки зрения экономики. «Сейчас обсуждается вопрос о новой технологии. В случае сжигания бурого угля по новой технологии мы получаем два вида топлива — газ для использования в котлах и кокс, по сути, сорбент — для использования в металлургической, химической промышленности, где требуются материалы очистки», — отмечает чиновник.

По его словам, в планах краевого правительства — перевести на газ малые котельные, удаленные от крупных теплогенерирующих источников, малые предприятия, частные домохозяйства. 

«Получение тепла из природного газа дороже, чем из угля, а вот получение попутного газа из угля — это фактически бесплатный продукт для энергетики», — уверен Анатолий Матюшенко. Уголь для генерации лучше, говорит чиновник, но использовать его надо по-новому: по типу газогенераторной переработки. Это не мечта, такие объекты работают в Красноярске, Шарыпово, в Черногорске.

«Мы — угольный край, и для нас это экономически выгоднее. Получение тепла из природного газа будет дороже, чем тепло сегодняшнее, получаемое по традиционной технологии. А если мы получим газ при сжигании угля, то фактически газ будет бесплатным», — резюмирует советник губернатора Красноярского края.

Ранее на публичных слушаниях по актуализации схемы теплоснабжения прозвучало решение перевести на газ одну из котельных в Красноярске, которая принадлежит «КрасТЭК». Стоимость перевода на новый вид топлива оценена в 30 млн рублей. 

Но это только один объект. Если браться за реализацию проекта перевода на газ всех участников краевой тепловой генерации, то, по предварительным расчетам, потребуется порядка 250 млрд рублей. И это только строительство газопровода, а еще необходимо переоборудование ТЭЦ под новый вид топлива — это еще 18 млрд рублей. 

Сегодня цена угля на красноярских ТЭЦ составляет 0,8–1 тыс. рублей за тонну. Стоимость газа в Кемерове — 3,5 тыс. рублей, в Томске — 4,2 тыс., в Новосибирской области доходит до 4,5 тысяч рублей. То есть, если потратить 178 миллиардов рублей на газификацию края, то при реальных сроках окупаемости итоговая цена газа превысит 5–6 тысяч рублей. При таких обстоятельствах газовая генерация становится либо убыточной, либо неподъемной для населения.

Представители СГК презентуют министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Кобылкину, губернатору  Красноярского края Александру Уссу и полпреду президента в СФО Сергею Меняйло экологическую программу компании 10-2.jpg ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБА СГК
Представители СГК презентуют министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Кобылкину, губернатору Красноярского края Александру Уссу и полпреду президента в СФО Сергею Меняйло экологическую программу компании
ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБА СГК

Инвестиции в чистый воздух

Сопредседатель Экологической палаты РФ Владимир Семенов считает, что говорить о проблемах экологии нужно с трех сторон  — с точки зрения органов власти, которые осуществляют контроль, с точки зрения бизнеса, который несет основную ответственность за происходящее, и со стороны общественности, которая должна очень активно коммуницировать и с бизнесом, и с властью, помогая вырабатывать самые адекватные для нынешнего дня подходы.

При этом правительством и президентом страны поставлена задача в рамках федерального проекта «Чистый воздух» снизить индексы загрязнения атмосферы и общего загрязнения Красноярска не менее чем на 23%. Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин, прибывший в Сибирь, чтобы проследить за выполнением президентских поручений, посетил несколько промпредприятий, в том числе Красноярскую ТЭЦ-3 Сибирской генерирующей компании (СГК). Энергетики продемонстрировали федеральному чиновнику этот объект как образец экологически чистой угольной генерации. Станция оснащена электрофильтром с КПД 99,7% по улавливанию пыли в дымовых газах. 

Самая современная городская ТЭЦ имеет и самую высокую в городе трубу — ее высота 275 метров. По мнению экспертов, этот показатель крайне важен для обеспечения эффективного рассеивания выбросов и снижения их концентрации в приземном слое. Научный сотрудник Центра экологической промышленной политики Минпромторга РФ Андрей Недре считает, что надо различать низкие и высотные источники выбросов: «Если у вас труба под 280 метров, представляете, какое рассеивание! А если рядом с вашим домом находится небольшая мастерская, у которой есть небольшая печурка, то вклад в загрязнение воздуха этого небольшого источника будет намного превалировать по сравнению с тем объектом, который больше и выше». 

Аналогичным образом — с помощью высотной трубы и современных электрофильтров — в СГК планируют модернизировать и первую красноярскую теплоэлектроцентраль. На станции уже снесена одна труба, 105 метров высотой, и началось строительство новой, после ввода в эксплуатацию которой пойдут под снос еще две «коротышки». На их месте и разместится эффективное очистное оборудование. Ожидаемый эффект всех преобразований — сокращение общего объема выбросов станции на четверть, по пыли — на 80%.

«Помимо модернизации Красноярской ТЭЦ-1 мы ведем масштабную работу по замещению малых неэффективных котельных, в этом году в Красноярске мы замещаем восемь таких теплоисточников, — рассказал заместитель технического директора СГК по охране окружающей среды Константин Кушнир. — По нашим данным это дает снижение выбросов. Мы готовы организовать замещение еще 35 угольных котельных, на эти цели планируется потратить порядка 7,2 млрд рублей, но для этого необходимы встречные шаги со стороны органов власти Красноярска и в целом края».

Как итог — энергетики намерены сократить выбросы на 10 тысяч тонн в год благодаря замещению котельных. Говоря о планах, Константин Кушнир подчеркнул, что у компании есть намерение развивать систему мониторинга для того, чтобы получать объективную информацию о состоянии воздуха. Также представитель СГК заверил, что экологическую проблему энергетики готовы обсуждать вместе с горожанами: «Мы придерживаемся открытой политики. Любой желающий может записаться на экскурсии на наши объекты теплогенерации и посмотреть, как производят тепло и как идет модернизация предприятий».

Краевые власти в достижении ключевых показателей федерального проекта «Чистый воздух» рассчитывают не только на представителей бизнеса, но и на помощь со стороны федеральных властей. «Я на­деюсь, что самое основное мероприятие, которое мы запланировали в этом году, будет выполнено Правительством РФ. Будет утвержден план экологического оздоровления на территории Красноярска, куда вошли 39 мероприятий. Каждое из них, на мой взгляд, принесет реальную пользу для жителей города, — заявил министр экологии и рационального природопользования Владимир Часовитин. — После его утверж­дения мы рассчитываем, что около 25 млрд рублей поступят из федерального бюджета в течение 6 лет для решения экологических вопросов на территории Красноярска». Вместе с тем, по словам министра, работы по реализации поставленных задач уже идут согласно намеченному плану.

У партнеров

    Реклама